Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Губкин
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Кызыл
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга

ЖД

Книги
Дмитрий Быков
2006

Средняя оценка: 2.9 из 5

Голосов: 7

Проголосовать
ЖД

Рецензия «Афиши»

Оценка: 1 из 5
Спасибо! 2

Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2559 спасибо

Роман ждали, будто мессию; Иоанном Предтечей предусмотрительно выступил сам Быков, пару лет назад опубликовавший свои «Философические письма», где излагал некую экстравагантную историческую теорию, из тех, что объясняют вообще все. Вообще-то, давал понять он, это будет роман, но роман пока еще сочинится, а открытие следовало обнародовать как можно скорее: «неумолимая деградация России происходит на наших глазах». Теория, указывавшая на существование невидимых связей между... Показать полностью

Роман ждали, будто мессию; Иоанном Предтечей предусмотрительно выступил сам Быков, пару лет назад опубликовавший свои «Философические письма», где излагал некую экстравагантную историческую теорию, из тех, что объясняют вообще все. Вообще-то, давал понять он, это будет роман, но роман пока еще сочинится, а открытие следовало обнародовать как можно скорее: «неумолимая деградация России происходит на наших глазах». Теория, указывавшая на существование невидимых связей между Шафировым и Кулибиным, Жуковским и Березовским, в кратком изложении выглядела захватывающей. Компетентность Быкова-романиста подтверждалась не раз, поэтому можно было позволить себе ждать окончательных ответов на самые острые вопросы. Когда разрешение от бремени произошло, оформление текста выглядело еще более многообещающим: «поэма», «самая неполиткорректная книга нового тысячелетия», дважды повторенное в предисловии слово «истина», варианты расшифровки названия, где среди прочего предлагались «Живые души» и «Живаго-доктор»; сразу ясно, мгновенная классика. Быков не солгал; «ЖД» в самом деле стоит несколько особняком в его творчестве.

Быков разворачивает перед нами свиток с картиной воображаемого будущего. Десятые годы XXI века. В России гражданская война, а впрочем, не совсем гражданская, поскольку регулярная армия воюет с так называемыми ЖД — евреями, которые считают российскую территорию своей и намереваются восстановить здесь Хазарский каганат. Война, длящаяся третий год, деградировала, как и все в России: боевые действия имитируются, свои расстреливают своих, а об исходе битв политики договариваются заранее. Важная подоплека войны состоит в том, что так называемые русские, воюющие против ЖД, или «хазар», — это в основном «варяги», такие же захватчики, только с Севера. И те и другие угнетают так называемое коренное население — «васек», которые знай себе помалкивают; впрочем, и среди кротких сих находятся более пассионарные особи, они нарочно стравливают между собой варягов и хазар, чтобы те поменьше обращали внимания на коренных.

В этой войне сходятся не только исторические, но и частные коллизии. Окольными путями, из ниоткуда в никуда, из пункта Ж в пункт Д, перемещается множество персонажей — мотивированные, как правило, всеобщей «бесприютностью».

Главных героев — живых душ — в романе несколько: один воплощает долг, второй — пытливый ум, страсть к переменам и любовь к народу и родине, третий — разумный компромисс между западничеством и почвенничеством, четвертый — жизненную философию «коренного населения», пятая — милосердие и невинность и т.д. Все они, легко догадываешься, представляют мнимо альтернативные версии автора — «приличные люди», выросшие в «нетепличных условиях» и «умеющие думать о великих абстракциях (потому что думать о конкретике в таких условиях выходило себе дороже)»; беда в том, что им нельзя встречаться; сцены, где они сходятся, в драматургическом смысле абсолютно беспомощны; один, напившись, все время говорит, другой молчит — а как же не напоить первого и не заткнуть рот второму: ведь если они будут функционировать в обычном режиме, то выяснится, что говорят они хором.

Кроме двойников Быкова правду здесь знают еще многие. «Сейчас я вам все объясню!» — услужливо говорит какой-нибудь очередной доброхот и объясняет: хазары — либералы, варяги — государственники, одни морально растлевают, другие физически уничтожают; коренные — ездят по кругу, у них украли историю… «А почему кругами, Василий Иванович? Почему напрямую нельзя?» О, сейчас я вам все объясню — и опять: на колу мочало, начинай с начала. От частого повторения все это быстро обессмысливается и начинает напоминать свифтовские споры тупоконечников с остроконечниками.

Романные коллизии, которые можно извлечь из «теории», — гражданская война, споры идеологов, ознакомление непосвященных с конспирологической информацией, мнимая опасность, конец света — довольно быстро истощаются, а роман из этого — даже и символистский, без психологии — так и не складывается, и поэтому автору приходится бодяжить идеологическую кислоту нелепыми сюжетными трюками (подземный ход, монах в лодке), сатирическими сценами (которые на самом деле являются статичными карикатурами, причем чтобы оценить степень их удачности, следует быть знакомыми с прототипами — Холмогоровым, Чадаевым, Псоем Короленко), комическими интерлюдиями, а также шутками, большинство из которых вызывают не столько смех, сколько оцепенение. «Что же спеть тебе?» — говорил как бы в задумчивости как бы слепой как бы старец с бандурой в руках. Он сидел на лавке в избе подполковника Лавкина, офицера, блин, ух, какого офицера». Ну да, «на лавке в избе Лавкина» — что дает более-менее адекватное представление о типе юмора, принятого в «ЖД». Еще шутки? «С кухни внесли «Чудо в перьях» — фирменное блюдо Цили Целенькой, шедевр варяго-хазарской кухни: лося, фаршированного поросем, фаршированного гусем, фаршированного карасем, набитым в свою очередь деньгами. В каждую купюру была завернута сосиска». Еще не догадываетесь, что напоминает это «Чудо в перьях»?

Роман нафарширован не только ядом, но и благими намерениями: он призывает нас осознать бессмысленность русской жизни. Печка печет, яблонька плодоносит — а всем все так же плохо: и из-за того, что захватчики чередуются, а коренное население им потакает, история идет по кругу, и от регулярности появления Шафировых, Кулибиных, Жуковских и Березовских положительно тошнит. Когда-нибудь рог изобилия иссякнет, и что-то делать придется; так что уж лучше сейчас.

Пламенному читателю Быкова следует убить в себе варяга и хазара, а учуяв в себе признаки коренной расы, пробудиться наконец от блаженного сна, сойти с карусели — и начать историю, пусть даже закончив ее, отправившись «туда, где ничего нет»; мне кажется, я более-менее точно излагаю пафос автора.

Роман не шибко хороший и не бог весть какой плохой, зря Быков посыпал голову пеплом в предисловии — так же и заканчивается, не хорошо и не плохо, тем, что и так известно: «Не будет никакого конца света. Слишком все было бы легко, если бы случился конец света». Будет что-то другое, оптимистически предсказывает Быков. Улыбаясь вместе с его героями, мы не можем не отметить, что откровением такой финал является только для них. Финал ложный; за катарсис нам выдали опровержение (самой жизнью) и так неправдоподобной теории.

Ну ладно, теория — теория с самого начала вызывала подозрения в подтасовке фактов (которые даже не Быков-то подтасовал, а безвестные авторы газеты «Завтра», году так в 1997-м, в период гусинского НТВ). Так ведь тут и до теории обнаруживаются странные гипотезы. Махачкала в Средней Азии, ацтеки, сражающиеся с инками за Юкатан, фраза «Я знаю, что от перемены атомов молекула не меняется!», фраза «Таинственные маневры, бессмысленные, как стояние на Калке», — чем больше набирается этих ляпов, тем яснее становится, что раз «стояние на Калке», то татары — это варяги, Петр I — хазар, а Быков написал «поэму» в том же смысле, что «Божественная комедия», «Мертвые души» и «Кому на Руси жить хорошо»; а чего ж — фундаментальная некомпетентность может породить даже еще более экстравагантные теории. Быков, к сожалению, не является экспертом ни в истории, ни в географии, ни в физике, поэтому и теорию его нельзя принять всерьез; а раз так, роман, где кроме нее — только тошнотворные шутки и пафосные трюизмы, не может не вызвать известного недоумения.

Главные, однако, ляпы этого романа даже не фактические, а языковые. Быков, общепризнанный златоуст, здесь городит невесть что — потому что транслирует неправду, ерунду и сам об этом знает, но не может остановиться. «В прессу вовсю проникало слово «супостат». В детстве Волохову, увлекавшемуся тогда физикой, супостат представлялся прибором, регулирующим температуру супа, наподобие реостата, коим можно было умерять громкость; теперь мы на него бесперечь супились». Это типичный пассаж из «ЖД» — вроде бы эффектный, как все здесь, но если присмотреться, набор стилистических неточностей. Архаизм «бесперечь» дублирует архаичное звучание «супостата» с непонятной целью. Можно ли «проникать» — то есть пробираться — «вовсю», изо всех сил? Либо «вовсю употреблялось», либо «начало проникать» — но не «вовсю проникало». Слово «тогда» дублирует только что упоминавшееся «в детстве»; тройная игра слов — «супостат», «суп», «супиться» — ни к чему не ведет, просто оправдывая желание автора пошутить. Из такого сырого материала слеплен весь роман.

Нечто большее, чем недоумение, вызывает не теория и не стилистические огрехи, а та назойливость, с которой быковские идеологи навязывают теорию читателю и с которой автор третирует своих идеологических противников — какими бы отвратительными они ни были на самом деле. Он описывает хазарское панибратство с мировой культурой как омерзительное — только для того, чтобы очень скоро позволить себе фамильярность, какую не найдешь ни у какого Псоя Короленко: «Воцарилось благолепие. Хеллер отдыхал, Гашек сосал, и я тоже что-то плохо себя чувствую». Он скрежещет зубами из-за вульгарности варягов — и оказывается еще более вульгарен, чем его фантомные враги: «Тут мастерски валяли ваньку — шерстяного человека с руками, ногами и, по особому заказу, х…м; правда, про последнее все больше ходили легенды — есть, мол, тайный мастер, но пьет и в последнее время все капризничает». Не называется ли это двойными стандартами? Еще как называется; Быков, несмотря на всю свою Weltschmerz, сам варяг и сам хазар, если уж воспользоваться его терминологией.

«ЖД» можно назвать неполиткорректным, неостроумным, самонадеянным, монотонным, многословным, нелепым, как все чрезмерное, но, боюсь, в русском языке нет того слова, которым описывалось бы это чудо в перьях. Оно, однако, есть в английском — это bathetic: неожиданно переходящий от возвышенного стиля к вульгарному; ложнопатетический, напыщенный или чересчур сентиментальный. Это слово, между прочим, происходит от греческого bathos и означает «самое дно»; именно дна, похоже, дна собственного творчества, достиг Быков, все пытавшийся упредить деградацию страны, в «ЖД».

Быков знает о том, что его роман bathetic — и поэтому снабдил его лейблом «поэма». Это сильный ход: да, в моем романе много чего не сходится, да, я многовато себе позволяю, да, я небрежен и не слишком позаботился о читателе, зато я все объяснил, у меня живаго-доктор, живые души, поэма; можете считать роман отвратительным, но он уже в истории, ку-ку, гриня. Что это все напоминает, так это наклейку, которую водители, обладающие своего рода наглостью, прикрепляют к заднему стеклу своих побитых жизнью автомобилей: «Мятая, зато пиzдатая».

Скрыть

Рецензии пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Недетские развлечения: сложные, страшные и эротические игры 16+

Волшебные игры для всей семьи

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Что делать, если в доме завелся призрак?...

На канале Comedy Central стартовал 4-й сезон самого абсурдного реалити-шоу про бизнес «Nathan for...

Главные вещи осени — платье в цветочек и папин пиджак в мелкую клетку. Платья вы уже видели (если...

Станислав Зельвенский — о фильме «Kingsman: Золотое кольцо», где Джулианна Мур шантажирует планету,...