Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Анархисты

Книги
Александр Иличевский
Астрель, Москва, 2012

Средняя оценка: 4 из 5

Голосов: 4

Проголосовать
Анархисты

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 2
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Драма из провинциальной жизни

Действие романа разворачивается в Калужской области: городок на Оке, утопающий в левитановских пейзажах. Не в Москве — вот что важно, и вот здесь, в условиях пониженной гравитации «центра», в уникальном «ландшафтном заповеднике» (причем речь и о природе, и об общественном ландшафте) возникает выглядящая анахронизмом, как будто из чеховских повестей, колония существ — провинциальное «общество»: местный доктор,... Показать полностью

Драма из провинциальной жизни

Действие романа разворачивается в Калужской области: городок на Оке, утопающий в левитановских пейзажах. Не в Москве — вот что важно, и вот здесь, в условиях пониженной гравитации «центра», в уникальном «ландшафтном заповеднике» (причем речь и о природе, и об общественном ландшафте) возникает выглядящая анахронизмом, как будто из чеховских повестей, колония существ — провинциальное «общество»: местный доктор, местный ветеринар, местные учителя, местный художник, местный священник, местный богатей. У каждого — свои «теории», причуды, норовы; все так или иначе наркоманы — страдающие зависимостью от других людей, от истории, от ландшафта, от пространства; от какой-то страшной, не могущей быть разделенной любви. Все чем-то одержимы — поиском истины, точной оптики, идеального устройства обще­ства; у всех в голове странные идеи, реализация которых непременно должна сделать счастливым все человечество — но никак не делает счастливыми самих идеологов; тем не менее они уже приступили к реализации своих намерений. В целом это такая констелляция свободных личностей, действующих по своему усмотрению, самоорганизующихся — и рассчитывающих не на государство, а исключительно на собственные силы; если угодно — «анархическая цивилизация», каждому из членов которой приходится по-своему дорого расплачиваться за свободу — особенно после того как художник-дауншифтер привозит с собой «фам-фаталь» и относительно спокойная жизнь колонии нарушается; в отсутствие общего для всех закона и централизованной иерархии им сложно договориться друг с другом; стабильность структуры очень уязвима; возникает череда трагических событий.

Эксперименту общественному соответствует эксперимент писательский: «Анархисты», роман из современной жизни, герои которого живут в путинской России, намеренно «состарен», как будто снят на вирированную пленку. «После смерти родителей Наталья Андреевна стала особенно строга с братом, уверяя, что мстит ему за отнятое детство. Она считала, что Петр не способен завоевать расположение судьбы, радовалась дружбе его с Дубровиным и старалась способствовать ее укреплению». Персонажи разговаривают, ведут себя и описаны таким образом, словно живут не то у позднего Тургенева, не то у Островского, не то у Чехова; где-то там. Разумеется, это тотальное остранение — провокация: читатель шокирован этой вызывающей театральностью, бутафорскостью стиля, тем, что «так-сейчас-не-пишут». Провокация — но вызывающая совсем не тот эффект, что сорокинские имитации, в которых оттого что за стилем нет соответствующего идеологического шлейфа, у читателя возникает невроз, что разрешается в тот момент, когда «дискурс сходит с ума» и тургеневские девушки оказываются разрублены топором или зажарены в печи. У Иличевского эта «состаренная» манера не противится современной фактуре, а входит с ней в резонанс, и читатель в состоянии сопереживать трагедиям тургеневских персонажей, обсуждающих интернет; хотя менее странным, конечно, на слух этот аккорд не становится.

«Анархисты» — четвертый роман из «квадриги» — тетралогии, что ли? — «Солдаты Апшеронского полка»: «Матисс», «Перс», «Математик». Опять история про художника, про зрение, про устройство глаза, про пейзаж, про Левитана. Опять человеческие драмы на фоне ландшафта — который одновременно и делает их более значительными, и низводит до заведомой нелепости. Опять, опять, опять — но если «Перс» и «Математик» казались инерционными вещами и читатель пробирался сквозь них на набранной еще в «Матиссе» скорости, то здесь инерция преодолена; за счет странной манеры, за счет блестящей композиции, за счет замечательного сюжета с «фам-фаталь». «Анархисты» выглядят свежим, не угнетающим и не подавляющим текстом. У Иличевского удивительная способность видеть невероятную красоту там, где другие видят только ерунду и пустое место, — и рассказывать об этой красоте захватывающие истории. Он умеет собирать в своих ­романах компании чудаков: анархистов-теоретиков, воскресителей мертвых, физиков, подсчитывающих массу комаров на кубический метр воздуха; возможно, он даже сумел вывести некую романную формулу — по которой и выстраивает свои «квадриги» с впечатляющей скоростью. Так или иначе — перед нами настоящий, большой, с колоннадой, театр — то есть роман, конечно.

Скрыть

Отзывы пользователей

Оценка: 5 из 5
AI

1 рецензия · 2 оценки · 0 спасибо

Большое, как остров с лесами, скалами, ручьями, ку¬чевое облако медлит над поворотом реки. Ни обла¬ко, ни река не видят человека.
Человек живет у реки и вслушивается в нее. Он за¬нимается домашними делами: разбрасывает по саду перегной, который привозит на тачке из лесу; рубит и складывает дрова; охаживает косой заросшие углы участка, поправляет упавшую жердь ограды — и вре¬мя от времени застывает, чтобы перевести дух, всмо¬треться в небо поверх леса, пнуть ногой... Читать полностью

Все рецензии 2

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Масштабные игры для больших команд

Космический квест, который точно понравится детям

Игровые площадки для лучшего торжества

Прежде чем подводить окончательные итоги года в рубрике «Кино», мы предлагаем читателям «Афиши...

В субботу, 16 декабря, команда лейбла System 108 проведет последнее в этом году событие Test 4 в...

Месяц назад в Москве открылся магазин детских книг «Маршак», который до этого полгода существовал в...

Кратко рассказываем, что достанется «Диснею» после исторической сделки по приобретению корпорации...