Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
AD

Книги
Герман Садулаев
Ad Marginem, Москва, 2009

Средняя оценка: 1 из 5

Голосов: 3

Проголосовать
AD

Рецензия «Афиши»

Оценка: 1 из 5
Спасибо! 3
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Сатирическая фантасмагория, с гермафродитами

На новогодней корпоративной вечеринке убит хозяин холдинга AD Мандельштейн. Пока следователь Катаев вычисляет преступника, служащая холдинга Диана Захарова изо всех сил делает карье­ру — и налаживает личную жизнь. У нее есть лесбийский опыт, но живет она с Максимусом, главным героем ­преды­дущего романа Садулаева «Таблетка». И если в «Таблетке» «темой номера» была Хазария, то... Показать полностью

Сатирическая фантасмагория, с гермафродитами

На новогодней корпоративной вечеринке убит хозяин холдинга AD Мандельштейн. Пока следователь Катаев вычисляет преступника, служащая холдинга Диана Захарова изо всех сил делает карье­ру — и налаживает личную жизнь. У нее есть лесбийский опыт, но живет она с Максимусом, главным героем ­преды­дущего романа Садулаева «Таблетка». И если в «Таблетке» «темой номера» была Хазария, то теперь — гермафродиты. Кое-какой сюрреалистический оттенок возникает в романе с самого начала — и ближе к концу он, несомненно, ­доми­нирует. Со скрипом, на честном слове, худо-бедно — «AD» вроде бы как-то склеивается и даже некоторое время функционирует: детектив, любовный и производственный роман — повествовательные структуры настолько крепкие, что автору позволено сделать очень много ошибок при условии, что он соблюдает минимальный набор правил; однако к финальной сцене — ужасной — от романа остаются дымящиеся руины.

Это один из самых уникальных случаев саморазрушения в литературе; зачем он так поступил?!

Попробуем разобраться.

В чем Садулаев, безусловно, очень хорош, так это в чисто сатирических фрагментах — как в отдельных «прогонах», так и в целых сценах. «AD», собственно, и есть роман сатирический — и в этом смысле, пожалуй, оставляет несколько приятных впечатлений. Очень смешное микроэссе о тексте «Любэ» («комбат ё командует он»: кто командует? Комбат? Или загадочный «он», новый персонаж, выведенный в самом конце припева? Что командует? Где команда?»); смешной образец черной юмористики — сцена, когда менеджеры холдинга, специализирующегося на торговле товарами одноразового пользования, выслушивают презентацию пластиковых мешков для трупов. Как всякий хороший сатирик, Садулаев описывает жизнь своих персонажей в сочувственно-издевательской манере. AD — не только название холдинга, но и ад (дантовский, точнее — место, где нет бога, у людей нет душ и которым заправляют демоны), а еще anno domini, «лето господне» — то есть хроника предкризисного года в Петербурге, наполненного чередой странных событий.

Однако еще даже до того, как в этой хронике возникнут чертовы гермафродиты, начинаешь подозревать, что деятельность персонажей фактически никак не координируется автором; отдельные сцены есть — но они никак не запараллелены и склеены между собой механически. На швах скачешь, будто на «лежачих полицейских», — и когда развязка близка, уже ясно, что ничем хорошим такая политика не кончится. Если половина «проходных», сериальных персонажей пропадает без вести, без объяснения причин, то главные фигуры романа просто лишаются каких-либо индивидуальных характеристик и слипаются в один ком. Следователь Катаев, Диана, Максимус, пелевиноподобный «Виктор Олегович», рассказчик — у всех один и тот же тип эрудиции, тот же тип остроумия, та же остраненно-скептическая позиция по отношению к происходящему — и, что хуже, та же неспособность вовремя остановиться, манера нанизывать шутку на шут­ку, когда и так уже смешно.

В один из таких моментов, когда тормоза отказывают, в роман прорывает­ся тема гермафродитов — и вот тут неспособ­ность остановиться оказывается для автора роковой. В «Таблетке» все по крайней мере держалось на фигуре главного ге­роя — так здесь и этого нет! Что такое этот ключевой для романа образ — или метафора — гермафродита? Убит герма­фродит Мандельштейн — который воплощает двуполую Россию? Тайное общество гермафродитов правит Россией — и экспериментирует над населением? Это протест против государственного сатанизма? Критика общества потребления, имеющего дьявольский характер? Вряд ли внятные ответы на эти вопросы известны и самому ГС. Это проблема, большая проблема.

У писателя Садулаева все хорошо — его «Таблетка», тоже остроумная и тоже далекая от совершенства, даже чуть не получила сначала Букера, а потом «Национальный бестселлер». Однако писателю Садулаеву нужны не потоки пато­ки и лавровые венки — а кто-то, кто отвечал бы за Ordnung. Кто командует, а? Где команда?

Либо он так и останется «гонщиком», стэнд-ап-комиком, составителем одноразовых сериалов, живущим на дивиденды с собственного остроумия, либо научит­ся выстраивать форму и станет романистом. Форма — это не ерунда, она свидетельствует о том, что на самом деле представляет собой пишущий, больше, чем «идеи», которые он высказывает открытым текстом; в данном случае — о том, что Садулаев в своем нынешнем варианте прежде всего сам продукт поп-куль­туры и лишь потом ее беспощадный критик (в отличие от Коупленда и ­Пе­левина, у которых форма соответствует содержанию). Да, он высмеивает эту культуру — или жалуется на депрессию, которую она у него вызывает, но форма семафорит о том, что он сам мало чем от нее отличается; и это тяжелое противоречие, которое рано или поздно ему придется разрешать.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Волшебные игры для всей семьи

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Станислав Зельвенский — о живописном и вздорном фильме ужасов про маньяка, который орудовал в...

Как увековечить свою любовь к фастфуду?...

Что посмотреть в столице Каталонии, кроме творений Гауди, куда ходить купаться, если не на...

В прокате «Двуличный любовник» — уже второй фильм Франсуа Озона с Мариной Вакт после «Молода и...