Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Книга
Экономика символического обмена

Средняя оценка: 3 из 5

Голосов: 2

Проголосовать
Экономика символического обмена

Рецензия «Афиши»

Оценка: 1 из 5
Спасибо! 1
Лев Данилкин

1208 рецензий · 1141 оценка · 2560 спасибо

Предприниматель, экономист и меценат Долгин прославился экстравагантной теорией «вторых денег», изложенной в герметичном опусе «Прагматика культуры», и таинственными экспериментами «Театрон» и «Синема», в ходе которых предлагал посетителям театров и кинозалов доплачивать за понравившийся им фильм или спектакль — или, наоборот, раскошеливался сам, если зритель заявлял, что произведение искусства оказалось ниже его (ее) представлений о минимальном... Показать полностью

Предприниматель, экономист и меценат Долгин прославился экстравагантной теорией «вторых денег», изложенной в герметичном опусе «Прагматика культуры», и таинственными экспериментами «Театрон» и «Синема», в ходе которых предлагал посетителям театров и кинозалов доплачивать за понравившийся им фильм или спектакль — или, наоборот, раскошеливался сам, если зритель заявлял, что произведение искусства оказалось ниже его (ее) представлений о минимальном качестве за цену билета. Скептикам казалось, что Долгин гораздо более персонаж, чем автор; оставалось только ожидать Гоголя, Островского или хотя бы Пыляева, который отвел бы этому экземпляру подобающее место в своем каталоге отечественных чудаков и оригиналов — судя по всему, довольно значительное место, потому что Долгин уникум; если бы Долгиных было много, здесь была бы Британия, а не Россия.

К разочарованию коллекционеров странных характеров, вовсе не эксцентричность поступков оказалась той причиной, по которой Долгин легко преодолевает фильтры, отделяющие интересных личностей от заурядных людей. Он написал вторую книгу — весьма любопытную, даже если ничего не знать о ее авторе; мало того, в ее контексте даже подозрительные эксперименты с доплатами в кино кажутся весьма здравыми опытами, косвенным образом подтверждающие некоторые гипотезы, — а вовсе не краеугольными камнями некоей сумасбродной теории; короче говоря, чудачествующий барин оказался незашоренным ученым.

Долгин — начинающий свою «Экономику» с нетривиального, в особенности для действующего бизнесмена, вопроса о том, как поставить деньги на службу культуре — размышляет о ситуациях, в которых все мы так или иначе оказываемся. Как вести себя непрофессиональному потребителю культурных благ, притом что хорошие и плохие фильмы (книги, диски) стоят одинаково, а количество их увеличивается с каждым часом? Люди, особенно богатые, и рады бы тратить деньги в обмен на «качественное время», обеспечиваемое «хорошим» произведением искусства — но они не в состоянии ориентироваться в потоке и вынуждены переводить кучу времени на ерунду, оказываясь, по сути, обманутыми вкладчиками. Доверять экспертам — по мнению Долгина, плохая стратегия, их фильтры рано или поздно зашлаковываются, а мнения часто отражают личную заинтересованность.

Долгин отправляется в кино, в книжный и музыкальный магазины — и выясняет, как устроены «рынки культуры» — кино, музыки, книг. Оказывается, хорошие и плохие произведения искусства стоят одинаково не случайно. Этот рынок нацелен не на улучшение качества, а на «ухудшающий отбор»; производителям выгодно прятать качественный товар в груде мусора. И раз уж информационная асимметрия (покупатель заведомо знает о качестве меньше) заложена в экономический механизм существования этой системы, следует придумать радикальный способ избежать обмана.

А дальше Долгин предлагает «патронажно-коллаборативную» схему отношений человека с произведениями искусств (основанную на «добровольных постфактумных платежах», «беспосреднической экспертизе» и «коллаборативной фильтрации») и рекомендует богачам финансировать то, что он называет «культурным коммунизмом». Чтобы не портить удовольствие от чтения, оставим эти иероглифы без разъяснений: автор прекрасно и сам справляется. И перед тем как покрутить пальцем у виска и процедить «маниловщина» — ну кто, в самом деле, станет платить за уже потребленный продукт задним числом? — послушайте все же долгинские доводы. Его проекты действительно рискованные — но уж во всяком случае это не дежурная пошлость про то, что медиа (звукозаписывающие компании, издательские концерны, студии-мейджоры) нами манипулируют. Долгин объясняет другое — как сделать так, чтобы мы манипулировали их продуктами.

Том выглядит как фундаментальный труд, но на самом деле это легкая, не тяжеловесная книга. Долгин расписался; он перестал втыкать в каждое предложение по дюжине научных терминов, которые действовали как противотанковые ежи — и заговорил как толковый и осведомленный рассказчик, умеющий увлечь своей скрупулезностью, азартом и остроумием. У Долгина незамыленный взгляд; такой был у Наоми Кляйн в «No Logo». Автор способен генерировать множество любопытных вопросов. Чем на самом деле обусловлены сезонные распродажи одежды? Как объяснить феномен существования билетных спекулянтов в обществе, где цены и так рыночные? В чем состоит феномен звезд? Какова роль пиратов? Почему кино превратилось в поток блокбастеров и почему компакт-диски такие дорогие?

Инстинктивно кажется, что с долгинской коммунистической теорией что-то не так. То ли качество не может быть оценено объективно, то ли способ улучшения качества культуры едва ли может быть связан с деньгами, то ли… впрочем, это только догадки. Возможно, главная проблема книги в другом. Долгин слишком деликатно относится к культуре. Чувствуя себя вправе сомневаться в качестве продуктов, он не берется предположить, что не только система оповещения о качестве плохо организована, но и сама культура — плохая, что она в системном кризисе, что художники и писатели — мошенники, занимающиеся не исследованиями души, а производством квадратиков и закорючек, что произведения искусства плодятся, как опарыши, не только из-за технических инноваций — но и из-за того, что произведениями искусства стали считаться квадратики и закорючки; что само искусство изменилось, что оно больше не может заполнить всю жизнь и поэтому по мелочи щиплет наши карманы; впрочем, это совсем другая тема, которую Долгин при желании может обсудить с Максимом Кантором.

Долгинский труд призывает нас не верить никаким самоназванным экспертам; остается только предложить поверить последний раз — это любопытная книга! — а потом уже не верить никому, окончательно.

Скрыть

Отзывы пользователей

Сюда пока никто не добрался. Оставьте свою рецензию и станьте первым!

Волшебные игры для всей семьи

Подборка Ночь квестов

Лучшие квесты Москвы и Питера с большими скидками

Реалистичная игра в настоящем подземном убежище

Квест-экзамен на вступление в ряды агентов MIB

Вчера британский журнал Dazed выпустил короткометражку о том, как в Москве живут парни, которые...

Серии файтингов Mortal Kombat исполнилось 25 лет. Скорее всего, вы играли хотя бы в одну часть: в...

Рыба, которая не молчит, а отвечает на все ваши вопросы....

На Пресне проиграна еще одна битва местных жителей, общественного мнения и градозащитников за...