Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Чертово колесо

Книги
Михаил Гиголашвили
Ad Marginem, Москва, 2009

Средняя оценка: 4.5 из 5

Голосов: 22

Проголосовать
Чертово колесо

Рецензия «Афиши»

Оценка: 4 из 5
Спасибо! 7
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Беси

Мало шансов объяснить, почему роман про грузинских героиновых наркоманов 1987 года, по-видимому, лучшее, что издано на русском языке в нынешнем году; но что есть то есть. Имя автора, Михаила Георгиевича Гиголашвили (1954 г.р., с 1991-го живет в Германии) мало у кого на слуху; впрочем, несколько лет назад в этой рубрике уже шла речь о замечательном романе «Толмач», который, не исключено, впоследствии послужил источником вдохновения для михаил-шишкинского... Показать полностью

Беси

Мало шансов объяснить, почему роман про грузинских героиновых наркоманов 1987 года, по-видимому, лучшее, что издано на русском языке в нынешнем году; но что есть то есть. Имя автора, Михаила Георгиевича Гиголашвили (1954 г.р., с 1991-го живет в Германии) мало у кого на слуху; впрочем, несколько лет назад в этой рубрике уже шла речь о замечательном романе «Толмач», который, не исключено, впоследствии послужил источником вдохновения для михаил-шишкинского «Венериного волоса». «Чертово колесо» — над которым Гиголашвили работал на протяжении двадцати лет — глыба вдесятеро массивнее; романище, который без особых натяжек можно поставить рядом с том-вулфовскими «Кострами амбиций» и франзеновскими «Поправками». Такой же панорамный охват, такая же феноменальная «доказательная база», такая же опирающаяся на глубоко эшелонированную систему персонажей «романность», такой же особенный мрачный фоновый юмор — и абсолютно тот же эффект: когда вопреки здравому смыслу пытаешься прочесть 800 страниц в один присест; приклеиваешься, можно сказать.

СССР, Грузия, 1987-й, «перестройка». Центральные герои — тбилисские героиновые наркоманы и охотящиеся за ними ради денег менты; но это только в центре — вообще здесь сотни отчетливо прописанных персонажей из самых разных слоев общества: богема, подпольные цеховики, националисты, воры в законе, крестьяне, интеллигенция, школьники, партноменклатура. Несколько персонажей — с собственным «голосом», как бы рассказывающие «свои» эпизоды, не от «я», но несобственно-прямой речью: журналист-наркоман Ладо, капитан милиции Пилия, вор в законе Нугзар, студент-неудачник Кока… В «Чертовом колесе» друг за друга цепляются авантюрные, любовные и криминальные сюжетные шестерни; монументальное декорировано анекдотическим; и все время очень напряженная обстановка, перманентный кризис — метаморфозы, связанные с потерей и обретением человеческого облика, протекают чрезвычайно интенсивно. Здесь десятки очень хорошо сделанных сцен (пожар, нечаянное убийство, погоня, месть), несколько очень сильных историй (про чемодан с 30 кг опиума, про марку-«унику», про поездку в Кабарду за гашишем и в Голландию — за «другой» жизнью). Реалий и того, что называется «статусные детали» — языковые, вещест­венные, психологические, — так много, и они так точно подобраны, что «Чертово колесо» можно назвать, пожалуй, единственным отечественным романом, который стопроцентно соответствует стандартам том-вулфовской «новой журналистики» — он весь выстроен как «насыщенный репортаж».

Роман про давно лопнувшую «перестройку» — и эпоха ­«ломки» сфотографирована здесь широкоугольным ­объек­тивом и с очень высоким разрешением, — но «Чертово колесо» не имеет никакого отношения к жанру «исторического романа»: потому что воссоздает не время, а странную особенность пространства, внутри которого при всем национальном колорите госграница между Грузией и Россией — да и между СССР-1987 и ­Рос­сией-2009 — абсолютно несущественна.

Агония СССР магнетизировала многих романистов, но никто не показал — так, как Гиголашвили, наблюдающий процесс не в фас, а как бы в профиль, с национальной окраины, — что конец этой империи не был связан с кризисом идеологии или внешними причинами. Тайна «Чертова колеса» — с какой стати так цепляет роман о грузинских наркоманах 1987 года? — состоит в том, что за отдельными сюжетами, за каждой сценой просматривается Большой Сюжет, не имеющий конкурентов в смысле воздействия: софокловский рок, судьба, неизбежность. Мы видим — в романе детально, на многих сюжетах показана вся подноготная позднего СССР, его внутренняя, подбрюшная жизнедеятельность, — что СССР рухнул не от падения цен на нефть или происков Америки, а от социальной аварии, которая была масштабнее, чем Чернобыль. К ней привела цепь случайных совпадений, непросчитываемых последствий: горбачевская война с коррупцией привела к тому, что в Среднюю Азию приехали ревизоры, которые накопали больше — и захотели больше денег, цеховики расплатились с грузинскими смежниками бартерным опиумом, на который пришлось подсадить много народу, наркоманам понадобился еще морфий, менты захотели стать мафией и стали конкурентами криминалу, нарушился баланс сил, начался «беспредел», окраины почувствовали свободу. Цепная реакция. Не то чтоб СССР погубили «плохая» идеология или наркотики; идеология была в Москве, а наркотики были не причиной, но катализатором; с ними количество Зла резко увеличилось — но Зло пришло не извне, а вылезло изнутри. Колесо не красное, а именно чертово. В СССР (и в этом смысле роман рифмуется с балабановским «Грузом 200») годами концентрировалось Зло: «воздух был настоян на смерти». До определенного момента отношения с этим Злом были регламентированными — но после аварии оно роковым образом потекло наружу. «Ломка старого» обернулась «ломкой» — которой сначала мучились только несчастные наркоманы, а потом и вся страна. Первые последствия этой утечки и описаны в «Чертовом колесе»; это в чистом виде роман-катастрофа: экономика срезонировала с метафизикой.

Штука «Колеса» в том, что роман, который выглядит как абсолютно реалистический, одновременно производит удивительный, иван-карамазовский, эффект: в каждой сцене на заднем плане ощущается невидимый черт, персонифицированное Зло. Здесь абсолютно очевидно, что на всех уроженцах СССР — даже если они потом вырываются за границу — висит нечто вроде родового проклятия. Отдельные персонажи могут быть лучше или хуже, но, по сути, от их человеческого «качества» ничего особенно не меняется: все равно руководит ими бес. И разумеется, неслучайно в «Чертово колесо» инсталлирован роман-в-романе — история про беса, питающегося смертями; и это никакая не ориентальная сказка «для колорита», а роман-зеркало, в котором бес появляется в собственном ­обличье.

Роман заканчивается на том, что большинство персонажей предали друг друга или умерли, а перспективы остальных вряд ли можно назвать лучезарными. Кому-то повезло больше, но уже ясно, что всякое «улучшение положения дел» — мнимое: в лучшем случае это всего лишь подъем чертова колеса, которое затем непременно крутанется вниз; проклятие остается в силе; круг замкнутый; все происходит само; ни у кого нет выбора; остановить это невозможно; автор ни во что не вмешивается; у каждого персонажа свои мучения; никакой помощи ему не будет; все только начинается. И именно поэтому от романной колбы невозможно оторваться: циркуляция беспримесного, дистиллированного Зла завораживает. Особенно когда уже точно знаешь, что она по-прежнему продолжается.

Скрыть

Лучшая рецензия

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 1
nonrefillable.livejournal.com

1 рецензия · 1 оценка · 1 спасибо

Честно, очень сильно удивлен тем пиаром, который Афиша делает этому роману. И особенно рецензии безмерно уважаемого Льва Данилкина, к чьему мнению я привык прислушиваться.
Роман показался чудовищно неаккуратным, с за уши притянутыми сюжетными поворотами, очень корявыми диалогами, фактологическими ошибками, причем настолько бросающимися глаза, что мне, человеку не слишком внимательному это было сильно заметно.
Общий посыл безвыигрышности, связавшихся со злом, и необходимости искупления ... Читать полностью

Отзывы пользователей

Оценка: 4 из 5
Дарья Евсеева

4 рецензии · 7 оценок · 0 спасибо

Написано сильно и плотно, безусловно мощным писателем. В эту прозу просто проваливаешься с головой. Но дочитать до конца все-таки не смогла, уж очень мрачно.

Оценка: 5 из 5
Спасибо! 1
Aborigen Bojinda Nikolaev

36 рецензий · 38 оценок · 107 спасибо

"Исповедь грузина, употреблявшего опиум", полностью погруженная в реальность 80-х, не вдруг оказалась настолько актуальной моменту.
Полностью совпал дух (в смысле - вонь) времени. Социальный маятник, как и тогда, замер: волна реставрации ушла в песок и скособоченный, любительски гальванизированный имперский голем (тогда СССР, а сейчас - Россия - со старым гимном на новый лад из ушей и лицом пластиковой коровы Куснировича, моргающей накладными глазами на Мавзолей с Иличём) застыл в... Читать полностью

Все рецензии 4

Волшебные игры для всей семьи

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Новостью недели и в политическом, и в медийном поле стало выдвижение Собчак в президенты. Чтобы...

Вместе с Промсвязьбанком мы выбрали 10 направлений, куда можно поехать на ноябрьские праздники, и...

Вызывает ли кофеин привыкание? Для чего раньше использовали никотин? Помогут ли ноотропы быстро...

Во вторник, 17 октября, вышло большое осеннее обновление Windows 10 (оно называется Fall Creators...