Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Военные рассказы

Средняя оценка: 3.5 из 5

Голосов: 2

Проголосовать
Военные рассказы

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 3
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Первое предложение Пепперштейн почти всегда делает таким интенсивным, что от него никак невозможно отказаться. «В 2039-м американские войска заняли Москву». «Банда, известная под названием «Отряд Мадонны», совершила налет на городок, затерянный в степи». «В 1919 году корпус кавалерийского генерала Белоусова, спешно отступая, натолкнулся на разъезд красных в районе станции Можарово». «Был один майор, служил в СС, прославился своей... Показать полностью

Первое предложение Пепперштейн почти всегда делает таким интенсивным, что от него никак невозможно отказаться. «В 2039-м американские войска заняли Москву». «Банда, известная под названием «Отряд Мадонны», совершила налет на городок, затерянный в степи». «В 1919 году корпус кавалерийского генерала Белоусова, спешно отступая, натолкнулся на разъезд красных в районе станции Можарово». «Был один майор, служил в СС, прославился своей жестокостью». «Нынешнему времени не хватает абстракций — везде сплошная конкретика, да и та по большей части обман». Вся, однако, пепперштейновская «конкретика», традиционные зачины ухватистого рассказчика, тоже, по существу, обман — потому что раконтер этот очень быстро, что называется, теряет берега — и начинаются именно что «абстракции»: дичь, галлюциноз, андроны едут. На банкете Торт сжирает все прочие угощения и сбегает; «Макдоналдс»-призрак поглощает голодных дальнобойщиков; колдунья «яба-хохо» — постаревшая Долорес Гейз — спасает латиноамериканскую партизанку, у которой пропал язык; сыщик Курский расследует загадочную смерть перебивших друг друга десяти человек в квартире напротив американского посольства.

Больше всего три десятка рассказов похожи на коллекцию эксцентричных, но скорее удачных — изобретательных, во всяком случае («прожорливый торт», вишь ты), — шуток. Штука в том, что автор-то настроен очень серьезно. У него есть тема, которая по-настоящему его волнует: родина.

Рассказы классифицированы как «военные». Война — про которую в двухтомной эпопее «Мифогенная любовь каст» было сказано, что это время, когда бушует любовь к родине, — вновь идет в самом сердце России. Стране угрожает мягкая американская оккупация, ползучая колонизация русской души западными пластиковыми ценностями — «глобализация». Американские фантомы подминают под себя аборигенные образы коллективного бессознательного; так утрачивается национальная идентичность и, по сути, родина как таковая. России угрожает Анти-Колобок — Глобо, стирающий границы, раздавливающий и пожирающий все, что ему попадается на пути. Единственный способ противостоять натиску Глобо — отгораживаться; чем, собственно, Пепперштейн и занимается. И поскольку все высокотехнологичные, медийные способы противостояния не эффективны, остается прибегнуть к архаичным практикам. Пепперштейн, ностальгирующий по миру, где есть границы, убежден, что национальный язык, фольклор, литература, знаки и символы обладают магической силой и при правильном использовании позволяют «закрыть границы», законсервировать свою инаковость, «оборонить душу», запутать врага, лишить его свободы передвижения. Отсюда несколько сюжетов, связанных с утратой или приобретением языка, в том числе «Тело языка» — заслуживающая отдельных аплодисментов пепперштейновская вариация пушкинского «Пророка». Рассказчик, магический антиглобалист, производит истории, которые, попав в голову читателя, будут функционировать как противотанковые ежи. В рассказе «Россия» это свойство названо «холодным ядом»: он «парализует» врага, вызывает у него «глубинное оцепенение, гипноз».

Поэтому не нужно спрашивать — ни себя, ни меня, ни автора, — что конкретно означает тот или иной сюжет. «Желтый конверт», к примеру: родственники пригласили деда-ветерана на Девятое мая, а тот исчез, оставив на столе желтый конверт с тонким куском сырого мяса внутри… и? Ну желтый конверт с мясом, и что? А ничего: просто знак, антигамбургер, может быть, из-за своей непроницаемости уже набухающий магической силой; а что это за сила, как она действует — ну так на то она и магическая, чтобы не поддаваться рациональности и здравому смыслу. А если кому надо, чтоб все было конкретно и понятно, так это в «Макдоналдс», который не то что полевая кухня русофобов, но просто не предполагает такого понятия, как «родина».

Летом 2006-го начинается второе — после «Мифогенной любви каст» — пришествие в литературу Павла Пепперштейна, вспоминая которого, самые разные наблюдатели употребляют слово «гений» даже чаще, чем magic mushrooms, «постмодернизм» и «кокаин». Часто — с оговорками: гений, посвятивший себя дегенеративному искусству, вундеркинд, так всю жизнь и проигравший в бирюльки… Пепперштейн-2006 не то что Пепперштейн, подвергший себя ребрендингу, но более reader-friendly, чем автор двухтомной «МЛК» Пепперштейн. Что касается объемов текста, то тут автор держит себя на строгой диете; его нарративные блюда не отпугивают обывателя и хотя бы поначалу очень напоминают традиционные; когда галлюциногенный эффект от ингредиентов зашкаливает за все стандарты здравого смысла, он гарнирует свой «психодел» комиксными иллюстрациями — и, когда дичь визуализована, читателю все-таки становится полегче. За «Военными рассказами» последуют «Свастика» + «Пентагон» — две детективные повести о пепперштейновском фандорине Сергее Сергеевиче Курском, расследующем преступления в странной психоделической манере; затем сборник рассказов «Весна» и коллекция текстов о кино. Пепперштейн явно хотел бы, чтобы список его читателей не ограничивался молодежными филологами и дряхлеющими грибоедами, но включал в себя людей, похожих на его героев, «обычных», из тех, кто катается в Симеиз и на Казантип. Именно им он готов предоставить интеллектуальный инструментарий для навигации в современном мире; не «успешной навигации» — а навигации наоборот, способ двигаться в противоположном общему потоку направлении и сохранить душу, увернувшись от Прожорливого Торта, Глобо-Анти-Колобка. «Военные рассказы», пожалуй, даже грешат излишней прямолинейностью — из них легко можно натрясти нонконформистских афоризмов еще на одну книжку: «Как тошно жить под властью энергичных управленцев, под властью хозяйственников, под властью хозяйчиков… Долой хозяев! Пусть к власти придут гости — гости из будущего, например. Гости из параллельных миров. Гости из перпендикулярных миров. Россией должен управлять величественный старец, а не молодые энергичные управленцы! В п…ду эту суетливую юркость, эту готовность обоссаться от восторга от одного лишь слова «бабло», эту склонность разрушать все древнее и прекрасное, облагороженное течением времен, и заменять это виповым новостроечным говном…» А ведь это еще не самые интенсивные монологи, есть ведь еще веселый афоризм «Poshel na huy, gringo!»; и какое черствое сердце надо иметь, чтобы читать о героической смерти застрелившей американского наместника русской модели без смеха. Веселый писатель, веселая книга, веселое будущее.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Страшнее, чем у Стивена Кинга: игры про потусторонние миры, зомби и особняки с привидениями

Как по-настоящему: игры с впечатляющими декорациями и невероятными спецэффектами

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Квест про женскую логику

Дети — не главное, решила американка Люси Шульц и устроила фотосессию родов со своим котом. Будьте...

«Афиша Daily» поговорила с психологом, учителем, социальным педагогом и участниками сообществ,...

В Лас-Вегасе закончилась выставка CES, первая, самая большая и важная выставка новых гаджетов...

«Афиша Daily» собрала в одном месте все лекции Ивана Шишкина и его соратников, прочитанные в рамках...