Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Кладбищенские истории, 1999-2004

Книги
Борис Акунин
2004

Средняя оценка: 3.7 из 5

Голосов: 3

Проголосовать
Кладбищенские истории, 1999-2004

Рецензия «Афиши»

Оценка: 2 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Книга похожа на гроб: узкий, черный, лакированный, обитый по корешку траурным глазетом. В этом картонном офисе, оформленном туземным Бердслеем, хозяйничают два тафофила, то есть любителя захоронений. Первый, Г.Ш.Чхартишвили, работает в жанре эссе и водит экскурсии по шести кладбищам, от Лондона до Иокогамы; второй — Б.Акунин — развлекает фраппированную публику бойкими рассказиками по случаю.

Почему эти двое, Чхартишвили и Акунин, занимаются именно кладбищами (а не маяками или... Показать полностью

Книга похожа на гроб: узкий, черный, лакированный, обитый по корешку траурным глазетом. В этом картонном офисе, оформленном туземным Бердслеем, хозяйничают два тафофила, то есть любителя захоронений. Первый, Г.Ш.Чхартишвили, работает в жанре эссе и водит экскурсии по шести кладбищам, от Лондона до Иокогамы; второй — Б.Акунин — развлекает фраппированную публику бойкими рассказиками по случаю.

Почему эти двое, Чхартишвили и Акунин, занимаются именно кладбищами (а не маяками или крокодиловыми фермами), понятно. Старинные погосты с их «княжнами, скончавшимися от операции д-ра Снегирева», рифмованными эпитафиями и законсервированным ландшафтом — стратегическая сырьевая база акунинской фабрики: армия болванок для персонажей, причем каждый — с некрологом, готовым конспектом сюжета. Кроме того, кладбища — идеальный банк данных для учебника «Искусство умирать», над которым вот уже не один год трудится Г.Ш.Чхартишвили.

В обязанности экскурсовода входит выбор кладбища, демонстрация некрополя, рассказ об истории захоронения («тактика устроителей была стандартной: сделать пиар за счет «звезд», а там потянется и массовый клиент»), презентация покойников-селебрити (Салтычиха, Маркс, Морзе, Джим Моррисон, Авессалом), толкование символов на могильных плитах («ягненок — невинное дитя, бабочка — ранняя юность») и уместные комментарии по поводу смерти («чего нам Ее бояться, будто спрашивают пышные мавзолеи и умеренные памятники»). Экскурсии, безусловно, компетентные; я помню, как пять лет назад, прочтя свеженаписанное эссе про Донское, забрел в этот герметичный склеп-заповедник с вечной осенью и ахнул: там в самом деле течет время первых волшебных романов Акунина; за такую наводку гид заслуживает самых щедрых чаевых.

Горячие точки в замогильной географии, оказывается, соединены силовыми линиями, и в конце концов шесть чхартишвилиевских погребальных меандров сплетаются в весьма глубокомысленный венок. Каждый погост в этой коллекции — демонстрация свойственного его обитателям типа умирания. Вот иллюстрация фактора случайности, Внезапной Смерти (кладбище иностранцев в Японии). Вот достойные варианты успокоения: умиротворенное (Донское), тщательно спланированное (Нью-Йорк), иронично-удовлетворенное (лондонский Хайгейт). Вот предбанник в храме воскресения (Иерусалим), вот витрина Красивой Смерти (парижский Пер-Лашез). Живописуя своих «незабвенных» и ареалы их обитания, Г.Ш.Чхартишвили пытается «внести некоторую корректировку в масштабирование своей личности», синтезировать искусство умирать с достоинством. Как можно если не примириться со смертью, то увидеть в ней приглядные стороны и уйти со знанием дела? Чхартишвили, давний исследователь (переводчик «Зачарованного смертью» Мисимы и автор монографии «Писатель и самоубийство») и в своем роде гурман смерти (как бы пошло то ни звучало), компетентен в этом вопросе; его пособие по самосовершенствованию шарлатанским уж точно не назовешь.

Не хотелось бы поссорить компаньонов — Чхартишвили с Акуниным, — но первый безусловно пребывает в гораздо лучшей форме, чем второй, и поэтому игра в четыре руки им явно не дается. Чхартишвили мобилен, склонен к сомнениям, харизматичен и любопытен; Акунин — отвечающий в этом предприятии за своего рода тест-драйв в запредельное — самодоволен, неостроумен, зашорен и эксплуатирует все те же несколько стилистически-композиционных конструкций, которые проржавели уже романов десять назад. Персонажный контингент в этих байках из склепа тоже, прямо скажем, не фонтан: вампиры, призраки, эксгуматоры, Фандорин, могильщики, гадалки. Если Г.Ш.Чхартишвили в лучшие свои моменты похож на сэнсэя, то Б.Акунин с его прибаутками — на инструктора по вождению. Единственное исключение составляет последний, трогающий, рассказ про Писателя, который, пожалуй, следовало бы приписать Чхартишвили, а не Акунину.

Разумеется, мэтр и мильонщик может себе позволить любую эксцентриаду, в том числе зарыться носом в кладбищенскую пыль; но если кого и пора ему зарыть поглубже, так это Акунина. Псевдомодерновый параллелепипед «Кладбищенских историй» — идеальная домовина для этого опереточного «злодея» с нафиксатуаренными усами, который в свое время устроил революцию в литературе, а теперь обрюзг, омелкобуржуазился и не годится своему патрону даже в попутчики. Но забить беллетристу в манишку осиновый кол может только сам Г.Ш.Чхартишвили.

В конце концов, кто лучше него знает о писателе и самоубийстве?

Скрыть

Отзывы пользователей

Нет оценки
Елизавета

748 рецензий · 1112 оценок · 565 спасибо

Читать книгу умного человека о предмете ему, автору, близком и приятном, всегда царское удовольствие. А предмет в данном случае явно излюбленный. Понравились как очерки Чхартишвили, та и байки Акунина.
Идею о message, зашифрованном послании в вещах и открывающемуся только определенному человеку при одном единственном складывании звезд встречаю не впервые, идея интересная, но конкретно мне не близкая.
Обязательно поеду на Донское, а вот насчет Парижа или там Лондона в плане кладбищ пока не... Читать полностью

Все рецензии 2

Игровые площадки для лучшего торжества

Масштабные игры для больших команд

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Космический квест, который точно понравится детям