Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

CD
Домой!

Диски, MP3
Янка
Выргород, 2009

Средняя оценка: 4.9 из 5

Голосов: 7

Проголосовать
Домой!

Рецензия «Афиши»

Нет оценки
Спасибо! 9
Юрий Сапрыкин

461 рецензия · 181 оценка · 539 спасибо

Оцинкованный май

На лейбле «Выргород» вышли переиздания четырех альбомов Янки Дягилевой

«Вот лет мне двадцать четыре, а звать меня Дягилева Яна Станиславовна. А песню «Особый резон» я попробую спеть, но мо­жет быть, спою, а может быть, и не спою».

Это трек «Ответы на записки» — №12 на альбоме «Послед­няя акустика». Самое, может быть, поразительное, что есть в пе­реизданиях... Показать полностью

Оцинкованный май

На лейбле «Выргород» вышли переиздания четырех альбомов Янки Дягилевой

«Вот лет мне двадцать четыре, а звать меня Дягилева Яна Станиславовна. А песню «Особый резон» я попробую спеть, но мо­жет быть, спою, а может быть, и не спою».

Это трек «Ответы на записки» — №12 на альбоме «Послед­няя акустика». Самое, может быть, поразительное, что есть в пе­реизданиях четырех альбомов Яны Станиславовны Дягилевой — многие впервые в жизни услышат, как Янка говорит. Неловко, некрасиво, с сильным зауральским акцентом, с каким-то даже нахрапом. Будь в сериале «Наша Russia» скетч о продавщицах из Нижнего Тагила — они бы так и разговаривали. Смех, да и только.

И тут же, тринадцатым треком — «Я оставляю еще полкоролевства, восемь метров земель тридевятых. На острове вымерших просторечий — купола из прошлогодней соломы».

Это тайна любого гения — как из кривоватого быта, несклад­ной личной жизни, не бог весть каких красивых глаз, пресловутого «когда-б-вы-знали-из-какого-сора» вдруг начинает бить ослепительный луч подлинности. За 18 лет, прошедших с момента Янкиной смерти, мы много нового узнали о соре, но мало что — о природе самого луча. Ослепление, понятно, тоже прошло — хотя каждый, кто услышал Янку еще при Янкиной жизни, помнит, каким это было головокружительным, ­нево­образимым чудом. Но теперь на Янку можно посмотреть спокойно, со стороны: вот лежат четыре роскошных компакта, собранных и отреставрированных Егором Летовым, еще при Егоровой жизни, и выпущенных только теперь. И никто не напишет, как когда-то Лев Гончаров в «Контркультуре»: «Если вдруг выйдет пластинка Янки, то это будет уже не Янка, а пятьдесят, скажем, тысяч одинаково бездушных кусков пластмассы». Время сглаживает углы: нет теперь такой проблемы, ну, вышла и вышла, хорошо, что вышла. А пятьдесят тысяч — так не бывает уже таких тиражей.

А со стороны, с занятых нами высот видно вот что. Яна Дягилева, прожившая на свете 24 года и написавшая всего-то три десятка песен, — никакой не «сибирский панк», а явление — без преувеличения — мирового масштаба. В конце 80-х про нее писали — дескать, похоже на Патти Смит или Джони Митчелл. Сейчас понятно: это не «похоже», а буквально — как Патти, как Джони, как Нико. Того же биологического вида. Это солнечный, безжалостный голос, бесконечное «а-а-а-а-а» — которое и плач, и стон, и колыбельная — и которое находится вне, помимо, до языка. Это жужжаще-грохочущий звук, по умолчанию применявшийся Летовым в конце 80-х — и оказавшийся идеальным сопровождением для Янкиных плачей: голос как будто раздирает, прожигает эту бесчеловечную скрежещущую труху. И это нечто такое, что не имеет ничего общего с так называемым русским роком.

Янкины песни записывались примерно в то же время, когда на экраны страны выходил фильм «Асса», а в программе «Взгляд» начали показывать «Наутилус» и «Телевизор». С точки зрения лощеных членов ленинградского рок-клуба, с их полосатыми пиджаками и длинными черными плащами, Янка, должно быть, выглядела форменной лохушкой: ­нече­саная, крепко сбитая, в толстом свитере, мотается по стране с какой-то пьянью, орет дурным голосом под гитару. Она бы­ла очень немодная. Неромантичная: «А вечером я стою под твоим окном, ты поливаешь цветы» — так нельзя было ей спеть, и покатать ее на чертовом колесе под песню «Город золотой» тоже никому не захотелось бы. Янка — это в некото­ром роде анти-«Асса». Это не о том, как прокалывать ухо, — а о том, как разрывается сердце. Это не про то, как мы ждем перемен, — а про то, что никакие перемены, в сущности, невозможны: «Здесь не кончается война, не начинается весна, не продолжается детство». Это не затем, чтобы написать хит — а чтобы дать прозвучать самому честному, обнаженному, первобытному звуку вроде тех безотказных четырех аккордов, на которых построена «На черный день» — может быть, вообще лучшая рок-песня на русском. Это и есть, как ошибочно говорили о группе «Аквариум», не музыка, а образ жизни — бесконечное стремление к чистоте, если хотите, к святости — и невозможность этой чистоты, несовместимость ее с жизнью.

Мне трудно писать о Янке, как было бы трудно писать о маме. Мне кажется, это было самое лучшее и главное, что могло случиться с нами благодаря всей этой чертовой рок-музыке — и для чего, несмотря на тонны мемуаров и рецензий, так и не найдено ни объяснения, ни даже подходящих слов. Я помню май 91-го, когда я увидел на газетном стенде возле гуманитарного корпуса МГУ маленькую заметку в «Комсомолке» и потом шел вдоль проспекта Вернадского, и смотрел сквозь слезы на ослепительно цветущие яблони, и отчетливо чувствовал, что разразилась какая-то космическая катастрофа. В известном смысле так оно и было. Всякий человек, уходя из жизни, уносит с собой целую вселенную, но с Янкиной смертью — будь то случайным хронологическим совпадением или причинно-следственной цепочкой — почти одновременно канула в небытие громадная цивилизация, которую для простоты принято называть советской, со всем живым, жестоким, нежным, отчаянным и настоящим, что в ней было — и что напоследок с нечеловеческой силой прорвалось в песнях немодной и некрасивой девочки из города Новосибирска. И если музыка Летова, как написал однажды Максим Семеляк, и была в буквальном смысле гражданской обороной, окружавшим нас защитным слоем, то музыка Янки говорила о том самом потаенном, что только и следовало защищать — да не вышло. Дареные лошадки разбрелись на заре на все четыре стороны, попробуй поймай.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Игровые площадки для лучшего торжества

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Масштабные игры для больших команд

Космический квест, который точно понравится детям

В субботу, 16 декабря, команда лейбла System 108 проведет последнее в этом году событие Test 4 в...

Месяц назад в Москве открылся магазин детских книг «Маршак», который до этого полгода существовал в...

Кратко рассказываем, что достанется «Диснею» после исторической сделки по приобретению корпорации...

Instagram разрешил подписываться на хэштеги как на обычные профили. «Афиша Daily» собрала 15...