Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Предсказания очевидца

Средняя оценка: 2 из 5

Голосов: 1

Проголосовать
Предсказания очевидца

Рецензия «Афиши»

Оценка: 2 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Владимир Аристов — одна из вершин в той геологически уже немолодой горной цепи, которая сформировалась в результате стихотворческой деятельности его самого, Аркадия Драгомощенко, Ивана Жданова, Алексея Парщикова, Николая Кононова и Александра Еременко. Если «Предсказания» — литературное событие 2004 года, то напоминает оно не феерическое извержение поэтического вулкана лавой прозы, а подземный сейсмический толчок. Филистерская публика вряд ли его зафиксирует: косяки целы, окна не... Показать полностью

Владимир Аристов — одна из вершин в той геологически уже немолодой горной цепи, которая сформировалась в результате стихотворческой деятельности его самого, Аркадия Драгомощенко, Ивана Жданова, Алексея Парщикова, Николая Кононова и Александра Еременко. Если «Предсказания» — литературное событие 2004 года, то напоминает оно не феерическое извержение поэтического вулкана лавой прозы, а подземный сейсмический толчок. Филистерская публика вряд ли его зафиксирует: косяки целы, окна не повылетели. Но тарелки, если прислушаться, звенят.

Герой романа — гуманитарий 90-х: в голове — тараканы, в холодильнике мышь повесилась. Он живет игрой в телевикторинах; однажды ему предлагают странную работу — переехать на подмосковную госдачу, бывшую усадьбу, чтобы работать кем-то вроде политического барометра. Выдернутый из настоящей жизни и настоящего времени, он помещен в полуискусственное прошлое — чтобы оттуда «очевидеть будущее». Каждую субботу ему нужно сдавать «отчет» — прогноз ситуации на предстоящую неделю. Удивительно, но «отчеты» сбываются; однако не ждите голливудского развития сюжета о кремлевском нострадамусе: ничего такого он не напророчит. Даже и финал, где герой вроде как предсказывает августовский кризис 1998-го, нарочно затушеван. За сюжет, который мелеет на глазах, а потом как будто уходит под землю, следует цепляться разве что в самом начале, а потом нужно непременно переключить передачу с первой сразу на прямую пятую — потому что иначе увязнете и уснете.

Атмосфера «Предсказаний» — полуобморочное бодрствование или тревожный сон, ткущийся из отношений с начальством: полупобегов, отлучек, гневных звонков, поощрительных рандеву и прочей кафкианской канцелярской эротики. Недра романа — туманные диалоги и длинные ассоциативные кумуляции. Герой — генератор случайных чисел, которые могут оказаться неслучайными. Здесь есть почти параноидальная историческая глава, в которой герою кажется, что в топонимике окрестностей зашифрована тайна, связанная с убийством царевича Димитрия, отсылающая к деятелям Смуты начала XVII века и рифмующаяся с нынешней смутой и с шекспировскими сюжетами. Внезапно здесь набухает не то теория, не то исторический каламбур о том, что Шекспир — первый русский драматург, ставивший свои пьесы непосредственно в истории. Сопрягая все со всем, герой забуривается в грунт, а затем из руды метафор, каламбуров, воспоминаний, интуитивных ассоциаций и цитат выплавляет чугун будущего.

«Предсказания» — роман с ощутимо набрякшими лимфатическими узлами аллюзий. Здесь стопроцентно нащупываются дефектные в пространственно-временном отношении ландшафты «Замка», «Волшебной горы» и «Вия». Отчетливо пальпируются сюжетные очертания романа Филипа Дика «Порвалась связь времен» (где герой тоже участвует в газетной викторине, а на самом деле предсказывает, куда нанесут ракетный удар селениты; выясняется, что весь мир — фальшивка и на самом деле сейчас не 1958-й, а 1998 (!!) год) и его же «Особое мнение». Нашариваешь здесь и барочный умбертоэковский гимн метафоре «Остров накануне». Аристовский роман не сводится к интеллектуальной игре-ремейку с уже прочитанными текстами. Здесь, например, опекающая героя парочка стариков не просто арендуется у Томаса Манна (Нафта и Сеттембрини) и у Кафки (Помощники) в качестве персонажной эскорт-услуги. Такие литературные дежавю удостоверяют, что, разворачивая свой персональный веер ассоциаций и образов, герой-автор воспроизводит ходы и обстоятельства, уже зафиксированные, и значит, его свободное фантазирование течет внутри известного русла, колеи, системы.

Пожалуй, «Предсказание очевидца» можно назвать философской притчей или коаном о попытке героя, оказавшегося в уникальной ситуации (остров-накануне-волшебная-гора-замок-заколдованное-место), восстановить связь времен, заглянуть за, прорваться сквозь и постигнуть порядок мира. А впрочем, неважно, философская притча или коан, все равно это не тот лабиринт, к которому достаточно пришпилить табличку с указанием жанра, чтобы разгадать его.

Невнятный и аморфный роман местами кажется почти бредом, по которому можно судить не столько о «новом пространстве всеобщего», сколько о степени болезненной асоциальности автора. Вообще, это весьма зыбкое удовольствие — улавливать утробные колебания языковой магмы романа; от него явственно гудит голова. «Предсказания» трудно дочитать — но трудно и не перечитывать. У поэта Аристова пульсирующая, построенная на естественных гармониях языка («мягкие купы клубящихся деревьев») проза. Здесь бросаются в глаза часто встречающиеся языковые особи, которые автор называет шутками или каламбурами, — вроде «сначала надо выпить шампанского, а потом идти на риск». В аристовском юморе есть какой-то подвох: такие плоские и одновременно стереоскопичные шутки похожи на тонкорунных овец, пасущихся на склонах этого рокочущего недрами вулкана.

Я не хочу преувеличивать: ничего особенного не случилось, земная кора не треснула; но даже если этот роман не набрал и одного балла по шкале Рихтера, его все равно можно назвать ощутимым. Пусть это всего лишь мнение меньшинства.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Мультяшный квест для семейного прохождения и поколения 90-х

Настолько страшные игры, как если бы Линч, Хичкок и Кинг стали делать квесты

Волшебные игры для всей семьи

Квест Тварь

Необычный перформанс в воде

Концерты Borns, Pharaoh, Кедра Ливанского и группы «Утро», вечеринка «Decompression», посвященная...

Из повседневного обихода исчезают фотоаппараты, блокноты, книги, ключи, карточки. Все переносится в...

Станислав Зельвенский — о паранормальной драме из Норвегии, которая выходит в российский прокат с...

Руслан Усачев, патриарх русского видеоблогинга, организатор «Видфеста», проходит музыкальный тест...