Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Хлорофилия

Книги
Андрей Рубанов
Астрель, Москва, 2009

Средняя оценка: 3.5 из 5

Голосов: 13

Проголосовать
Хлорофилия

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 4
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

Уловка-XXII

XXII век, Россия, Москва. Савелий Герц — журналист, работающий в главном московском еженедельнике «Самый-Самый». Журнал пишет о соотечественниках, которые продолжают ­работать во времена, когда главной заботой населения стало не производство, а потребление. Деньги теперь есть у всех: ­Сибирь сдана в аренду китайцам, и русские вот уже несколько десятков лет живут за счет ренты, тонизируя себя официально принятым лозунгом «Ты никому... Показать полностью

Уловка-XXII

XXII век, Россия, Москва. Савелий Герц — журналист, работающий в главном московском еженедельнике «Самый-Самый». Журнал пишет о соотечественниках, которые продолжают ­работать во времена, когда главной заботой населения стало не производство, а потребление. Деньги теперь есть у всех: ­Сибирь сдана в аренду китайцам, и русские вот уже несколько десятков лет живут за счет ренты, тонизируя себя официально принятым лозунгом «Ты никому ничего не должен». Россия в прежних границах существует только формально, потому ­что все оставшееся население — 40 миллионов — проживает в Москве, гигантском мегаполисе. Это утопающее в изобилии и потому неизбежно декадентское — пронизанное апокалиптическими настроениями — общество; но самое странное, что в какой-то момент здесь выросли — внимание — гигантские стебли. Настолько гигантские, что москвичи оказались как бы внутри джунглей. Чтобы компенсировать дефицит солнечного света, им пришлось застроить город небоскребами. «Социальный лифт» больше не метафора: номер этажа стал главным удостоверением статуса — на нижних этажах, в мире искусствен­ного освещения, обитают подонки общества, в пентхаусах — олигархи и богатые китайцы. Стебли растут только в Москве — чем еще больше озадачивают наблюдателей: что это — знак исключительности? воплощение специфически отечественного абсурда? русской нелюбви к порядку? одержимости русских вертикалями власти? или гнева божьего? Возможно, они появились именно в Москве как раз в связи с изобилием — как естественная социальная центрифуга, градуирующая благополучие даже там, где у всех есть одинаково-большая доля. Стебли — хорошая тема для разговоров; «расшифровывать» их можно до бесконечности, но охотников за смыслом среди ­моск­вичей будущего так же немного, как и сто лет назад. Между прочим, мякоть травы является наркотиком — одновременно релаксантом и энергетиком; опять же очень кстати — что еще нужно нации, уставшей от исполнения исторических миссий и испытывающей желание изолироваться и просто «пожить для себя». «Жрут траву» — то есть употребляют — почти все: но тайно от государства, под угрозой наказания. Еще почти все здесь добровольно наблюдают друг за другом — участвуя в телепроекте «Соседи» (нечто среднее между «Домом-2» и блогами). Внутрь этого исковерканного «возмутительным богатством» общества автором инсталлированы несколько персонажей, за судьбой которых мы и наблюдаем; очевидно, что стабильность, выстроенная на довольно непрочных основаниях, не может продолжаться вечно; ну вот она и не продолжается.

Рубановский роман об обществе гигантских растений легко встраивается в ряд классических — замятинско-оруэлловских — антиутопий; так легко, что нет сомнений, что перед нами все-таки скорее антиутопия-пародия. Пародия на популярность «социальных романов» (еще один, совсем уж абсурдный, вариант общества, одержимого экономическим ростом и мифической стабильностью). Пародия на романы-катастрофы. Автопародия (первый роман Рубанова называется «Сажайте, и вырастет»). Пародия на «Вишневый сад»: пьеса из жизни русских интеллигентов, опять оказавшихся в новых экономических условиях, — и опять рядом с ними растет нечто важное и глубоко символическое; здесь есть даже свой Лопахин — предприниматель Глыбов. Вообще, несмотря на нелепый антураж, тема-то — типично чеховская/рубановская: трудоголик в обществе ленивых людей, судьба интеллигента в дико неинтеллигентном обществе. Какими бы плохими ни были условия, сколько бы ни терял он жизненной силы от адаптации к «плохому» обществу, раз он не «васисуалий», а интеллигент в смысле «мы намерены вытащить всех. Любой ценой», то сумеет сломать жизнь об колено. В этом смысле «Хлорофилия» ничем не отличается от других рубановских романов; базовая потребность, которую они удовлетворяют, — образ героя, ролевой модели для читателя.

«Хлорофилия» — сильный и эффектный жест: ультрареалист разворачивается через две сплошные, «лезет в фантастику», действует вопреки инерционным читательским ожиданиям. Вы думали, у меня нет воображения, я умею только эксплуатировать свой опыт, свою богатую событиями биографию и не гожусь ни на что, кроме беллетризованных исповедей? Так вот вам. Вообще, славный роман — лихой, умный, остроумный, веселый; и очень «рубановский»: то есть а) с его специфической интонацией, б) с его языковой точностью — то есть жестким контролем за степенью «концентрированности» текста; в) с сюрпризом, с финтом. У «Хлорофилии», наверное, неплохие шансы стать бестселлером; однако, странным образом, она не вызывает желания заорать «Качать Рубанова!». Перемудрил. Грубо сведены — и как-то совсем уж не зарифмованы история офисной карьеры и сюжет о постапокалиптических партизанских войнах. Путаются — то есть, по сути, недопрописаны — персонажи второго плана, друзья главного героя. Внутренние линии растут в романе так же бессистемно, как ­гигантские стебли в Москве: семейные секреты, офисные интриги, тайная полиция, сектанты, исчезновения людей, страх за будущего ребенка, дикари-троглодиты — и формально, да, все эти линии более-менее сошлись в одной точке, но все это уже демьянова уха, за порогом восприятия; от каких-то перипетий лучше было бы отказаться.

Стратегическое мышление; отменное воображение; все вроде бы хорошо — но порядка нет; забавно, что рубановский роман испытывает те же проблемы, что и описанный в нем ­город.

Скрыть

Лучшая рецензия
Оценка: 3 из 5
Спасибо! 1
Михаил  Белозеров

1 рецензия · 1 оценка · 1 спасибо

Рецензия на роман-утопию Андрея Рубанова «Хлорофилия»

Начну в краткой справки: рейтинг этой книги в магазине «Москва» очень и очень высокий – третий.
Еще один роман о Москве. Так и хочется воскликнуть: «Господа писатели, если хотите быть изданными и обласканными большими тиражами и щенячьими восторгами, пишите только о нашей столице! И благосклонность издателей и читателей вам обеспеченна – по закону больших чисел». Пусть кто-нибудь скажет, что нет такой... Читать полностью

Отзывы пользователей

Оценка: 4 из 5
Anton Protchenko

1 рецензия · 1 оценка · 0 спасибо

книга интересна для тех, кому интересен вообще жанр антиутопия.. да и так, подумать есть над чем..
в общем, ребят,читайте, не пожалеете..
я вот тоже собираюсь перечитать

Оценка: 5 из 5
forestfairy

71 рецензия · 72 оценки · 72 спасибо

Бегите и покупайте книгу немедленно. Я вообще поклонник классики зарубежной и читаю современную литературу нехотя, чтобы не выпадать из жизни. Обычно современные авторы старше меня, но стиль их письма меня просто поражает своей бесталанностью, накрученностью и отсутствию стиля. Хлорофилию купила,тк в эфире услыша вскользь упоминание покойного Трахтенберга этой книги и его похвалу. Книга захватила сразу с первых страниц, прежде всего простотой стиля. Не знаю, писал ли Рубанов сам или делали за... Читать полностью

Все рецензии 4

Игровые площадки для лучшего торжества

Космический квест, который точно понравится детям

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Масштабные игры для больших команд

Прежде чем подводить окончательные итоги года в рубрике «Кино», мы предлагаем читателям «Афиши...

В субботу, 16 декабря, команда лейбла System 108 проведет последнее в этом году событие Test 4 в...

Месяц назад в Москве открылся магазин детских книг «Маршак», который до этого полгода существовал в...

Кратко рассказываем, что достанется «Диснею» после исторической сделки по приобретению корпорации...