Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Блуд труда

Книги
Дмитрий Быков
2003

Средняя оценка: 3 из 5

Голосов: 1

Проголосовать
Блуд труда

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 5
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Вы наверняка знаете сочинителя этой вещи - журналист, поэт и беллетрист Быков благодушничает в телевизоре, фельетонирует в "Собеседнике" и "Консерваторе" и грызется в Интернете. Запоминающаяся внешность - жовиально-благообразный рембрандтовский мужчина, бубновый валет из колоды карт "Атласные".

Зато не знаете вы пока, что быковская "Орфография" - второй, после очень хорошего "Оправдания", его беллетристический опус - русская... Показать полностью

Вы наверняка знаете сочинителя этой вещи - журналист, поэт и беллетрист Быков благодушничает в телевизоре, фельетонирует в "Собеседнике" и "Консерваторе" и грызется в Интернете. Запоминающаяся внешность - жовиально-благообразный рембрандтовский мужчина, бубновый валет из колоды карт "Атласные".

Зато не знаете вы пока, что быковская "Орфография" - второй, после очень хорошего "Оправдания", его беллетристический опус - русская "Волшебная гора"; сильнейший, сдается мне, отечественный роман идей из тех, что случились за последние лет шесть; текст упругий, рассчитанный не только на единовременный взрыв, но и на дальнейшую многолетнюю радиацию; в нем сконцентрирована бешеная воля к трансформации не литературного, но в первую очередь общественного ландшафта. Вещь ширококостная и толстошкурая, гиппопотам в 680 страниц.

"Орфография" - роман-опера про людей 1918 года: Маяковского, Розанова, Мандельштама, Луначарского, Ахматову, Горького и прочих; история про несколько месяцев из жизни петроградского журналиста, пишущего под псевдонимом Ять. Слушайте музыку революции: роман начинается с того, что Ять узнает об отмене орфографии и упразднении своей буквы; так он становится буквально лишним человеком. На Елагином острове организована коммуна-богадельня для ученых-филологов, где несколько десятков петроградских интеллигентов, сражаясь с бытом, спорят о революции, культуре, пролетариате и орфографии. Довольно скоро коммуна раскалывается: левые во главе с Корабельниковым (Маяковским) формируют альтернативную коммуну. В мае 1918 случится катастрофа, рагнарек - там Ять и спечется.

Уму непостижимо, как это можно было написать за год (при том, что Быков не вылезает из газет, Интернета и телевидения) - такие романы лет по десять возводят. Литература нобелевская: Быков пишет не то что хорошими абзацами - он делает такие сцены, такие массовки, такие крупные планы - караул. По-разному, изобретательно, с ритмическими чередованиями - скандал, затишье, нагнетание, прилив, буря, откат. Он ворочает прозой, будто у него толстовские, может быть, бунинские мускулы. Это очень радостная, стопроцентно настоящая литература. Ей-богу, 1001 ночь, шайтан.

"Орфография" производит впечатление "подснежника" - будто оттаял и показался вдруг текст, сочиненный человеком двадцатых-тридцатых годов, в самом деле жившим в петроградском 1918-м; может быть Буниным, А.Толстым, Мариенгофом. Однако ж быковский роман об обществе мертвых поэтов и битве за орфографию - железный первоисточник; корпус текстов первой трети ХХ века - последышей Серебряного века - слежался и сгустился в нем в новый, совсем с другими целями сочиненный роман.

Этот текст демонстративно вживлен в вертикальную иерархическую структуру русской литературы - в высшие, по Быкову, ярусы, где существуют Ремизов и Розанов, Мандельштам и Бабель. В "Орфографии" остро чувствуются тексты той эпохи - от "Несвоевременных мыслей" и "Окаянных дней" до "Сумасшедшего корабля" Форш и "Апокалипсиса" Розанова. Все тронулось и заколосилось в быковском тексте. Есть здесь и совсем уж узнаваемые номера - лейтмотив "был-ли-мальчик" из "Клима Самгина", коммуна-сумасшедший корабль Форш, увертюра из "Восемнадцатого года" Алексея Толстого.

Вот еще важная вещь про "Орфографию": выдав этот роман, Быков оттяпал себе права на блаженное наследство людей Серебряного века. Это очень важно, поскольку в России валюта - нефть и литература, именно эти недра приватизируют писатели-идеологи, те, кто собирается ворочать обществом (Акунин, Максим Соколов). Быков после "Орфографии" - олигарх: с акциями Серебряного века, в статусе официального наследника Традиции можно многое себе позволить; например, быть идеологом. У него в руках - ключ от шлюза, с помощью которого можно подтапливать все наличное литературное пространство и демонстрировать, что торчит из воды, а что нет. Блок останется, а Сорокин - нет, вот и вся разница, просто и наглядно, хоть убейте.

Второй роман Быкова - не только литературный факт, исторический роман о том, как обдернулась и сгинула русская интеллигенция. В "Орфографии" Быковым выведен закон взаимодействия культуры и варварства, империи и интеллигенции. Революция гибельна для художника, и поэтому его путь - поддерживать империю, какую ни есть. В складках империи можно затаиться и творить, в революции - только погибнуть. Орфография - это и есть добровольные самоограничения художника, необходимые, чтобы не сверзиться в ничто, но существовать на краю пропасти. Орфография - метафора недевальвируемой шкалы ценностей, нравственного стержня, подлинного таланта; защитный экран от хаоса.

Закон этот действует не только в отношении людей 1918 года, но и нынешних, девяностых-нулевых годов. "Орфография" - хагакуре интеллигента; роман о том, что путь людей книги - поддерживать условности и, стало быть, империю. Это манифест антилиберализма и нового консерватизма - двух понятий, с которыми сейчас носится Быков.

"Орфография" - может быть, первый за последние десятилетия роман, который может осуществить внелитературный тектонический сдвиг, сместить систему ценностей не только в литературе, но и в обществе. Это попытка реставрации интеллигенции как класса - сообщества людей, любящих литературу и способных к внутреннему самоограничению, нравственной орфографии. В орфографических тезисах Быкова чувствуется Голливуд, настоящий Большой Стиль; Быков так уверенно, в хлам, подминает под себя и хихикающий постмодернизм и гибельный модернизм, что его традиционализм выглядит архиубедительно.

В девяностые все в Быкове раздражало: его нелепый афронт, нежелание хохмить и иронизировать, пафосность, ячество, принсипы. Теперь, после романа, выяснилось: имел право. Быков пересидел всех шампанских остроумцев и становится одной из ключевых фигур нулевых годов. Судя по напору и рембрандтовской внешности - надолго. Проанонсируем-ка еще и книжку быковской публицистики, только что вышедшую - после "Орфографии" дьявольски интересно перечитать быковские эссе про Блока, Пелевина, Чуковского, Честертона, Акунина. Хорошо, Быков; очень хорошо. Проанонсировать следует и новое "правильнописание", которое, сдается мне, приходит вместе с быковской "Орфографией" - второй мейнстрим, антипостмодерн, откат в традиционализм, в серьезный дельный реализм. Первая тройка - Быков, Юзефович, Пелевин.

Быков, конечно, классово свой - homo legens. Неприятно то, что всякая сволочь начнет размахивать "Орфографией", как головой Горгоны, заставляя каменеть и цепенеть все, что ни попадется ей на глаза. Быковские "книжные мальчики" может быть и пишут без орфографических ошибок, зато в жизни - омерзительны.

Кроме того, при всей прельстительности Быкова может же мне быть все равно. Бывает же, что не хочется ставить на этого жовиального бубнового валета, да и вообще играть в его карты; вы идите умирать за свою интеллигенцию, а я буду читать Сорокина и Толстую, утопили вы их или нет. Есть же у человека право на то, чтоб остаться НРЗБ. Тут вся разница в темпераменте.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Итоги года Читатели «Афиши» выбирают лучшие фильмы 2017 года

Масштабные игры для больших команд

Космический квест, который точно понравится детям

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Игровые площадки для лучшего торжества

Режиссеры-дебютанты, добравшиеся до проката благодаря программе «Каро.Арт», проходят анкетирование...

Шесть героев «Афиши Daily» отправились во Vnukovo Outlet Village, чтобы поиграть в «Сикрет Санту» ...

Слово водорослям, Собчак в красном и «шутки с бородой» от Путина — о чем писали в твиттере...

Музеи, которые рассказывают о жизни писателей и поэтов, пингвине и белых медведях, которые жили в...