Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
NO LOGO. Люди против брэндов

Книги
Наоми Кляйн
2003

Средняя оценка: 4 из 5

Голосов: 5

Проголосовать
NO LOGO. Люди против брэндов

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 2
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Пятисотрублевый капитальный том размером со средний роман Дюма. Внутри функционирует лирическая героиня, более чувствительная к окружающим ее явлениям, чем прочие люди; она читает научные труды по маркетингу и экономике, с остервенением пялится в MTV, шныряет по школам и университетам, колесит по Индонезии и Филиппинам; смысл ее деятельности — расследование деятельности главных героев. Главных героев зовут Nike, McDonalds, Shell, Microsoft… всего несколько десятков имен. Еще в книге есть... Показать полностью

Пятисотрублевый капитальный том размером со средний роман Дюма. Внутри функционирует лирическая героиня, более чувствительная к окружающим ее явлениям, чем прочие люди; она читает научные труды по маркетингу и экономике, с остервенением пялится в MTV, шныряет по школам и университетам, колесит по Индонезии и Филиппинам; смысл ее деятельности — расследование деятельности главных героев. Главных героев зовут Nike, McDonalds, Shell, Microsoft… всего несколько десятков имен. Еще в книге есть пять миллиардов статистов, которых и представляет лирическая героиня: именно к ним она обращается за помощью, когда понимает всю безнадежность ситуации, в которой оказалась.

«Если зажмуриться, склонить голову набок и закрыть левый глаз, то единственное, что увидишь из моего окна, от дома и до самого озера, — это 1932 год» — лирическое «я» появляется уже в первом предложении книги. «Я» принадлежит 30-летней канадке Наоми Кляйн. Несмотря на то что «Если зажмуриться…» — первая фраза не романа, а серьезного междисциплинарного исследования, фраза наверняка войдет не только в историю антиглобалистского движения, но и в историю литературы — как «Призрак бродит по Европе». “NO LOGO” относится к тем нон-фикшнам, которые моделируют картину мира столь же полноценную и самодостаточную, какая бывает только в художественной литературе.

На самом деле “NO LOGO” (2000) — научный труд; это исследование мира при новом экономическом порядке; «Капитал» эпохи глобализма; больше, чем книга, — целая операционная система, позволяющая интерпретировать почти любой фрагмент действительности; легко скачивается и быстро грузится.

В кратком изложении “NO LOGO” выглядит так. В конце 80-х теоретики менеджмента установили, что выгоднее производить не товары, а имиджи — в результате произошел сдвиг от производства к маркетингу. Основным профилем корпораций нового типа — вроде Nike и Microsoft — стал брендинг. Отличие брендинга от рекламы состоит в том, что в рекламе продвигается товар, а при брендировании — ничего конкретного: образ жизни (спортивный, богемный, бунтарский), произвольно, ассоциативно — усилиями маркетологов — связанный с маркой корпорации. Nike как бы продает не кроссовки, а спортивный образ жизни вообще.

Корпорации вроде Nike избавляются от людей и средств производства, сливаются между собой, образуя монополии и уменьшая наши возможности выбора. Борьбу за рынок выигрывает тот, у кого меньше реальных владений и кто больше производит имиджей. У Nike и нет никаких кроссовок — фактически компании нового типа покупают чужие товары и вовлекают в орбиты своего брендинга. Производство уходит в третий мир — в результате люди на Западе теряют работы или устраиваются на мак-джобы — временные, непрестижные места. Небольшая группа людей получает сверхприбыли, средний класс на Западе истончается, страны третьего мира нищают, пропасть растет. Далее Кляйн показывает изнанку маркетинговой риторики глобальной деревни: чудовищные потогонные фабрики в третьем мире.

Непрерывное производство имиджей требует все нового пространства для их размещения; бренды вторгаются в ранее свободные от них пространства — от школ до сортиров. Реальность поглощается брендами, замусоривается ими.

Разумеется, и без “NO LOGO” известно про вьетнамские фабрики и найковские кроссовки; Кляйн просто удачно свела сведения из теории менеджмента, экономики, философии, социологии. Факт, однако, тот, что практически любой объект окружающей действительности может быть прокомментирован в терминах книги “NO LOGO”.

На самом деле методология выглядит так убедительно благодаря разнообразным талантам Кляйн. Для анализа рекламных текстов, цифр, образов, идей писательница нашла очень точную интонацию — почти уэльбековско-коуплендовскую. У Кляйн замечательный талант подбирать цитаты: из выступления Фиделя на праздновании 50-летия ВТО («На что мы будем жить? Какое промышленное производство достанется нам? Только низкотехнологичное, трудоемкое и ядовитое? Может быть, они хотят превратить весь третий мир в огромную свободную экономическую зону, набитую сборочными цехами, которые даже не платят налогов?»), из обращения одного директора зоопарка («Поскольку крокодил — символ Lacoste, мы подумали, что им будет интересно стать спонсорами наших крокодилов»).

Кляйн очень точно подбирает горько-ироничные образы. Например, описывая то, как борцы за политкорректность проспали угрозу, исходящую со стороны корпораций, она выражается так: пока мы боролись за права меньшинств и писали на стенах гневные и ироничные лозунги, мы и не заметили, что саму стену к тому времени уже продали.

Больше всего Наоми Кляйн похожа на Смиллу Ясперсен, персонажа хеговской «Смиллы»: ироничная сильная женщина, проявляющая «живой детективный интерес к небрендовым местам рождения товаров с брендовыми названиями». Запоминаются не только ее гневные инвективы, но и трогательные истории вроде той, как она приехала на какую-то филиппинскую потогонную фабрику, чтобы поговорить с рабочими, а те пялились на нее с недоумением — из-за жары она была в легком пляжном платьице, и ей стало крайне неловко.

Я, признаться, мало что смыслю в мировой экономике; но, судя по тому, как с “NO LOGO” обращается западная пресса, запомнят Кляйн надолго, а потом и канонизируют. Присоединяясь к любым славословиям в адрес этой книги, я имею к ней и некоторые претензии. Во-первых, Кляйн, рассуждая о том, откуда взялась новая корпоративная культура, ничего не говорит о падении коммунизма (который, очевидно, был сдерживающим фактором глобализации). Во-вторых, мне трудно осилить весь путь лирической героини “NO LOGO”. В последней трети книги Наоми Кляйн становится активисткой, участницей движения сопротивления брендам. Она рассказывает, как можно завалить Nike; как можно заставить Shell ответить за преступления в Нигерии; она с явным удовольствием перепечатывает фотографию Гейтса с тортом на роже.

Боюсь, в качестве «Библии антикорпоративного движения» — эдакой черной иконы, вооружась которой я должен выступить в поход против корпораций, “NO LOGO” — это как-то слишком. Не хочется ни бить витрины в «Макдоналдсе», ни судиться с ним, ни распространять антимакдоналдсовские листовки — просто потому, что, судя по масштабам бедствия, никакая активность глобализму не помеха. Наоми Кляйн придерживается по этому поводу другого мнения.

Самое главное последствие, которое в самом деле чувствуется: свежесть какая-то в жизни появляется, новые ощущения; почти паранойя. В ближайший «Макдоналдс» заглядываешь — как в храм сатаны: нежить какая-то в форме прессованную мясную пыль продает, пластмассовый урод на скамейке раскорячился, в коробочках — макнаггетсы… И — как будто этого мало — откуда-то сзади вопят еще дурным голосом: «Свободная касса!» Реально страшно.

Скрыть

Отзывы пользователей

Нет оценки
R_AD

1 рецензия · 1 оценка · 0 спасибо

Рядовой читатель ничем на процесс повлиять всё равно не сможет. Да и не захочет. А в антиглобалистах мне не нравится то, что они отказывают людям в наличии здравого смысла. Ложная тревога.

Нет оценки
cross

3 рецензии · 3 оценки · 1 спасибо

в Англии NO LOGO вышла год или полтора назад, хорошо продавалась во всяческих ad shops и, конечно же, в Design Museum'e, и продавалась прежде всего как отличная от коммерческой точка зрения.

как это так, повесить МТС на всю Манежную -- это не круто? да вы что, это же мечта любого пиарщика! но госпожа Кляйн несогласна, у неё есть причины, и они понятны, и пока читаешь, мозги перестраиваются. легко даётся нелюбовь к Nike, труднее -- нелюбовь к Levi's, что поделать, мы уже и сами... Читать полностью

Все рецензии 3

Хайп «Пацаны, не смешите мои трусы»: Кизару о наркоторговле, побеге из России и рэпе

Космический квест, который точно понравится детям

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Игровые площадки для лучшего торжества

Масштабные игры для больших команд

Прежде чем подводить окончательные итоги года в рубрике «Кино», мы предлагаем читателям «Афиши...

Режиссеры-дебютанты, добравшиеся до проката благодаря программе «Каро.Арт», проходят анкетирование...

Шесть героев «Афиши Daily» отправились во Vnukovo Outlet Village, чтобы поиграть в «Сикрет Санту» ...

Слово водорослям, Собчак в красном и «шутки с бородой» от Путина — о чем писали в твиттере...