Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Про любоff/on

Книги
Оксана Робски
2005

Средняя оценка: 1.5 из 5

Голосов: 2

Проголосовать
Про любоff/on

Рецензия «Афиши»

Оценка: 1 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Третий роман за 12 месяцев, и какой роман; пора и мне, лаптю, пристроиться к хору сикофантов и сделать вид, что я аплодировал успехам автора с самого начала.

Этот роман — самое время после несколько смазанного «Дня счастья» — отличается от двух предыдущих. То были «групповые портреты светских львиц» (В.Топоров); «Про любовь» — медальон с гордым травоядным, окапи со слезящимися глазами. Рассказчица — инженю, образованная, смышленая и далеко не такая... Показать полностью

Третий роман за 12 месяцев, и какой роман; пора и мне, лаптю, пристроиться к хору сикофантов и сделать вид, что я аплодировал успехам автора с самого начала.

Этот роман — самое время после несколько смазанного «Дня счастья» — отличается от двух предыдущих. То были «групповые портреты светских львиц» (В.Топоров); «Про любовь» — медальон с гордым травоядным, окапи со слезящимися глазами. Рассказчица — инженю, образованная, смышленая и далеко не такая оттопыренная, как тетки из «Casual» и «Дня счастья». Она преподаватель сценической речи, и ей выпадает шанс дать несколько уроков олигарху — красавцу мужчине Владу. Несмотря на полуседые бакенбарды и подмеченную склонность одеваться на манер Джигарханяна в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя», тот рвется в политику и формирует собственную партию популистского типа во главе с внуком Брежнева. Понятно, что с такими данными ему прямая дорога в следующую книжку Панюшкина — но пока что он клиент Робски: тем более что по ходу дела Влад подбивает клинья под рассказчицу, а та, знамо дело, уже развесила уши. Проблема в том, что они люди разных сословий, у него очень мало времени и еще он, как мистер Рочестер, скрывает свои отношения с женой.

Если оставить в стороне прочие достоинства Оксаны Робски — обаятельной, с приметливым и изворотливым умом (другим кадил я фимиам, но вас носил в глубинах сердца), — что она такое? Это человек, который не просто вытряхнул на стол редактора мобильный за шесть тысяч долларов, ключ от «двести двадцатого» и визитку с жуковским адресом, но стал тотемной фигурой рублевской компрадорской буржуазии; кто репозиционировал всех этих «мультиков» и «вип-випычей» из анекдотических новых русских в солидную старую аристократию, которая качественно отличается от всех прочих классов, ранее претендовавших на статус гегемона, и потому — имеет право (см. первые два романа). Те, кто были исключительно чьим-то еще социальным материалом, в ее книгах развились до уровня саморефлексии, заговорили. Очень характерна в этом смысле профессия героини нового романа: она учитель речи, профессор Хиггинс в своем роде. Абсолютное попадание: она — как и Робски, по сути — учит этот класс артикулировать себя не как новорусских жлобов (и не зря она заставляет своего ученика ломать язык словом «жлобственничественность» — надо же отучить его от вульгарности), а как регенерировавшуюся старую национальную (не зря она учит своего олигарха не словам типа «регенерировавшуюся», а антикварным скороговоркам «Добыл бобов бобыль») аристократию, наследников «вишневого сада» (не зря она прививает ему архаичную норму: «Произнеси правильно слово «брюзжать» -вместо «з» и «ж» — два «ж». (…) Так же произносятся «дожди» и «дождливый» — «дожжи» и «дожжливый»; с таким произношением (и бакенбардами) ему лучше пойти в Малый театр, чем в Думу, но это детали).

Робски, безусловно, не кто иной, как русская Бронте — что видно не только по ее сюжету (злоключения добродетели в современном мире), но и по степени ее профессионализма. Здесь все очень кстати и все без сучка без задоринки. От названия (off/on — любовь то включается, то выключается, как электричество; героиня, пишущая диссертацию «на основе методик Фрэнсиса Бэкона», где доказывается, «что логика — это кратчайший путь к тому, чтобы вызвать доверие к своим мыслям, а, значит, и к словам», — воплощение рациональности; сердце — регулируется; «бобыль» — on, «жлобственничественность» — off) до композиции. Неожиданно посреди книги происходит «разворот над Атлантикой» — нам показывают то же самое, но теперь с другой стороны, со стороны красавца олигарха и его жены, якобы несущественной. Этот трюк мало того что очень освежает повествование — так еще и в последний момент позволяет свести все-все концы с концами. Сюжет, по-видимому, дизайнировал компьютер, предварительно оттестировав его в аэродинамической трубе на идеальность пропорций, — так все складно и ладно.

В интервью Робски непрерывно жалуется на склероз: «Я забываю имена своих героев»; зато у нее генетическая память на прасюжеты фольклора и сентиментальной литературы — которые она и прописывает на современный лад. Публике это нравится, потому что, сознательно или бессознательно, мы узнаем их — и это тоже один из факторов феномена Робски. Например, «трогательная» сцена, где у героини на сапоге ломается молния и ей приходится заматывать голенище скотчем под джинсами — не разденешься. «Трогательно» — это не потому, что Робски стала писать и про «бедных», а потому, что мы знаем этот сюжет, этот мотив инвалидности, эту хромоножку, женщину-унопеда, серую шейку, красавицу с умилительным изъяном — только в современном, и даже более того, антураже; где она оказывается со своей позорной ногой? правильно, в Третьяковском проезде.

Конечно, мне не следовало бы нахваливать эту «Любовь» так настойчиво; в конце концов, это всего лишь дамский роман — похожий на пуфик, усаженный плюшевыми игрушками. «Про любовь» кишит зверьем — у одной здесь собака, у другого акула (а раньше он торговал пекинесами), у третьего — тоже собака, четвертый подумывает о лошади, и на этом список не заканчивается. Зато ни одна тварь не гавкает здесь просто так; так с какой стати третировать тексты по половой принадлежности?

Три романа за 12 месяцев; и каких; и жалко еще, что мало. Но «надо быть леди — лучше лишний раз не дать, чем дать лишний раз», одергивает себя однажды героиня «Дня счастья»; так и Оксана (Шарлотта? Эмилия? Анна?) Робски блюдет себя и не опускается до уровня Быкова и Проханова.

Скрыть

Отзывы пользователей

Нет оценки
Katrina

1 рецензия · 1 оценка · 0 спасибо

Книга мне понравилась. По-моему очень живо и вполне правдиво. Бесспорно, что гораздо лучше различных детективов и любовных романов. Советую.

Нет оценки
Natalia Aleksandrova

5 рецензий · 14 оценок · 6 спасибо

Прочитала эту вещь, потому как ничего не лезет в голову. Собственные проблемы загрузили.
Автор - бойкая девушка с цепкой за неожиданную деталь манерой. И она как будто тебя встряхивает своими нарочито неожиданными замечаниями. То телефоны на витрине становятся похожи на пирожные - а что, занятно, и главное - верно, то собака меняет улыбки.
Композиция в две части - банально, было уже сто раз, но очень верно отражает жизнь. Действительно, никогда Она не знает, что думает Он. А Он никогда не... Читать полностью

Нет оценки
Светлана Barabanova

22 рецензии · 32 оценки · 4 спасибо

в последнее время все курят фимиам госпоже Робски. да в таких количествах, что голова кружится.
прочла все ее романы. прочла с космической скоростью. но большая ли это литература? простите, нет. ее романы похожи на шикарный угар, именно угар. и именно шикарный. но когда он проходит, остается мысль: "что это было? на что потрачено время?"
ее книги интересны, как сплетни.

Все рецензии 4

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

Волшебные игры для всей семьи

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Кажется, очередь на Серова теперь стоит, чтобы увидеть работы современного японского художника...

Станислав Зельвенский — о живописном и вздорном фильме ужасов про маньяка, который орудовал в...

Как увековечить свою любовь к фастфуду?...

Что посмотреть в столице Каталонии, кроме творений Гауди, куда ходить купаться, если не на...