Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Губкин
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Кызыл
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга

«Груз 200» и другие киносценарии

Книги
Алексей Балабанов
Амфора, Петербург, 2007

Средняя оценка: 5 из 5

Голосов: 1

Проголосовать
«Груз 200» и другие киносценарии

Рецензия «Афиши»

Оценка: 3 из 5
Спасибо! 4

Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2559 спасибо

В сборнике с десяток сценариев; любопытны «Уроды», «Трофим», не совпадающий с фильмом первый «Брат», но особенно — недоснятые (прежде всего «На краю земли» и — потенциальный хит — «Американец») и сам «Груз 200». Это достаточно значительное произведение, чтобы даже в форме сценария — то есть текста лишь в техническом смысле — все равно быть литературным фактом.

В «Грузе» Балабанов нашел — наконец нашел, потому что по... Показать полностью

В сборнике с десяток сценариев; любопытны «Уроды», «Трофим», не совпадающий с фильмом первый «Брат», но особенно — недоснятые (прежде всего «На краю земли» и — потенциальный хит — «Американец») и сам «Груз 200». Это достаточно значительное произведение, чтобы даже в форме сценария — то есть текста лишь в техническом смысле — все равно быть литературным фактом.

В «Грузе» Балабанов нашел — наконец нашел, потому что по другим сценариям видно, как долго он это искал, — идеальную форму для воплощения того мифа, который, он чувствует, реализуется здесь и сейчас неизменно. «Груз» — замечательная, по-настоящему герметичная пьеса — странная вещь. Она производит впечатление реалистичной, но ведь весь сюжет про приключения трупа — и особенно это видно по сценарию — абсолютно неправдоподобен. Одновременно он производит впечатление потрясающе точного. Это потому что Балабанов показывает не жизнь, а матрицу жизни; в жизни именно так вряд ли может быть, но по сути — еще как может.

И матери такой, как у капитана Журова, в жизни быть не может, она такая, потому что это отсылка к «Psycho», только там мать маньяка мертвая, а тут живая — хотя такая живая, что лучше бы уж мертвая. Она, такая, не может быть — но она есть и узнаваема: и это ведь не кто иная, как родина-мать, допускающая и поощряющая любое зло, всех по-своему любящая. И именно поэтому в Журове и в его матери чувствуются и трагизм, и величие.

Любовь, смерть, кровать, гроб; все это, опять же, в чистом виде база, конструкция, миф, основа, на которую можно навешивать любой груз. Всякий, кто внимательно прочтет все опубликованные сценарии, поймет: (балабановские) русские — как род Эдипа, над ними висит проклятие, состоящее в том, что они обречены убивать и насиловать друг друга. Персонажи могут быть «лучше» или «хуже», могут верить в бога или в коммунизм, могут быть склонны скорее к садистской или скорее к мазохистской модели поведения, но, по сути, от их человеческого «качества» и психосоматических предпочтений ничего особенно не меняется. Есть бог, нету бога, Ленин или Кампанелла — неважно; что существенно, так это то, что насилие и жестокость неотменимы. Даже балабановское добро — и то обычно с кулаками: как Тоня, как Данила, как Алексей из «Американца». На самом деле такое добро — тоже всего лишь одно из воплощений русской матрицы, садистской в данном случае. Всякая победа Добра над насилием — как выстрел одной из героинь, Тони, — мнимая; это всего лишь переход на новый виток насилия; проклятие никоим образом не снято. По сценариям видно, что весь балабановский «позитив» — это заслуга обаятельных актеров; на самом деле ни герой «Братьев», ни Алексей из «Американца», ни Тоня из «Груза» не вызывают к себе особенной симпатии. По сценариям же видно, что и — с другой стороны — «негатив» тоже вовсе не сводится к СССР или империалистической войне в Афганистане; ну да, государство-молох, монструозный металлургический комбинат — но и граждане этого государства нисколько не лучше, они на самом деле заслуживают то государство, которое имеют; ну да, война, но в балабановском смысле — ничего особенного; русские просто реализуют свою матрицу, берут на себя еще больше грехов, подписывают векселя — чтобы потом по ним расплачиваться.

Мораль «Груза» настолько проста, что надо быть слепым, чтобы не разглядеть в ней античную глубину — и античное величие: надо принимать ответственность за все, разделять родовое проклятие — просто потому, что ты тут; а тот, кто делает вид, что всего этого можно избежать, — смешон. Именно поэтому, кстати, фильм необычайно смешной — в нем почти столько же комичных сцен, сколько «невыносимо страшных»; это потому, что во всей этой ситуации есть своя ирония. Ирония — и комизм — возникает потому, что на самом деле никто в том, что творится, не виноват — ни Журов, ни его менты, ни мальчики-девочки, ни преподаватель научного атеизма; дело вообще не в персонажах, они только пешки; а виноват — Рок.

Немножко «Эдипа», немножко «Антигоны»; как и должно быть в классической трагедии, герои обретают страшные знания, жизнь их меняется от лучшего к худшему, а читатель/зритель испытывает не только сострадание к героям, но и настоящий страх (потому что понимает, что когда кино/текст закончится, сама матрица никуда не денется). Здесь есть даже и свой хор, исполняющий кошмарно-величественные гимны — «Плот» Лозы и «В краю магнолий». «Лень и грусть, прежних ошибок груз», «не зная горя» — именно в трансляции трюизмов, в выражении коллективного мнения, и состоит функция хора; Лоза — единственный, кому дозволяется быть откровенно патетичным в этой трагедии.

Одно дело зарегистрировать античное величие — и совсем другое взять и брякнуть: «Балабанов — Софокл». Однако так уж получается, что, по сути, Балабанову удалось создать идеальное произведение про то, в чем состоит русская матрица, про тот миф, на повторение которого мы обречены; он смоделировал в своем тексте ту ситуацию, в которой этот миф проявляется во всем своем страшном величии. Конечно, это величие лучше почувствовать в кино; но если вам страшно смотреть на манипуляции с трупом — ну или если вы в самом деле думаете, что Балабанов снял «антисоветский» и «антивоенный» фильм, — то прочтите сценарий.

Скрыть

Рецензии пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Недетские развлечения: сложные, страшные и эротические игры 16+

Волшебные игры для всей семьи

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Что делать, если в доме завелся призрак?...

На канале Comedy Central стартует 4-й сезон самого абсурдного реалити-шоу про бизнес «Nathan for...

Главные вещи осени — платье в цветочек и папин пиджак в мелкую клетку. Платья вы уже видели (если...

Станислав Зельвенский — о фильме «Kingsman: Золотое кольцо», где Джулианна Мур шантажирует планету,...