Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Армавир
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Губкин
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Ногинск
  • Норильск
  • Нягань
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга

2017

Средняя оценка: 3.9 из 5

Голосов: 8

Проголосовать
Оценка: 3 из 5
Спасибо! 2

Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2558 спасибо

Экспедиции за рубинами на отравленную цианидами уральскую речку; призраки из бажовских сказов на улицах Екатеринбурга; дизайнерская фабрика смерти и глухая революция 2017 года — рифейская углекислая фея Ольга Славникова, как один из ее героев, будто прятала коллекцию своих прозрачных драгоценных камней в аквариуме, и широкой публике много лет оставалось догадываться об их существовании лишь по косвенным признакам; но вот теперь она сунула туда руку — и показала их: вот!

Цифра в названии, на сколько-то опережающая календарную, обозначает жанр: апокалиптическая футурология, еще один «2008» и «Эвакуатор», сценарий катастрофы, неизбежность которой чувствуют если не «все», то по крайней мере все литераторы со сколько-нибудь развитым инстинктом будущего — и столбят, столбят себе даты.

По Славниковой, «начнется» в 2017-м: произойдет нечто вроде исторического «глюка». Пресловутая «стабильность» рухнет совсем уж по формальному поводу — на костюмированном отмечании годовщины полуотмененной даты. «Причина, — объясняет неглупый главный герой Крылов, резчик по самоцветным камням, — ровно та же, что у Великой Октябрьской социалистической революции… Верхи не могут, низы не хотят. Только у нас, в нашем времени, нет оформленных сил, которые могли бы выразить собой эту ситуацию. Поэтому будут использоваться формы столетней давности — как самые адекватные. Пусть они даже ненастоящие, фальшивые. Но у истории на них рефлекс существует. Конфликт сам опознает ряженых как участников конфликта. Конфликт все время существует, еще с девяностых. Но пока нет этих тряпок — революционных шинелей, галифе, кожанов, конфликту не в чем выйти в люди. Он спит. А сейчас, в связи со столетним юбилеем, тряпок появится сколько угодно. Так что веселые нас ожидают праздники…»

Весело уже и в 2006-м; так что Славникова не особенно усердствует в изобретении реалий будущего — ну игрушки-голограммы, ну видеофония в мобильном, ну шестисотдолларовые купюры; проблема-2017 как раз в том, что в общем все будет то же самое, только копий станет еще больше, а оригиналов — еще меньше и слишком многие начнут понимать, что подлинники остались только для «рублевских», а пролетариату дорога только на фабрику смерти, — и вот поэтому социальный взрыв неизбежен. И чем фантастичнее паранормальные явления, тем реальнее выглядит катастрофа — давка на площади, расстрелы, мародерство.

По версии Славниковой, потревоженные агрессивными действиями человека бажовские духи гор, просачивающиеся в убогонькую реальность, и есть «наше постчеловеческое будущее». Это эффектная версия, но нет, это не Голливуд, и четырехметровая Каменная Девка не будет топтать Екатеринбург, как Годзилла, — но она взмутит насыщенный индустриальными выхлопами воздух, и биосфера примется морочить обитателей города, завлекать странными лазейками и невероятными самоцветами, опьянять любовными хмелями и приманивать нечеловеческими богатствами; а на потаенных уральских речках воцарится аномальная «страшная красота», пагубная и животворящая одновременно. Дремлющее в горах уральское чаромутие — и катализатор, и аккомпанемент искусственно замороженного социального конфликта.

Камнерез Крылов, которому суждено сыграть роль Данилы-мастера (в мире-2017 всем приходится быть чьими-то копиями), более всего ценит в камнях — да и в жизни — «прозрачность»; именно вот этой прозрачности, способности попавших в роман деталей пропускать через себя свет и в то же время ощущаться как твердые минералы, добивается в своем тексте и сама Славникова. Тяжелый сюжет «2017» — с убийствами, погонями и пощечинами в прямом эфире — виден как бы сквозь бесконечные россыпи мимолетных, преходящих, сиюминутных подробностей. Писательница инкрустирует крупные сюжетные бриллианты микроскопическими узорами — следы дождя на лобовом стекле поезда, игра ряби на луже, форма складок на одежде, плотность листьев августовской сирени; расписывая погоню по дворам и железнодорожным насыпям, она не забывает упомянуть, что «солнечная полоса прошла по крышам, будто золотой ободок по краю стакана»; и вот из этого и складывается художественная достоверность этой фантастики, и вот это и есть настоящий магический реализм, который в исполнении Славниковой ни вот на столечко не выглядит старомодным.

Славникова, это видно по тому, что говорят ее герои, очень умна; что касается соотношения «стиль — сюжет — композиция», то по этому параметру она убирает подавляющее большинство конкурирующих фирм — которых, кстати, не так уж мало в русской литературе.

Этот роман — прорывный для самой Славниковой, которая ранее занималась исключительно стилем, достигнув при этом флоберовской точности — но и почти саша-соколовской плотности текста, чтобы не пользоваться вульгарным термином «нечитабельность». «Стрекозу, увеличенную до размеров собаки», «Одного в зеркале», «Бессмертного» можно было читать с любой страницы — и на ней же и закрывать, пусть даже и в упоении. В «2017» реально интересно, что будет не то что в конце — а именно что на следующей странице. Этот высокий триллер — первый, пожалуй, опыт, когда, классический российский случай, писатель, озабоченный исключительно стилем, вытачивает еще и сюжетный маховик, вращающий цепочку очень хорошо сделанных сцен. Ощущение такое, будто Славникова заложила свою квартиру, чтобы купить эту историю в каком-то иностранном агентстве, поставляющем писателям суперсюжеты. Но скорее всего, это не искусственное зачатие, а естественное созревание; беллетристический опыт 90-х не прошел даром. Доценко — Маринина — Чхартишвили — Славникова — между первым и последним звеньями не такая уж большая временная дистанция, и это очень положительная динамика, даже если в метро Славникову начнут читать к 2017 году.

Интересно вот еще что — не просто «читабельность», но кинематографичность «2017». Тут мало того что сюжет с массовыми сценами, с галлюцинациями, с эротикой, с таежными приключениями и самоцветным бизнесом. Тут мощные герои. Да, фальшивый мир рушится, да, природа взбаламучена экологической катастрофой, но рифейские мужчины — а роман с подчеркнуто уральским колоритом, с гордящимися своей региональной особостью персонажами — все равно прут со своими рюкзаками на потаенную речку, и они-то уж точно настоящие; а пожалуй, тут и Голливуду было бы чем поживиться.

Ваш комментарий

strong em del
a

Действительно удалить?

    Комментировать

    Сюда пока никто не добрался. Оставьте свой комментарий и станьте первым!

    Станислав Зельвенский рассказывает про новый отличный сериал, в котором Ченнинг Татум смотрит...

    Авторы Таймс-сквер переделают парк в Грозном, ученики Колхаса — площадь в Набережных Челнах,...

    Для чего еще нужен телефон в космосе?...

    В Выборге завершился 25-й кинофестиваль «Окно в Европу». На этот раз в окне нарисовался заманчивый...