Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
П5: Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана

Книги
Виктор Пелевин
Эксмо, 2008

Средняя оценка: 3.8 из 5

Голосов: 35

Проголосовать
П5: Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана

Рецензия «Афиши»

Нет оценки
Спасибо! 23
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Общее мнение относительно «П5» сложилось моментально: абсолютный самоповтор и — это ведь тот самый Пелевин, которого ценят за способность сказать об общеизвестном положении дел нечто принципиально новое, — провал. «Горькое разочарование», «исписался окончательно», «осечка» — разводят руками наблюдатели, снисходительно улыбаясь. Пелевин между тем никогда не давал повода говорить о себе снисходительно, и «П5» не исключение.

В книге пять... Показать полностью

Общее мнение относительно «П5» сложилось моментально: абсолютный самоповтор и — это ведь тот самый Пелевин, которого ценят за способность сказать об общеизвестном положении дел нечто принципиально новое, — провал. «Горькое разочарование», «исписался окончательно», «осечка» — разводят руками наблюдатели, снисходительно улыбаясь. Пелевин между тем никогда не давал повода говорить о себе снисходительно, и «П5» не исключение.

В книге пять вещей — про живую рублевскую кариатиду и богомола, про фокусника, про «баблонавтов», про аламутского ассасина и про гаишника-политика («ГАИ — единственная нескомпрометированная общенациональная сила, которая соборно воплощает дух нашего тороватого и своеобычного народа, не похожего на другие народы Европы. Каждый, кто видел дачу или дом сотрудника ГАИ, знает — мы умеем жить. Обещаю, что так же будет жить вся страна. Каждой русской семье — по знаку «скорость сорок километров», хе-хе, это, конечно, была шутка, дорогие друзья»).

Лучший текст в «П5», конечно, про девушку-кариатиду, но ключевой для сборника — второй, «Кормление крокодила Хуфу», про фокусника: рассказ, аллегорически описывающий отношения Пелевина с его публикой, той самой, которая теперь воротит от него нос. Это ведь именно его ситуация: целевая аудитория отправляется потреблять культурный продукт — оригинальные фокусы — и остается недовольной, чтобы не сказать разгневанной выходками артиста. Глухонемой кривляющийся горе-престидижитатор, чьи фокусы (уж конечно, легко разоблачаемые и без проблем воспроизводимые) уже не смешат публику, — это ведь и есть сам Пелевин. И, да, хочется, конечно, чтобы фокусник ПВО раз в год осуществлял соответствующее витгенштейнианским критериям высказывание «дела обстоят так-то и так-то» — и показывал только «самые качественные чудеса», мы ведь платим за это. И, разумеется, обижаемся, когда, вместо того чтобы выполнять законные требования публики, он отвечает: «Витгенштейн, иди на х…» — и разбивает чужие часы, по которым так любят постукивать «поклонники» — год прошел, где роман? Разумеется, первая и самая естественная реакция потребителя — пригрозить контрагенту за недобросовестное исполнение контракта бойкотом следующих продуктов: ну да, «придет на его место другой фокусник и покажет людям фокусы лучше», говорят потребители, это ведь рынок, в конце концов, есть ведь конкуренция.

Отметим также финальный жест фокусника — символическое уничтожение часов: если время остановилось, если новая российская история, по сути, бесконечно воспроизводит достигнутое к концу 90-х состояние, то тот, кто много лет выполнял функции хронографа, отказывается исполнять свои «обязанности».

Отказ выполнять свои контрактные обязательства, пусть даже и в ущерб собственным экономическим интересам, — и есть главная тема «П5». Именно об этом, по сути, и идет речь в «Зале поющих кариатид» — очень точной, очень остроумной и очень мрачной повести: девушка Лена, еще одна пелевинская крошечка-хаврошечка, получает работу, о которой можно было только мечтать, — в спецборделе для олигархов. «Зал поющих кариатид» представляет собой не что иное, как найденную «метафору современности» — VIP-интим в малахитовом зале под гимн СССР на английском языке. От участников требуется немногое — не дергаться и, если что, подмахивать; и чего обижаться-то, заплатят ведь. Так обстоят дела: в обмен на известные экономические выгоды от тебя требуется работать проституткой — то есть, по сути, рационально взаимодействовать с режимом. Участники этого процесса могут именоваться как угодно, хотя бы и «семиотические знаки», как здесь. Однако «семиотические знаки» — это именно «б…ские проститутки», и ничего больше; «мы как сосали х… под землей, так и будем», «потому что проститутки сейчас все, даже воздух, раз он радиоволны через себя пропускает»; скажете — нет?

Вряд ли правомерно сказать «Пелевин в «П5» предлагает своим читателям сыграть в «ультимативной игре» с режимом контрпродуктивно», но факт тот, что сам Пелевин именно так и поступил: «П5» — это отказ быть писателем-проституткой, делать за деньги то, что от него требуют клиенты, отказ «сохранять рациональность»; отказ играть отведенную кем-то еще роль в фальшивой реальности, которую те, кому это выгодно, выдают за лучшую из возможных.

Та же история про отказ изложена и в «Ассасине» (вещь в литературном отношении гораздо более тусклая, но тематически — примыкающая к первым двум повестям).

В «Кариатидах», наконец, есть самое главное, специфически «пелевинское», то, за что ты любишь этого автора: «музыка», таинственный голос, говорящий сердцу о «хрустальной чистоте», о том, что красота и гармония существуют, но они недостижимы; пронзительная грусть от того, что мир, куда тебя забросило, оказался устроенным совсем не так, как ты представлял себе в детстве, от того, что тебе приходится совершать поступки, которые ты никогда не собирался совершать.

Например, придумывать для своей книги глупую шутку «Реклама этой книги запрещена цензурой», видеть, как над Тверской висят растяжки «первые пятьдесят получат подпись Пелевина», читать о слухах, будто ты несколько лет назад заключил с «Эксмо» кабальный договор, по которому обязан выпускать по книжке в год во что бы то ни стало, превращать свою книжку в цыганскую кобылу, облепленную шутовскими выкриками — «Зачищены три олигарха!», «Правда жизни в каждом слове!», «Предупреждение: книга написана с применением технологий боевого НЛП»; ну да, иногда, чтобы сломать потребительский шаблон, фокуснику придется вести себя бесстыдно.

Бесстыдно, но не бессовестно; что касается самих текстов, то никто никого не обманывает: «музыка», «яркое», «светлое» и «чистое» никуда не делось. А если кто-то в самом деле считает, что «П5» — самоповтор, то сравните его, например, с «Сахарным Кремлем» Сорокина — просто чтоб понять, чем отличается тошнотворное самоклонирование от верности собственной манере.

Все пелевинские вещи, без единого исключения, становятся с годами лучше; мало в жизни найдется удовольствий, похожих на перечитывание «Синего фонаря» или даже «Generation П», которому когда-то все кому не лень клеили ярлык «роман-однодневка»; пелевинские тексты имеют свойство дозревать — а может быть, это ты до них дозреваешь.

Скрыть

Лучшая рецензия

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 1
Евгений Ткачёв

655 рецензий · 4293 оценки · 1138 спасибо

Ассасин

Число «пять» в названии новой книги Пелевина в отличие от его же пятилетней давности повести «Числа» не имеет какого бы то ни было сакрального, мистического значения. Оно вообще, по всей видимости, выполняет только одну функцию: суммирует все буквы «П» в заголовке, которые при расшифровке преобразуются в «Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана» (заметим при этом, что политики как таковой в «П5» не так уж и много). Как и... Читать полностью

Отзывы пользователей

Оценка: 4 из 5
uva uva

20 рецензий · 20 оценок · 24 спасибо

Честно говоря, после "ДПП" подумала - всё, загнался, "гламурА", "дискурсА".. привет передавайте. А П5 почему-то купила. И не пожалела - несмотря на неизбежно усиливающуюся мрачную иронию, это Пелевин, приносящий удовольствие от чтения, остроумный и добавляющий в каждодневные потоки мыслей незабываемые ассоциации... Можно это конечно и самоповтором назвать, нового и правда мало, но - повтором себя-лучшего, а значит, еще один кусок нашей удивительной реальности... Читать полностью

Оценка: 4 из 5
amnesiac77

4 рецензии · 5 оценок · 3 спасибо

Читать Пелевина-как вязнуть в холодном, чмокающем болоте. Радости никакой- ан засасывает. Каждая из пяти повестей- галлюцинация длиной в жизнь. Неприятная галлюцинация, прямо скажем.
Пелевин плюет в душу, топчет ее и рвет на мелкие кусочки, "не оставляя ничего от тебя прежнего". Книгу то хочется выкинуть в форточку, то вцепиться и проглотить разом. Это тот самый Пелевин, старый-недобрый, от которого мерзнут конечности, и дует невыносимым сквозняком.
Точно, сочно и крепко - о нашей... Читать полностью

Оценка: 3 из 5
afriki

1 рецензия · 2 оценки · 0 спасибо

<em>– Как я уже говорил тебе, – сказал он, – дорога, ведущая в рай, называется “смирение”. Ее особенность в том, что ты не видишь, куда она ведет на самом деле, поскольку она петляет между гор и ущелий, из которых состоит человеческая жизнь. Чтобы попасть на юг, иногда приходится долго идти на север. Чтобы подняться на высокий перевал, бывает необходимо пройти ущелье. Ради спасения приходится убивать. Понимать это и не иметь сомнений и означает идти по дороге смирения.
— В. Пелевин,... Читать полностью

Все рецензии 6

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Волшебные игры для всей семьи

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

«Матильда» Алексея Учителя и «Пила-8» в прокате, концерт Машин Ган Келли, ретроспектива фильмов...

Проект Fearless Photographers — международная платформа по поиску свадебных фотографов, которые не...

У балерины Олимпиады Альфа русская мама и папа из Бенина, она жила и училась в Москве, но...

Когда копия лучше оригинала....