Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Мертвый язык

Книги
Павел Крусанов
Амфора, Петербург, 2009

Средняя оценка: 3.6 из 5

Голосов: 5

Проголосовать
Мертвый язык

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 3
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2561 спасибо

«Шатуны», петербургская версия

Петербург, наши дни. Двое мужчин и две девушки, все относительно молоды, отказываются шагать в ногу со временем: они презирают социальный успех, эстетизируют аутсайдерство, стоически иронизируют над финансовыми неурядицами, устраивают кое-какие «акции» и смаку­ют в застольных беседах свою петербургскую прописку, позволяющую предаваться светлой тоске по «иному» и «инерции тяжелого русского... Показать полностью

«Шатуны», петербургская версия

Петербург, наши дни. Двое мужчин и две девушки, все относительно молоды, отказываются шагать в ногу со временем: они презирают социальный успех, эстетизируют аутсайдерство, стоически иронизируют над финансовыми неурядицами, устраивают кое-какие «акции» и смаку­ют в застольных беседах свою петербургскую прописку, позволяющую предаваться светлой тоске по «иному» и «инерции тяжелого русского бездействия» интенсивнее, чем тем горемыкам, кому не посчастливилось жить в самом прекрас­ном городе на свете. Однажды в Музее Достоевского они обнаруживают странное явление — «грыжу» из иного мира, «внутреннее воспаление пространства», «линзовидное тело», — которое называют «душ Ставрогина». Через несколько минут пребывания под ним открываются тайны всего — однако долго под этой струей не проторчишь: за прикосновение к «подлинному» расплачиваешься эпилептическим припадком.

Первым контактом с «грыжей» похождения героев не заканчиваются — в какой-то момент они даже лишаются ­че­ловеческой оболочки и попадают в мир, где Адам еще только собирается произнести первое слово, но, в сущности, это все: в «Мертвом языке» нет никакой «ис­тории», это набор достаточно условно связанных между собой эпизодов, коллекция прекрасных пейзажей, энергичных монологов, не лишенных остроумия bons mots («хорошее название для автомойки — «Катарсис»; хорошее, во-во). Фантастическое допущение — обнаружение хода в потустороннее — скорее декоративный, чем несущий элемент рома­на; крусановские интеллектуалы если не прямые потомки, то, несомненно, близкие родственники мамлеевских «метафизических» — а уж те способны отыскать дыру в «запредельное» хоть в вывеске «Макдоналдса».

Главное, что у всех есть «убеждения», все склонны к теоретизированию — и из романа нетрудно составить несколько манифестов (протестного характера, но ни к чему конкретно не обязывающих — против филистерства, против пошлости капитализма, против фальшивого театра и т.п.); впрочем, крусановские интеллектуалы не такие идеологи, чьи «идеи» легко растиражировать или даже просто пересказать: разговоры о России, Достоевском, спасении души и родном городе замечательно живут внутри романной среды, в контексте и в ритме, но, выдернутые пинцетом, могут показаться либо высокопарностью, либо нелепостью.

Мающиеся без дела крусановские герои производят впечатление «мамлеезированных», однако в целом ощущение от крусановского текста совсем не то, что от мамлеевского. Чтение густых, переливающихся остроумными комбинациями слов крусановских текстов раздражает участки мозга, ответственные не за восприятие идей, а за наслаждение. Важно не что именно произносится, а патрицианская осанка, высоко задранный подбородок и маркированно петербургская интонация говорящего. Читателю остается маленькими глоточками вкушать афориз­мы из переполненной романной чаши и тихо аплодировать красивым финалам каждой главы; но было бы вульгарностью поверять текст Крусанова чем-либо вроде «достоверности», правдивостью характеров и вообще соответствиям реалистическому канону.

В сущности, красота языка — такая красота, доадамовская, языка, которым можно молчать не менее красноречиво, чем говорить, — не только содержание романа, но и оправдание его. Этот язык свидетельствует о том, что и в пошлой повседневности писатель, максимально далекий от бульварного идеала, может прилюдно принимать душ с несравненным достоинством.

Скрыть

Отзывы пользователей

Оценка: 3 из 5
Алексей Костромин

36 рецензий · 49 оценок · 86 спасибо

"Мертвый язык" - еще терпим, даже цветист местами и, цветаст оборотами, но как-то местно, ибо, будто рваный. Текст, то вялый, провальный, а то крепкий, яркий. То откровенно слабый, то сильный. Но увы, и в силе своей, он теперь не более, чем недоработанный черновик прежнего "Бом-Бома", тень от тени "Укуса ангела". В общем, на прежнем великолепном фоне, получилась этакая слабая, сырая вещь, какой-то неготовый к бумаге набросок будущего романа.

Вот читаешь и... Читать полностью

Оценка: 4 из 5
inya_rek

37 рецензий · 118 оценок · 51 спасибо

Крусанов отлично уклоняется от инерционного движения по кромке пресловутого Бублимира, прогрызая собственную дорогу параллельно ей. Однако мир этот не просто бублик с дыркой, это натурально Уроборос Мёбиуса, в котором любое движение, случись ему начаться, завершается мало того что в той же точке той же плоскости, так на финише ещё обнаруживается, что и голова обусловлена хвостом.
В тексте проглядывают слои: достоевщина - очевидно, через размещение зародыша мира в музее Федора Михайловича,... Читать полностью

Все рецензии 3

Игровые площадки для лучшего торжества

Космический квест, который точно понравится детям

Масштабные игры для больших команд

Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

В субботу, 16 декабря, команда лейбла System 108 проведет последнее в этом году событие Test 4 в...

Месяц назад в Москве открылся магазин детских книг «Маршак», который до этого полгода существовал в...

Кратко рассказываем, что достанется «Диснею» после исторической сделки по приобретению корпорации...

Instagram разрешил подписываться на хэштеги как на обычные профили. «Афиша Daily» собрала 15...