Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Brand

Книги
Олег Сивун
КоЛибри, Москва, 2009

Средняя оценка: 1.7 из 5

Голосов: 3

Проголосовать
Brand

Рецензия «Афиши»

Оценка: 1 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Азбука тщеславия

«Новая Пушкинская премия»-2009, премия «Нового мира» за лучший роман 2008 года; что ж, текст, правда, необычный, с левой, что называется, резьбой. Не то чтобы странно — скорее иностранно — выглядящий роман. Отчетливо структурирован: набор из 26 привязанных к буквам латинского алфавита текстов. Каждый посвящен некоему бренду: сначала голые факты, затем нечто вроде эссе о роли кока-колы или там нокии в жизни рассказчика, потом... Показать полностью

Азбука тщеславия

«Новая Пушкинская премия»-2009, премия «Нового мира» за лучший роман 2008 года; что ж, текст, правда, необычный, с левой, что называется, резьбой. Не то чтобы странно — скорее иностранно — выглядящий роман. Отчетливо структурирован: набор из 26 привязанных к буквам латинского алфавита текстов. Каждый посвящен некоему бренду: сначала голые факты, затем нечто вроде эссе о роли кока-колы или там нокии в жизни рассказчика, потом название подходящего саундтрека — затем сценарий идеального, по мнению автора, рекламного ролика для этого бренда. Судя по тому, с какой настойчивостью автор семафорит, что в его задачу входит размывание границ текстуального и аудиовизуального, ясно, что товар, с которым он идет на рынок, не «литература», а «произведение-современного-искусства»: «поп-арт-роман».

Легко смекнуть, что название обманывает; на самом деле перед нами не коллекция эссе о торговых марках, а автопортрет существа, утверждающего, что его самоидентификация выстроена через отношение к популярным брендам. О.Сивун всего лишь имитирует то, что, если наплевать на нагромождение падежей, можно назвать «поток сознания жертвы одержимости брендами». Ясно, что верить этому «я» нельзя; по крайней мере эмоции, которые рассказчик испытывает от «брендов», вовсе не те, что у «честных» потребителей; ну да, «я пью», «я жую» — но это всего лишь пост-брет-истон-эллисовская пародия на откровенность, исповедальность «нормальной» современной прозы. «Я блюю после McDonald’s, но мне все равно нравится McDonald’s». Теоретически, да, выбор того или иного бренда сигнализирует окружающим о твоей индивидуальности — но не надо быть Жижеком или Бодрийяром, чтобы сообразить, до какой степени смехотворны такого рода сигналы. Рассказчик недвусмысленно дает понять, что декадентские гимны брендам, гаджетам, копиям, ахи и охи по поводу пресыщенности и усталости от «постизобилия» — род игрового самоуничижения, монолог маленького-человека XXI века, глобального Башмачкина. Да и сам набор брендов довольно нестандартный — не только Sony и D&G, но и Putin, Andy Warhol, Zentropa, USA.

Соль романа — в герое; он представляет собой своего рода социальное антивещество. Вырезанные из интернета сведения — в-штате-люфтганзы-состоит-столько-то-работников — всего лишь создают что-то вроде магнитного поля, которое не позволяет ему соединиться с реальной жизнью, с «другими»: герой, как и положено антивеществу, может существовать лишь в специальной «магнитной бутылке», внутри которой магнитное поле не дает ему соприкоснуться со стенками. Вот «бренды» и держат его на весу, не позволяют аннигилировать. Рассказчик — предварительно ионизированный, ­расчеловеченный — у Сивуна просто переживает их наличие, реагирует на присутствие, но не потребляет как следует. Нравится в его терминологии, значит, позволяет ­оставаться другим; «бренды» — это его способ переживать собственную ауру, уникальность, мимозность, одиночество, несовременность. Рассказчик все время балансирует на грани — кажет­ся, что он перестанет наконец плести ерунду («Гаджеты стали частью меня. Это мои протезы. Это благоприобретенная инвалидность сознания современной цивилизации»; «Почему я настолько гаджетозависимый? Мы все гаджетоголики»; напоминает монологи из «Театрального романа»: «Что же будет с моими сундуками?! А бриллианты, а мои бриллианты!!!») и произнесет нечто «настоящее» — однако из его давно опустевшего тюбика с «афоризмами» каким-то чудом выжимается еще одна порция, критическая дистанция сохраняется — и напряжение по-прежнему буквально висит в воздухе.

Ну да, еще одна книжка о декаденте, упивающемся скукой, усталостью, отчуждением, «одиночеством страуса в пустыне массового производства» (это, правда, уже не О.Сивун, а Д.Томас, если уж зашла речь об афоризмах). Ну да, при желании можно принять эти выморочные ламентации за манифест «нового поколения»: мы — продукты глобализованного мира, мы ­вне­идеологичны, космополитичны, завтра не то место, где хотелось бы оказаться, единственное, что нам остается, — это потребление; на самом деле «Brand» прежде всего автопортрет художника, а манифест — лишь в той степени, в которой манифестами поколения могут показаться лотреамоновская «Песнь Мальдорора» или там «Эдичка».

Ну да, О.Сивун тоньше, чем тот, за кого пытается выдать себя его рассказчик. Ну да, О.Сивун много читал — от Беньямина до Уэльбека, — однако, не исключено, слишком всерьез воспринял некоторые особенно удачные метафоры всех этих авторов: сплошные копии, капитализм, вещи производятся массовым тиражом, «подлинное», чтоб с аурой, днем с огнем не сыщешь; так после первого знакомства с сорокинской «Нормой» казалось, что после этого литература больше существовать не может, тема закрыта.

В общем — да, роман получился: работающая конструкция, есть герой — не соответствующий первому о себе представлению, сначала кажется совсем уж плоским бегбедеровским пустомелей, затем выясняется, что с двойным дном; если не развитие характера под воздействием жизнеподобных обстоятельств, то хотя бы трюк автора. Есть проза: укачивающая, механистично-ритмизованная; глазу задержаться не на чем — но форма соответствует содержанию. В общем, ­«произведе­ние-современного-искусства», такое же ни-уму-ни-сердцу, как все «произведения-современного-искусства»; не скажешь «хорошо написано», но спродюсировано технично, это да.

Скрыть

Отзывы пользователей

Оценка: 1 из 5
Ю Канева

6 рецензий · 218 оценок · 3 спасибо

"Я даже не попытался ничего создать, я просто переработал что-то уже имеющееся". Надо отдать автору должное, он не соврал. Эта книга очень вторична, каждая её фраза вызывает мучительное дежавю, сопоставимое разве что с зубной болью (Паланик!.. Бегбедер!..). Но глупо в этом упрекать автора, если уж он возвёл этот принцип в концепт.
К слову, эпиграфы к каждой главе чудо как хороши. "Мне снилось: я влез в пистолетное дуло набить морду пуле". П.Орловски

Все рецензии 2

Лучшие игры для взрослых и детей

Волшебные игры для всей семьи

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

17 и 18 октября на фестивале «Территория» покажут новый спектакль Яна Фабра «Бельгийские...

Чехи, живущие в Москве, поделились с «Афишей Daily» любимыми ресторанами и пабами, где можно...

Более 500 каталогов выставок, научных статей и гидов одного из крупнейших музеев мира....

Как развивался туристический бизнес Египта век назад?...