Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Как я сказал

Книги
Лев Лосев
2004

Средняя оценка: 4 из 5

Голосов: 1

Проголосовать
Как я сказал

Рецензия «Афиши»

Оценка: 4 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Поэтическая физиономия Льва Лосева мало кому известна — он добровольно носит железную маску второстепенного поэта, подмастерья Бродского. «Левлосев, — читаем мы в одной из его типичных самоуничижительных речовок, — не поэт, не кифаред./Он маринист, он велимировед,/бродскист в очках и с реденькой бородкой,/он осиполог с сиплой глоткой,/он пахнет водкой, он порет бред».

Вы не вычислите, что он за человек, ни по тропам, ни по словарю, ни по ритмике; он и скрипит пером тихо,... Показать полностью

Поэтическая физиономия Льва Лосева мало кому известна — он добровольно носит железную маску второстепенного поэта, подмастерья Бродского. «Левлосев, — читаем мы в одной из его типичных самоуничижительных речовок, — не поэт, не кифаред./Он маринист, он велимировед,/бродскист в очках и с реденькой бородкой,/он осиполог с сиплой глоткой,/он пахнет водкой, он порет бред».

Вы не вычислите, что он за человек, ни по тропам, ни по словарю, ни по ритмике; он и скрипит пером тихо, будто надев предварительно глушитель. Редкие биографические аннотации дают понять, что Лосев — не более чем окололитературный трутень: составительствовал, лекторствовал, приятельствовал, упоминался. На самом деле еще в 70-е, редакторствуя в детском журнале «Костер», он стал подбрасывать туда хворост, сильно отличавшийся от казенного ГОСТа. Затем, эмигрировав за океан и устроившись обслуживать единую поэтическую энергосистему на техническую должность профессора литературы, он принялся раз примерно в пять лет впускать в нее свой миллионваттный разряд; и не замечать эти резкие всплески напряжения больше невозможно. В середине 90-х лосевским током два раза огрело чуткого Сергея Гандлевского, который тут же объявил его Еленой Молоховец, Вильямом Похлебкиным и Аленом Дюкассом своей поэтической кухни. Что касается часто упоминаемого в связи с Лосевым Бродского, то единственное его сходство с этим поэтом состоит в том, что он также не захламлял мир скверными мемуарами или переводами Туркменбаши.

Главная особенность Лосева состоит в том, что он есть воплощенный здравый смысл; не самое выгодное амплуа в России, где твердая валюта — загадочность души, «инаковость», то есть абсурд, да еще и обеспеченный золотым запасом классической русской литературы, оправдывающей любые нарушения здравого смысла. Так что неудивительно, что его лирический герой — «N в городе NN» — посторонний и в жизни, и в литературе, трагикомически, однако, влипший в русские пространства по рождению и в русскую литературу по языку. Именно этот внутренний конфликт Лосев пытается разрешить в поэзии.

«Как я сказал», шестая книга стихов (если вы впервые столкнулись с тем, что этот «я» сказал, лучше начать с более ранних «Новых сведений о Карле и Кларе» и “Sisyphus redux”), есть новое наблюдение за забавным и тревожным прибыванием абсурда. В мире появляется все больше явлений, вызывающих недоумение. Поэт описывает странные происшествия («Лег спать в июне — просыпаюсь в январе»), нелепые переживания («Ночь с гномосексуальным сном/В постели чмокающий гном»), диковинные кадры в телевизоре («Это бородатое/не коряга,/а товарищ/из Никарагуа»), впечатления от новейшей версификации («Крылышкуя, кощунствуя, рукосуя,/Наживаясь на нашем несчастье,/деконструкторы в масках Шиша и Псоя/разбирают стихи на запчасти»). Инстинктивно пытаясь справиться с абсурдом, Лосев закатывает его в «литературу» — в буквальные, интонационные и ритмические цитаты, в шум словаря, в конфекцион расхожих литературных образов — как труп в ковер; и в таком стреноженном виде он скорее забавляет, чем настораживает.

Будучи умнее среднестатистического профессора филологии, всерьез полагающегося на слова, Лосев понимает, что насквозь пролитературенная русская реальность — весь этот петербург-достоевского, фонарь-аптека-блока и деревня-бунина — не менее абсурдна, чем ее психонациональная матрица. Литература способна искажать жизнь, добавляя к естественному абсурду искусственный: «Багровый внук, вот твой вишневый сад». Из этого знания возникают стихи, где поэт снимает литературный морок, демонстрируя характер, ситуацию или пейзаж в натуральном, без посредников, виде. («Из Бунина»: «Прилетят грачи, улетят грачи,/ну а крест чугунный торчи, торчи,/ предъявляй сей местности пасмурной/тихий свет фотографии паспортной».)

Вся трагикомическая лосевская поэзия — бесконечный сизифов труд: трамбовать дыбящуюся реальность литературой — и одновременно восстанавливать почву, очищая ее от литературных булыжников. Это изнурительное существование приучило его остро чувствовать удельный вес литературности каждого стиха, постоянно манипулировать с комплектацией, то набивая его пухом, то утяжеляя железными гирьками, — чтобы стих выглядел естественно и при этом выполнял свою сизифову функцию.

Репертуар лингвистических кунштюков Лосева бесконечен. Он может то устроить микро-Чернобыль, расщепив атомное ядро слова («Вороний кар не только палиндром,/он сам карциноген. Распухла туча,/метастазирует»), то чиркнуть диким каламбуром, который не пропустил бы даже редактор глянцевого журнала («Тассо уполномочен заявить,/что Иерусалим освобожден»). Остерегаясь влипать в какую-то одну поэтику, он чаще всего тараторит инфантильными стишатами, ритмически напоминающими считалочки, речовки или просто детские артикуляционные упражнения, как про Карла и Клару; все поэтические манифесты этого 67-летнего человека можно декламировать разве что стоя на карликовом стуле в заваленной игрушками детской.

Может быть, он и пахнет водкой и порет бред — но именно в такие моменты возникают специфически лосевские моменты истины: обнажается вдруг то, что у Пелевина называется «секретный национальный гештальт», и — отдельно от него — проступает малый фрагмент жизни как она есть. Более впечатлительные рецензенты говорят о пронзительном чувстве, которое накатывает на них в эти моменты; я бы сказал, что эти моменты мне по-настоящему дороги.

Последнее, но несомненное обстоятельство: у меня в голове искрит и тлеет больше строк из Лосева, чем из какого-либо другого современного поэта; и если в поэзии главное — количество запомнившихся стихов, то Лосев — главный поэт; во всяком случае, ради него можно позволить раз в пять лет нарушать гегемонию прозы в этой рубрике.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Лучшие игры для взрослых и детей

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Волшебные игры для всей семьи

Новый выпуск серии о российских поварах, переехавших жить и работать в другие страны, — о Канаде....

С 20 октября в Москве пройдет фестиваль «360˚», где собраны фильмы про космос, антиутопии, умный...

Мелодраматический триллер Франсуа Озона «Двуличный любовник», фильм-катастрофа «Геошторм», концерты...

Спустя 30 лет после «Лучшего стрелка» Том Круз снова сыграл пилота самолета. Теперь он толще,...