Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Ай-Петри

Книги
Александр Иличевский
Время, 2007

Средняя оценка: 4 из 5

Голосов: 10

Проголосовать
Ай-Петри

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Вся книжка — что заглавный роман, что прицепная пригоршня новелл — истории про какие-то путешествия: на Памир, в сибирскую тайгу, в дельту Волги, в Азербайджан, в Иран, в Крым, в Калужскую область. Трудно, однако, представить себе нечто более далекое от путевых заметок туриста; рассказчик — такое повзрослевшее саше-соколовское существо, люмпенизированное, явно с высокоразвитым интеллектуальным аппаратом, — не просто посещает ту или иную местность, но вживается в нее до тех пор, пока с ним не... Показать полностью

Вся книжка — что заглавный роман, что прицепная пригоршня новелл — истории про какие-то путешествия: на Памир, в сибирскую тайгу, в дельту Волги, в Азербайджан, в Иран, в Крым, в Калужскую область. Трудно, однако, представить себе нечто более далекое от путевых заметок туриста; рассказчик — такое повзрослевшее саше-соколовское существо, люмпенизированное, явно с высокоразвитым интеллектуальным аппаратом, — не просто посещает ту или иную местность, но вживается в нее до тех пор, пока с ним не происходит нечто исключительное. Тут скорее приключенческий роман: герой снимается с якоря, и дальше с ним происходит «романное событие» — то гигантский пес перегрызет горло другу, то он окажется в иранской тюрьме, то влюбится в поразительной красоты девушку с изуродованным лицом — увиденную через телескоп. Но и за реалистический авантюрный роман «Ай-Петри» может принять только слепой — общая взвинченность атмосферы, экзальтация героя, его манера «кадрировать» события в уме, непрогнозируемость и немотивируемость его поступков — уйти по следам Бабеля через Памир в Гималаи, переплыть — по маршруту изобретателя теории эффекта квантового туннелирования Гамова — на байдарке в Турцию, снять квартиру в Мисхоре, чтобы просто жить в ней, пока не кончатся деньги, и все это в каком-то полубреду, в полуобморочном состоянии — э, нет, какой-то странный реализм.
Рассказчик практикует самые экзотические — и почти иррациональные — способы жизнедеятельности; он получает солнечные удары и сталкивается со «страшными явлениями природы» и всегда, такое ощущение, делает именно то, чего просто не может не делать; бегает-то он в поисках свободы, но выбора у него как будто нет. Что более-менее ясно — так это лишь общий вектор его бросков, куда-то на юго-восток, в какие-то субституты Палестины; не случайно ведь подзаголовок «Ай-Петри» — «нагорный рассказ».
Чем дальше, тем очевиднее, что единственное, чего добивается герой, ввязываясь в очередную авантюру, — это оказаться на такой горе, где, так сказать, ловится связь с Богом: установить связь с Богом, выйти с Богом один на один. И, пожалуй, если уж искать для «Ай-Петри» какую-то жанровую модель — то это поэма: романтическая поэма, духовная поэма, странный синкретичный жанр, полупроза-полупоэзия, нечто архаичное, с многослойной мифологической основой.
Навязчивый лейтмотив — и главная загадка «Ай-Петри» — встречи рассказчика с волкодавом, страшным псом: на Памире, в Крыму, в тайге. Еще герою снится сон — про то, как его самого внедряют псом-шпионом в стаю бездомных московских собак. Что это значит? Собака как не-человек, существо, в котором не проявлен образ Создателя? Воплощение подсознания, хтонического ужаса, страха как такового? Символ природы, варварства, свободного от оков культуры/цивилизации существа? Цербер, стерегущий ворота ада? Аналог барса в «Мцыри»? Сам Бог, воплотившийся в этом существе и провоцирующий рассказчика — как библейского Иакова — на борьбу с собой? Какой-то специфически «иличевский» личный демон, его персональная «собака баскервилей»?
Еще любопытнее, что рядом с собакой все время возникает некая инфернальная женщина — не то святая, не то блудница (со зверем); пес-охранник при ней, ключ к женщине. Через тему ключа, привратника мы опять выходим на тему святого Петра (Ай-Петри). Через тему блудницы со зверем — к апокалипсису; и это притом что главный инструмент героя — подзорная труба (телескоп, точнее) — это ведь еще и труба апокалипсиса («Погруженный в иной мир, доставляемый в мозг шприцем подзорной трубы — трубимый ею, тубой миррой, трубным гласом — трагическим и упоительным призывом — я вдруг вспомнил...»). Вот так устроена проза Иличевского — может быть устроена, точнее, потому что здесь множество абсолютно внятных, кристально ясных пейзажей, сцен, глав. «Черный Полковник познакомил меня с одним из постояльцев Лысой бухты — художником, пронзительно похожим на Николая II. Он много лет...» — где начнутся «аномальные области», «бермуды» — спрогнозировать невозможно.
«Ай-Петри» — хрупкая вещь, о которой, можно предположить, и сам автор-то не все знает; эпизоды связаны между собой скорее условно, непрочно, при помощи неочевидных или вообще недиагностируемых внутренних рифм. Кто-то мог бы вообще сказать, что «романа здесь нет», «роман разваливается», — но вряд ли это будет конструктивным замечанием; формально, может, и разваливается, но последняя сцена на фуникулере — ради которой, утверждает сам Иличевский, и написан был весь текст — ретроспективно наполняет своей энергией весь уже прочитанный текст — и связывает его этой энергией же.
У Иличевского и так довольно яркий, иногда даже по-восточному, слог: с пышными метафорами, с развитой системой сравнений — но иногда здесь расцветают совсем пышные орхидеи, гиблые, трясинные фразы-лабиринты, фантастические, избыточные, в которых жизнь льется через край, меняет направление, глаз запутывается — через которые, однако, есть резон прорываться, они сулят приключение, видно, что это лабиринт, в котором скрыта некая тайна, стоящая разгадки. «Изольда — так я назвал ее, не знаю почему, — я никогда не знал ни персонажа, ни человека с таким звучащим именем, и я произнесу еще — вот этот ломкий, льдистый строй: изо-льда, и-и-золь-да-т – такая фигура Ледяного Дома, льдинка, Лажечников, высокий берег Москвы-реки, туберкулезный рай в писательской усадьбе; заезжие казахи и калмыки, ногайцы и туркмены, как будто тубо-палочка — из их краев, из степи, полупустыни, все кашляют, играя напольно в шашки шахматами, фигуры размером с лилипутов — и кашляют, плюясь под стол бильярдный, стук шаров, повыщербленных от падений на пол; октябрь, глубокий воздух — праздник легких, весь воздух над рекой, над луговиной, над полями реет к лесу — под паутиной бесконечных парусов, по сизой дымке, поднявшейся с горящих кучек листьев, вокруг которых школьники скребут граблями парк; снегурка, что еще? Изменчивости суть, вдруг взятая не то живой, не то из образа, из времени, из равнодушного течения, — да, таинственная суть желания, Бог близко — как земля к парашютисту с нераскрытым парашютом».
По «Ай-Петри» видно, что Иличевский еще только обкатывает способы осмыслять свою бурную биографию, что он еще не до конца понимает, как ему транслировать читателю те полуобморочные, галлюцинаторные состояния, в которые впадает его герой при контакте с божественной красотой, когда начинает «видеть», прозревать, «оплодотворять пейзаж»; что Иличевский пока еще не сформировавшийся писатель. «Ай-Петри» — «молодая» гора, прекрасная именно в силу своей неустойчивости; сейсмоопасная проза, где бурлят тектонические процессы, где слова выбрасываются, как потоки лавы, где стиль вырабатывается прямо на глазах; у читателя нет никаких гарантий на «одновременный оргазм», но в том, что его ждет своего рода приключение, можно не сомневаться.
Фокус с Иличевским состоит в чем? В том, что обычно весь этот набор слов в рецензии означает, что перед нами нечто абсолютно непролазное: Парнас принялся штурмовать еще один графоман, которому книжный обозреватель почему-то склонен симпатизировать. Фокус состоит в том, что это НЕ случай Иличевского. Во-первых, к «Ай-Петри» прицеплены пять рассказов, из которых три, да нет — четыре, а может, и пять — стопроцентные, готовые шедевры, а во-вторых, за «Ай-Петри» последует «Матисс», он уже написан, и вот тут уже нужно будет закатать глаза бетонными пробками, чтобы не заметить масштабов этой горы.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

Волшебные игры для всей семьи

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Всю неделю в интернете обсуждают «Охотника за разумом» — сериал о серийных маньяках,...

В эпоху жизни в инстаграме обработка фотографий становится отдельной отраслью со своими тенденциями...

Новостью недели и в политическом, и в медийном поле стало выдвижение Собчак в президенты. Чтобы...

Вместе с Промсвязьбанком мы выбрали 10 направлений, куда можно поехать на ноябрьские праздники, и...