Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Шлем ужаса

Книги
Виктор Пелевин
2005

Средняя оценка: 4 из 5

Голосов: 15

Проголосовать
Шлем ужаса

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 10
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Восемь существ, сами не знающие, где они, но повстречавшиеся на одной «нити» интернет-чата, из подсказок — собственных имен, снов, деталей интерьера и одежды — догадываются, что кто-то поместил их в виртуальный лабиринт, где разыгрывается миф о Минотавре. Коротая время в заточении, пестрая компания обсуждает версии происходящего, разбредается по своим персональным лабиринтам, препирается, ссорится, кто-то даже влюбляется, все острят — и ждут встречи с Минотавром и явления Тесея,... Показать полностью

Восемь существ, сами не знающие, где они, но повстречавшиеся на одной «нити» интернет-чата, из подсказок — собственных имен, снов, деталей интерьера и одежды — догадываются, что кто-то поместил их в виртуальный лабиринт, где разыгрывается миф о Минотавре. Коротая время в заточении, пестрая компания обсуждает версии происходящего, разбредается по своим персональным лабиринтам, препирается, ссорится, кто-то даже влюбляется, все острят — и ждут встречи с Минотавром и явления Тесея, небезосновательно подозревая, что оба — уже здесь, среди них.

Весь роман, на первый взгляд абсолютно непредсказуемый, на самом деле построен на серии повторений. В глаза бросаются разного рода удвоения — двое карликов, топор с двумя лезвиями, два рога, двое каноников, двойная клюшка, два полушария мозга. Каждое удвоение, то есть простейшее разветвление, автоматически провоцирует путешествующего по лабиринту на выбор — так что неудивительно, что чаще всего существа обсуждают проблему выбора, выборов и вообще свободы воли. Диалектика, диалог, двоичный код, близнечный миф, Твин Пикс — по любой из этих тем в «Шлеме ужаса» можно написать отдельную работу; роман — не просто про мозг, он и сам — двигатель, вырабатывающий смыслы, и я не уверен, что его ресурс чем-либо ограничен.

Может показаться, что «Шлем ужаса», где все происходит в голове, — чистый роман идей, голая схема; на самом деле в нем не меньше пейзажей, лирических отступлений и красочных портретов, чем в психологическом романе XIX века, — просто весь этот материал здесь спрессован, заархивирован. Стоит, однако, дотронуться до любого слова или символа — и он начнет разворачиваться, лучиться, пожирая пространство. Звездочка, астериск, оказывается Астерием, «звездным», сыном Миноса и Пасифаи — Минотавром, хозяином лабиринта, человеком с головой быка — которая и есть шлем ужаса, представляющий собой лабиринт, схема которого выглядит как * — снежинка, крест с разветвляющимися линиями-отростками.

«Шлем ужаса» — часть интернационального проекта «Мифы» британского издательства Canongate, заказавшего нескольким современным писателям — Пелевину, Умберто Эко, Маргарет Этвуд — сочинить романные версии известных мифов. Пелевин выбрал миф о Минотавре якобы по совету девочки, дочери итальянских знакомых, приславшей ему записку; по правде сказать, эта история больше похожа на сюжет про Импровизатора из «Египетских ночей»; не зря, чай, знакомые — итальянские. Один миф завернут в другой, и конца этой матрешечной структуре не предвидится.

«Шлем ужаса», и выглядящий-то как пьеса («Organizm(-: В чем дело? Есть здесь кто-нибудь? Romeo-y-Cohiba Я есть.»), похож на сценарий реалити-шоу — группа незнакомых друг с другом подопытных пытается судить о внешнем мире по намекам невидимого режиссера. Другое дело, что этот «Голод» снимается в месте, напоминающем линчевский Черный Вигвам: карлики, великаны, зеркала, шторки, эзотерические символы, каждая реплика как будто свинцом налита. Ну или это как если бы в «шоу «Голод» участвовала группа платоновских обитателей Пещеры, разглядывающих тени на стене. Стена, впрочем, тоже мнимая. Киберпространство — мир соблазнов и обманок, морочащий сходствами: вот шекспировский Остров из «Бури», вот Фраксос из фаулзовского «Мага», подвал из его же «Коллекционера», «Остров накануне» Эко; словом, все острова, пещеры и замкнутые камеры, где некий Экспериментатор ставит психологические опыты. Размер и смысл этого сборного лабиринта зависят исключительно от культурной компетенции читателя: Пелевин прозрачно намекает на Платона, Шекспира, Фаулза, Линча, Джерома К.Джерома и Шамиссо.

Кажется, что смысловые разветвления в «Шлеме ужаса» — и количество кодов к нему — бесконечны, но здесь не зря так же часто, как раздвоения, возникают и различные предметы с загибом: выпукло-вогнутые ромбы, шляпы с загнутыми полями, знак доллара, якорь, рога быка, струи фонтана и так далее. Вот и крест в основе лабиринта окружен искривленными линиями, которые сначала расходятся и уводят в бесконечность, а затем загибаются и возвращаются, так сказать, на кресты своя. Именно по этой схеме герои рассказывают о своих персональных лабиринтах — по сути, они все время ходят по кругу; типично пелевинская, заметьте, диалектика — бесконечное разветвление оборачивается не бесконечным разнообразием, но тотальным однообразием.

«Шлем ужаса» — роман о свободе и свободе воли, которая на деле сводится к мнимой возможности выбора — мнимой, потому что всегда обусловленной внешними факторами. У мира-лабиринта всегда есть хозяин — которого существа называют «бог», «Минотавр», «администратор», «политтехнолог», «профессор Павлов», «маг», «program vendor», «Bull Gates», — владеющий технологией подмены свободы выбора фальшивой «интерактивностью». Мир, как наглядно продемонстрировано в «Шлеме ужаса», есть пространство обмана и предательства. Любовь, счастье, демократия, свобода воли, удовольствие от потребления — все здесь липа. Слова — предатели, символы — предатели, предметы — предатели, да и те, кто их воспринимает, — тоже предатели. «Шлем» — беседа тех, кто живет в голове, но даже и в этом диковинном пространстве Пелевин разыгрывает чуть ли не детективный сюжет об убийстве Минотавра. Отличие пелевинского криминального романа от классического герметичного детектива состоит в том, что Х, неизвестное, здесь не один — а все: ХХХХХХХХ. Непонятно ведь, кто на самом деле здесь Минотавр, кто Тесей, кто Ариадна. Это похоже на игру в «Мафию», где кто угодно может оказаться кем угодно. В финале, кстати, именно этим все и кончается.

Пелевинский лабиринт — и его магическая версия, шлем ужаса, — хоть и представляет собой бесконечное разветвление крестообразного центра, в конечном счете оказывается круговым. Кольцо — мир как замкнутая сама на себя система, мнимо вырабатывающая новизну/будущее, а по сути, гоняющая ничто, пустоту — идея фикс Пелевина. В сущности, он в каждом романе изобретает новую модификацию одного и того же вечного двигателя. Отсюда пелевинская одержимость уроборосами и пидорасами — бесконечно обменивающимися энергией и информацией парами. Таких диполей в «Шлеме ужаса» навалом.

В какой-то момент ловишь Пелевина вот на чем. Один из здешних восьми персонажей, Сартрик (пребывающий в особом алкогольно-экзистенциальном лабиринте, так что его все время тошнит), произносит коронный спич, «абсолютно пелевинский»: «…все вы какие-то тени, один я здесь живой. Вы просто кандалы на извилинах моего головного мозга. Все ваши «роллс-ройсы» и Лолиты, «феррари» и Берлускони, весь ваш недавно побритый гламур, ваше поле чудес, на котором вас каждый день имеют в ххх под денежным деревом, — ведь вы это сделали из моей головы! И при этом я у вас никто, а вы у меня все. А? В моей же голове!! Но я вас скину. Придет день, я вас скину, о, как скину! Я вам еще сыграю фантазию бля-минор для волыны с подъездом!» На самом деле, если приглядеться, Пелевиным покажется не только Сартрик, но каждый из восьми персонажей. Циничный политтехнолог Щелкунчик. Романтичный Ромео-и-Коиба. Аскетичная христианка Угли. Брутально-жовиальный Организм. Простодушная Изольда. Книжный Монстрадамус. Загадочная и своевольная Ариадна. Понимаете, в чьей голове все это происходит? «Шлем ужаса» — это ведь автопортрет Пелевина, просто исполненный в пикассовской манере, из деформированных осколков.

Про «шлем ужаса» надо отдельно сказать. Вообще-то, это термин: так называется гальдрастаф, древнеирландский рунический символ — разветвляющийся крест. «Согласно Северному мифу, — читаем в специальном источнике, — обладание этим «шлемом» приносит способность вселять парализующий ужас в сердца врагов и наделяет владельца другими магическими силами. В «Саге о Вельсунгах» говорится, что «шлем» является частью сокровищ нибелунгов. Герой Сигурд возвратил это сокровище богам и человечеству, убив чудовищного змея Фафнира». Нордическая тема, однако ж, подавлена в романе греческой — мифом о человеке с крупнорогатой головой, которая на самом деле, по Пелевину, — шлем ужаса.

Этот греко-буддистско-ирландский шлем удивительно удачно подходит к одному мотоциклу, безусловно, известному Пелевину. Шлем — модификация мотоцикла из романа американского писателя Пирсига «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» (неслучайно, наверное, «рога изобилия» на голове у быка похожи на глушители мотоцикла); на том мотоцикле тоже демонстрировалось, как устроен мир. В философском романе Пирсига главная понятийная категория — Качество: полуинтуитивное-полурациональное ощущение хорошо выполненной работы, природного равновесия, добродетельного по сути; это качество — Качество как моральная ценность — есть в «Шлеме».

«Шлем ужаса» — роман о лабиринте, скроенный по схеме лабиринта и пленяющий своей пропорциональностью, симметричностью, абсолютной гармонией между составляющими его частями, — есть воплощенная красота, такая же, какая присутствует в нетварных геометрических фигурах — в кресте, астериске, снежинке. Пелевин не столько написал его, сколько вписал в божественную форму. Главная особенность «Шлема» состоит в том, что Пелевин не просто развел миф о лабиринте по разным понятиям, сыграв очередную свою фантазию бля-минор для волыны с подъездом — «смешную», «объясняющую все», «дико точную»: ему удалось создать безупречную вещь. «Шлем ужаса» — самая красивая вещь Пелевина, она действительно будто из сокровища нибелунгов. И поскольку в ней он достиг такого качества, которое пишется с большой буквы, Качества как моральной ценности, то — всегда стеснявшийся «гуровать» — теперь он имеет и моральное право объяснять и указывать.

Скрыть

Отзывы пользователей

Оценка: 4 из 5
Leonid Shlangman

19 рецензий · 846 оценок · 13 спасибо

Не так уж часто книги выносят мне мозг. Эта вынесла. Надо признать, это было приятно и местами гомерически смешно.

Все рецензии 2

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Волшебные игры для всей семьи

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

«Матильда» Алексея Учителя и «Пила-8» в прокате, концерт Машин Ган Келли, ретроспектива фильмов...

Проект Fearless Photographers — международная платформа по поиску свадебных фотографов, которые не...

У балерины Олимпиады Альфа русская мама и папа из Бенина, она жила и училась в Москве, но...

Когда копия лучше оригинала....