Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Переходный возраст

Средняя оценка: 3 из 5

Голосов: 2

Проголосовать
Переходный возраст

Рецензия «Афиши»

Оценка: 2 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Трудовая книжка 27-летней Анны Старобинец лежит в отделе кадров журнала «Эксперт», и, надеюсь, тамошнее начальство внимательно следит, чтобы их сотрудница была обеспечена всем необходимым — потому что, судя по книжке, которая лежит на столе у меня, эта девушка действительно эксперт по части того, что представляет из себя окружающая действительность. Любопытно, что она не занимается аналитикой документально подтвержденных фактов вроде роста цен на нефть или «Норд-Оста», а... Показать полностью

Трудовая книжка 27-летней Анны Старобинец лежит в отделе кадров журнала «Эксперт», и, надеюсь, тамошнее начальство внимательно следит, чтобы их сотрудница была обеспечена всем необходимым — потому что, судя по книжке, которая лежит на столе у меня, эта девушка действительно эксперт по части того, что представляет из себя окружающая действительность. Любопытно, что она не занимается аналитикой документально подтвержденных фактов вроде роста цен на нефть или «Норд-Оста», а сочиняет истории о жутком заговоре ясеневских муравьев; по-видимому, иногда реальность настолько иррациональна, что правду о ней лучше искать не с лупой, а нашаривать ее вслепую, разыгрывая в воображении фантастические сюжеты, — точнее получается.

Мать обнаруживает, что ее восьмилетний сын превращается в монстра с запасами сахара под кроватью и календариком, где отмечены дни менструации его сестры; девушка наблюдает, как ее возлюбленный снимает поводок с несуществующей собаки; мужчина просматривает видеозапись собственной свадьбы, точно зная, что он никогда не видел целующуюся с ним женщину. Чужие атакуют отовсюду, и объектами интервенции становятся наиболее знакомые фрагменты яви — город, дом, возлюбленный, ребенок, собственное тело. Вероломная реальность, неэффективность фильтров — не надо быть профессиональным акустиком, чтобы запеленговать в этих рассказах сигналы, которые издают инсталлированные в них сюжеты из Филипа Дика и Роальда Даля; и нет ничего удивительного в том, что завотделом культуры уважаемого издания прекрасно знакома с классическими текстами фантастического жанра. Посторонним любопытна не степень начитанности А.Старобинец, а то, как точно она подогнала эти сюжеты к здесь и сейчас — и насколько впору пришлись эти сюжеты к здешним реалиям. Неслучайно ее Москва подробнейшим образом прописана топографически: это идеальное сырье для писателя-фантаста, непредсказуемый, генерирующий тревогу город, где все привыкли к тому, что в любой день здесь могут взорвать дома, обесточить метро, захватить зрительный зал и закрыть супермаркеты; если уж центр города кишит черт знает кем, то страшно даже подумать, кто может жить в Битцевском лесопарке.

Именно в его окрестностях впервые в этой книге возникает разбухшая, слипшаяся, кишащая червями субстанция; но в целом фразу «Пальцы погрузились в мокрое, скользкое, отвратительное» можно считать рефреном этой книги. «Он довольно сильно разбух. Размером примерно с трехлетнего ребенка»; «Они уже немного изменились: стали мягче и покрылись белым пухом». Состоящая из «них», мертвая по сути, преющая в нефтедолларовом парнике, Москва действительно похожа на разлагающийся в идеальных условиях труп; это благоприятная среда для захватчиков, как бы они ни выглядели.

Чем экстравагантнее интервент, тем обыденнее зона реальности, в которой он проявляется, — так, один из персонажей здесь влюбляется в существо, самозародившееся в кастрюле прокисших щей. Тут вообще все наоборот: мертвечина копошится, а живые персонажи стекленеют и застывают в смешных позах; остроумные рассказы Старобинец можно было бы провести по линии черного юмора, а то даже и сатиры (особенно когда кто-нибудь здесь начинает слушать радио «Максимум», смотреть передачу «Слабое звено» или участвовать в изготовлении журнала «УЖ»). Но тотальная ирония — не то, ради чего читателю следует инвестировать в эту головокружительную книгу. Здешние герои страдают «стокгольмским синдромом»: вместо того чтобы размышлять об эвакуации из подвергшегося атаке пространства, все жертвы нападения у Старобинец рано или поздно начинают испытывать к захватчикам влечение — мать продолжает подкармливать населенного чужими существами сына, мужчина влюбляется в самозваную жену и т.д.; щемящее чувство тоски, нежности, необратимости наполняет эти рассказы потрясающим лиризмом; если кого-нибудь раздражает термин «лиризм», пусть прочтет последний абзац рассказа «Семья». Запредельная красота заливает и захваченный город; запоминается фантомная река под «Белорусской», «с шумом уносящая за горизонт обломки заснеженных льдин» — «а по мосту неторопливо прогуливаются люди, придерживая руками головные уборы — у воды очень ветрено» («Щель»). Именно так там и должно быть после катастрофы; очень точно.

Удивительно — чуть ли не раз в месяц возникает новый текст про захваченный город: «Вавилонская Б.», «Эвакуатор», «Крейсерова соната», «Книга оборотня», «Они». Москва превращается в город-фантасмагорию, каким для литературы XIX века был Петербург; и, судя по всей этой апокалиптической литературе, будущее у города в высшей степени незавидное.

Что касается будущего самой А.Старобинец, то о нем можно высказаться более определенно. Эта пригоршня рассказов — дебют из тех, что запоминаются; Старобинец вошла в литературу запросто, что называется, в тапочках, — и что в том дурного, если в свое время эти тапочки принадлежали Филипу Дику. Надо полагать, когда она напишет роман — фантастический? воображения ей точно хватит, — тапочки превратятся в настоящие, ее и только ее, туфли. В них, должно быть, она и явится в отдел кадров своего издания: забрать трудовую книжку и стать писательницей окончательно, на полный рабочий день.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Волшебные игры для всей семьи

Настолько страшные игры, как если бы Линч, Хичкок и Кинг стали делать квесты

Квест Тварь

Необычный перформанс в воде

Мультяшный квест для семейного прохождения и поколения 90-х

В «Википедии» еще не создана страничка про 18-летнего Глеба Астафьева, но про него уже снята пара...

Режиссеры-дебютанты, добравшиеся до проката благодаря программе «Каро.Арт», проходят анкетирование...

В издательстве «Рипол Классик» выходит книга журналиста Александра Кушнира «Кормильцев. Космос как...