Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Тень без имени

Книги
Игнасио Падилья
Мир книги, 2008

Средняя оценка: 4.7 из 5

Голосов: 3

Проголосовать
Тень без имени

Рецензия «Афиши»

Оценка: 4 из 5
Спасибо! 2
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Австрия, Первая мировая. По дороге на фронт молодой призывник Тадеуш Дрейер выигрывает у своего вагонного попутчика партию в шахматы и обменивается с ним, как и было условлено, документами: Дрейер становится Виктором Кретшмаром и получает тыловую должность железнодорожного стрелочника, тогда как экс-Кретшмар отправляется воевать в окопах. Много лет спустя фальшивый Кретшмар выясняет, что фальшивый Дрейер, его партнер по шахматной партии, не погиб, а вернулся с войны генералом в орденах и,... Показать полностью

Австрия, Первая мировая. По дороге на фронт молодой призывник Тадеуш Дрейер выигрывает у своего вагонного попутчика партию в шахматы и обменивается с ним, как и было условлено, документами: Дрейер становится Виктором Кретшмаром и получает тыловую должность железнодорожного стрелочника, тогда как экс-Кретшмар отправляется воевать в окопах. Много лет спустя фальшивый Кретшмар выясняет, что фальшивый Дрейер, его партнер по шахматной партии, не погиб, а вернулся с войны генералом в орденах и, вовремя примкнув к нацистам, вот-вот сделает грандиозную карьеру в Третьем рейхе; не в силах преодолеть зависть к тому, кем должен был быть он сам, стрелочник устраивает крушение поездов — чтобы убить своего двойника. Чуть позже, уже после появления на сцене господина Голядкина, нам дают понять, что тот, кто в 1916-м называл себя Кретшмаром, уже тогда не являлся им, а был подменен еще раньше: «Что касается Дрейера, то он не был классическим лжецом, потому что не использовал свою власть для обмана других людей. Он воровал и присваивал на протяжении своей жизни чужие имена, чтобы покончить с многочисленной толпой, жившей внутри его самого». Собственно, роман начинается с того, что сын (Кретшмара или Дрейера — вопрос) пытается разобраться в событиях двадцатилетней давности, а первая фраза романа звучит так: «Мой отец, который представлялся всем как Виктор Кретшмар, был стрелочником на линии Мюнхен — Зальцбург и вовсе не был похож на человека, намеревающегося совершить преступление».

Знакомство с двумя переведенными на русский романами не позволяет вынести квалифицированное мнение об общем состоянии современной мексиканской литературы, но даже если судить только по ним — «В поисках Клингзора» Хорхе Вольпи и «Тени без имени» Падильи — то и с уходом на пенсию Фуэнтеса мексиканцы сохранили за собой право называться литературной нацией: два таких автора (оба 1968 года, молодые) могут украсить собой хоть Франкфуртскую ярмарку, хоть список потенциальных нобелевских лауреатов. В случае Падильи следует отметить и его экстралитературный потенциал: он служит культурным атташе мексиканского посольства в Лондоне — что позволяет ему рассчитывать на хорошие экспортные перспективы собственных произведений (если только в какой-то момент ветер не переменится и флюгер не повернется в другую сторону — тогда Падилью заменят еще на какого-нибудь многообещающего иностранца).

Тема подмены отыгрывается в романе по всем возможным направлениям — в сюжет будут вовлечены братья-близнецы, изготовители фальшивых картин, священники-самозванцы, литературные негры, кинодублеры. Ближе к концу в сюжетную воронку втягивается еще и история о геринговском проекте «Амфитрион», состоявшем в «создании для фюрера и его ближайшего окружения маленького подразделения двойников, которые послужили бы приманкой в случае всеобщего беспорядочного бегства». Гигантская помпа бесперебойно закачивает в роман человеческий материал, который исправно теряет уникальность, — все здесь оказываются чьими-то двойниками. Напряжение держится все время, но, если честно, первые двадцать страниц романа стоят остальных ста пятидесяти; начало — да, начало могло бы войти в первую десятку лучших романных увертюр, наравне с макьюэновским «Пикником на руинах разума» и «Ключом от башни» Гилберта Адэра; но, по правде говоря, дальше роман захлебывается, автор скорее имитирует движения, чем в самом деле пытается вытащить себя за волосы из болота, которое сам же и напрудил. По большому счету роман завораживает не сюжетом — чем-то еще: отшлифованными фразами — у всех тутошних рассказчиков очень вычурная, метафоричная, остроумная, целиком сотканная из экивоков речь; искусно воспроизведенной атмосферой эпохи, в которой перемешались нацистская театральность, генетически австро-венгерский абсурд Гашека и Кафки, изломанность и надрыв немецкого экспрессионизма 20-х.

Ни на какую настоящую, «законную» развязку рассчитывать не приходится; как сказано здесь про один документ, «я опасаюсь, что было бы очень трудным делом признать законным завещание, подписанное псевдонимом, согласно которому наследниками являются, с другой стороны, люди, так сказать, сомнительной аутентичности».

Теоретически, можно допустить, что Падилья таскает читателя за шкирку по своему бесконечному лабиринту не просто так, а с намерением внушить, что никакой абсолютной правды не существует; что гротескный сюжет романа отражает хаос метафизический; что обмен ролями, травестия, потеря идентичности, всеобщая путаница — в том числе взаимозаменяемость палачей и жертв, победителей и побежденных, героев и предателей, живых и мертвых, реальных существ и мифических — не курьезное исключение из правил, а основной механизм истории; что все перепутано изначально, и подлинные причины и следствия таких грандиозных катаклизмов, как две мировые войны, все равно осознать невозможно.

И да, гротескный сюжет о двойниках вписывается в традицию от Гоголя до Филипа Дика, а сюжет об обмене судьбами по договоренности имеет почтенную историю, в которой есть очень сильные прецеденты: персонаж по имени Голядкин отсылает к «Двойнику» Достоевского, структура из четырех ненадежных рассказчиков — к «Расемону», оригинальное название «Амфитрион» — к греческому мифу о Зевсе-оборотне, история Дрейера — к мифу о Вечном жиде, история о поисках отца — к эдиповскому мифу и так далее; и если бы кто-то захотел составить комментарии к «Тени без имени», то они оказались бы больше, чем сам текст; это очень «культурный» роман — что, с одной стороны, хорошо сказывается на его рыночной стоимости («Тень без имени» награждена мексиканской литературной премией, и, что важнее, Падилья оказался среди тех крайне немногочисленных иностранцев, кого принимают в закрытом клубе англо-американских авторов), а с другой, оставляет мало шансов воспринимать его всерьез, не только как арабеску, партию игры в бисер — каковой он все-таки является.

Хороший писатель, очень хороший, но сомнительной аутентичности.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Волшебные игры для всей семьи

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Станислав Зельвенский — о живописном и вздорном фильме ужасов про маньяка, который орудовал в...

Как увековечить свою любовь к фастфуду?...

Что посмотреть в столице Каталонии, кроме творений Гауди, куда ходить купаться, если не на...

В прокате «Двуличный любовник» — уже второй фильм Франсуа Озона с Мариной Вакт после «Молода и...