Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Японские ночи

Книги
Игорь Курай
2004

Средняя оценка: 1 из 5

Голосов: 1

Проголосовать

Рецензия «Афиши»

Оценка: 1 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Ему приходится совокупляться с гориллой и с пятью студентками одновременно, участвовать в оргии с проститутками и в ритуальном сексе с жрицами современного японского культа — и все из-за того, что японцы путают жизнь и литературу. Жертва этой комической путаницы и главный герой четырех юмористических повестей — сочинитель текстов про копрофагию, содомию и немотивированное насилие писатель Всеволод Чернов — по приглашению Токийского университета ведет в Японии семинары по русской словесности.... Показать полностью

Ему приходится совокупляться с гориллой и с пятью студентками одновременно, участвовать в оргии с проститутками и в ритуальном сексе с жрицами современного японского культа — и все из-за того, что японцы путают жизнь и литературу. Жертва этой комической путаницы и главный герой четырех юмористических повестей — сочинитель текстов про копрофагию, содомию и немотивированное насилие писатель Всеволод Чернов — по приглашению Токийского университета ведет в Японии семинары по русской словесности. Обладатель длинных волос и эспаньолки, «икона русского постандеграунда», локомотивный автор московского издательства «Беспредел», гурман и кулинар, тонкий ценитель искусств, он в силу роковых недоразумений и по незнанию национальной специфики то и дело оказывается в самых диких ситуациях.

Не то чтобы где-нибудь в этой книге хоть раз появилось имя — Владимир Сорокин, но, боюсь, что кураевский Чернов больше похож именно на этого человека, чем на кого-то еще: слишком много совпадений — вплоть до того, что пару лет назад автор «Нормы» провел в Японии несколько месяцев по приглашению одного университета. Пожалуй, это скандал — вывести живого, действующего человека в порнографических, без всяких скидок, сценах. Но дело в том, что прототип Всеволода Чернова в некотором роде сам виноват: уж слишком настойчиво он позиционирует себя как человека в футляре, культивируя дистанцию между филистерской личной жизнью и трансгрессивными текстами («всего лишь черненькими буковками»). Этот лелеемый им зазор, как всякая запретная зона, соблазнителен: почему бы не втиснуться туда и не предположить, в порядке художественного допущения, что может произойти с человеком, написавшим «Норму» и «Сердца четырех», в обстоятельствах, когда он не в состоянии контролировать реакции своих читателей. Курай заглянул в эту щель и поймал там сюжет про Всеволода Чернова, как бы вдруг проваливающегося в пространство собственных текстов; так сорокинские герои проваливались в «Идиота» и «Кавалера Золотой Звезды». Похож ли Чернов на реального Сорокина? Не более, чем слепой библиотекарь Хорхе в «Имени розы» похож на Борхеса. Как прокомментировал свой жест Эко: за свои слова надо отвечать; в том смысле, что если б Сорокин не писал про копрофагию и содомию, он бы и не стал персонажем текста Курая. Правила для всех одинаковы. Можно назвать «Японские ночи» бешеной атакой на прозу Сорокина; но скорее это по-хоккейному жесткий литературный шарж; все в пределах правил. «Японские ночи» — не повод для дуэли: это пародия, но не пасквиль, обидная, но не оскорбительная.

Любопытно, что Курай поместил «сорокинскую» карту в экзотическую японскую колоду; его Чернов здесь оказывается в слабой позиции, не вполне понимая, как ему реагировать на то, что его путают с его персонажами: почем знать, может, у них так принято. В каждой повести он вляпывается в какой-то скандал; но это не русский, достоевский, скандал, а японский, без катарсиса, плотно задрапированный специфическими социальными ритуалами; из самых диких передряг вроде секса с гориллами здесь можно выйти невредимым.

Вергилием в японском аду Всеволоду Чернову служит еще более комический, чем он сам, персонаж — Мияма, переводчик и друг русского писателя. Энтузиаст авангардной обсценной прозы, он в возбуждении часто путает русские слова и с восторгом погружается в любую «черновщину». Эти раздражители — Чернов с его дикой писаниной и поддакивающий ему Мияма — заставляют японцев выйти за рамки приличий; не понимая, что это всего лишь маленькие черные буковки, они вежливо предполагают, что в ответ на обнажение психических бездн им следует продемонстрировать скрытые ресурсы собственной психики. Мы ничего не узнаем из этой книги о реальном В.Г.Сорокине и очень много — о реальной Японии.

Из-за некоторой излишней словоохотливости и смакования чуть дольше, чем нужно, выразительных возможностей русского языка автор повестей производит впечатление человека, соскучившегося по родной речи. Так оно, наверное, и есть: Игорь Курай — псевдоним, за которым скрылся некий проживающий в Японии литератор, чье имя я не могу называть. Псевдоним, похоже, говорящий: во всяком случае, в мемуарах адмирала Головина сказано, что Кураем звали единственного японца, который жил в России в 1790-х годах. Симпозиумский Курай на четырех повестях о похождениях русского писателя Всеволода Чернова и Миямы в Японии останавливаться не собирается: замышляется чуть ли не целый сериал.

Главная проблема состоит в том, представляют ли «Японские ночи» интерес исключительно для тех, кто знаком с прозой Сорокина, — или их можно читать просто так. Безусловно, можно, и взахлеб; впрочем, не исключено, что те, кто не чувствует контекста, будут несколько шокированы сценами насилия и порнографии — просто потому, что те покажутся в этом путешествии по Японии не вполне мотивированными. Факт тот, что «Ночи» — вовсе не паралитература, паразитирующая на личности В.Сорокина и при выемке этого сердечника перестающая вырабатывать ток. Нормальная, как сказал бы прототип Всеволода Чернова, черная комедия в этнографических декорациях; очень смешная, между прочим. Сам Сорокин, кстати, читал «Ночи»; разумеется, ничего забавного он в них не обнаружил, но, по уверению издателей, трезво отметил, что у него нет права запретить это печатать.

Что в очередной раз, конечно, доказывает, насколько вменяемый человек Владимир Георгиевич Сорокин. Хотя с гориллой его все-таки почему-то несложно представить.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Волшебные игры для всей семьи

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Лучшие игры для взрослых и детей

17 и 18 октября на фестивале «Территория» покажут новый спектакль Яна Фабра «Бельгийские...

Чехи, живущие в Москве, поделились с «Афишей Daily» любимыми ресторанами и пабами, где можно...

Более 500 каталогов выставок, научных статей и гидов одного из крупнейших музеев мира....

Как развивался туристический бизнес Египта век назад?...