Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Номер Один, или В садах других возможностей

Средняя оценка: 0 из 5

Голосов: 0

Проголосовать
Номер Один, или В садах других возможностей

Рецензия «Афиши»

Нет оценки
Спасибо! 2
Петр Фаворов

263 рецензии · 285 оценок · 3372 спасибо

Четыре ночи мне снится один и тот же сон: какие-то люди преследуют меня по лестницам вонючего подъезда (или это я преследую их?), я выбираюсь на чердак, а оттуда через слуховое окно на крышу; перегнувшись через край, я высматриваю их внизу, а они со двора тычут в меня пальцем; через другой люк я пытаюсь попасть в соседний подъезд, а они уже там, а в углу чердака, легко кружась, будто танцуя сам с собой, висит в петле какой-то человек. Две недели назад я прочел роман Людмилы Петрушевской... Показать полностью

Четыре ночи мне снится один и тот же сон: какие-то люди преследуют меня по лестницам вонючего подъезда (или это я преследую их?), я выбираюсь на чердак, а оттуда через слуховое окно на крышу; перегнувшись через край, я высматриваю их внизу, а они со двора тычут в меня пальцем; через другой люк я пытаюсь попасть в соседний подъезд, а они уже там, а в углу чердака, легко кружась, будто танцуя сам с собой, висит в петле какой-то человек. Две недели назад я прочел роман Людмилы Петрушевской «Номер Один, или В садах других возможностей». До этого в кошмарах мне снился только «Колодец и маятник» Эдгара Аллана По.

Завязка такова: «Понедельник начинается в субботу» опрокинут в «Сердце Пармы» — некий увлеченный сотрудник этнографического НИИ (он же Номер Один, главный герой) докладывает мошеннику-директору о результатах экспедиции в становища вымирающей сибирской народности энтти. Верования этого племени вертятся вокруг первобытного ужаса перед живыми мертвецами с не пожелавшими или не смогшими уйти на тот свет душами — чучунами, как они их называют. За рассказами о «ночном пении» энттийских шаманов-мамотов, заледеневших могильниках, служащих входом в мир мертвых под названием Нижний Сы, и новом варианте пятой главы энттского народного эпоса «Емолой-Хайыр» понемногу проступает первый слой правды — один из участников экспедиции взят в заложники охраной расположенной в тайге зоны для приговоренных к пожизненному заключению. Необходим выкуп, большие для нищего института деньги, и поиск этих денег будет некоторое время казаться главным мотором действия. Главный герой с огромным трудом получает их от директора, потом их крадут, он преследует воров (сцена в подъездах), на свою голову настигает их, его убивают — и тут и так потусторонне дикий сюжет надламывается. Вместо того чтобы отправиться к праотцам, душа Номера Один переселяется в тело Валеры, одного из двух грабителей, убитого его собственным сообщником в тот же самый момент. После этого книга превращается в уже совсем ни в какие ворота не лезущую последовательность переходов из одного тела в другое всех персонажей, от главных до третьестепенных. Пока будут оживать и умирать соседи по подъезду и пациенты близлежащей онкологической больницы, Номер Один успеет ограбить морг, убить Валериного сообщника, пару раз добыть и снова потерять искомые деньги, отомстить директору и едва не изнасиловать свою собственную жену, когда, явившись в их квартиру в виде Валеры, он обнаружит в прихожей незнакомые мужские тапки. А потом он снова вернется в свое прежнее тело, а потом…

Петрушевская с прозекторской точностью препарирует свой запутанный сюжет, только в самом конце разъясняя нам, что же это все было. Любое краткое изложение и невозможно, и злонамеренно, так что вместо того, чтобы описывать вам подробности взаимоотношений мамотов с Нижним Сы (а это очень важная часть общей загадки), скажу о нескольких поразивших лично меня вещах. Во-первых, весь роман рассказан от первого лица, с речевыми маньеризмами, оговорками и проглоченными словами: за огромным диалогом директора и подчиненного следуют два письма Номера Один к жене и, главное, несколько его внутренних монологов. Убедительные исповеди человека, что находится в состоянии, когда его душа и разум постепенно подчиняются телу (от цитат из статей зарубежных авторов — к точному планированию каждого шага в новых импровизированных грабежах), — высший пилотаж. Еще более впечатляющее рукоделие Людмилы Стефановны — это многостраничные описания ключевых секундных сцен, огромные живые картины, в которых точно описываются мельчайшие движения будто завязших в клею персонажей и которые полностью уничтожают ощущение времени. Дочитываешь внушительного размера главу — и понимаешь, что действие длилось минут десять, не больше.

И наконец, последнее. В «Номере Один» можно вычислить уйму социальных смыслов: роман про подавление интеллигенции криминалом, или о метафизической сути воровства, или о проблемах исчезающих народов Севера. Легко придумать еще пару тем: о кризисе российской пенитенциарной системы или там об изменившейся роли мужчины в современной семье. Само разнообразие этих предположений свидетельствует: в своем первом романе Петрушевская продолжила свою вечную литературную игру в «Свинцовые мерзости быта, или Пыльным мешком по голове». Общественного звучания тут не больше, чем в «Сяпала калуша по напушке» или в описании жизни и судьбы свиньи Аллы. Петрушевская просто сочинила книгу, в которой все герои к концу становятся чучунами, а главным вопросом все равно остается «Чьи тапочки?». Как поет мамот, у входа в Нижний Сы «трехпалый, однорукий спрашивает: «Какие новости есть, расскажите». А душа отвечает, как заведено: «Никаких новостей нет».

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Игровые площадки для лучшего торжества

Космический квест, который точно понравится детям

Масштабные игры для больших команд

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

В субботу, 16 декабря, команда лейбла System 108 проведет последнее в этом году событие Test 4 в...

Месяц назад в Москве открылся магазин детских книг «Маршак», который до этого полгода существовал в...

Кратко рассказываем, что достанется «Диснею» после исторической сделки по приобретению корпорации...

Instagram разрешил подписываться на хэштеги как на обычные профили. «Афиша Daily» собрала 15...