Москва

«Зене — королеве воинов» — 25 лет! Рассказываем, что сделало этот сериал великим (и что стало с его актерами)

25 лет назад на экраны вышел самый феминистский и один из самых захватывающих сериалов 90-х — «Зена — королева воинов» с Люси Лоулесс и Рене О’Коннор. У него было с десяток подражаний, с его героинь брала пример новая Чудо-женщина Галь Гадот, а сами протагонистки превратились в квир-икон. Лет пять назад речь зашла о перезапуске сериала, но только в том случае, если, по словам Люси Лоулесс, появится интересная задумка. Достойной идеи так и не появилось, поэтому «Зене», по счастью, не довелось обзавестись чудовищным ремейком, как в случае, скажем, с «Зачарованными». В честь юбилея рассказываем, почему эта сказка об отважной воительнице остается актуальной и спустя четверть века.
Анна Львова
30 ноября 2020

Глава 1

Рождение королевы воинов: как появился сериал?

«Зена» вышла осенью 1995-го в качестве спин-оффа сериала «Удивительные странствия Геракла», созданного за год до этого на студии Роберта Дж.Таперта и Сэма Рейми («Зловещие мертвецы») Renaissance Pictures (сначала в виде пяти пилотных телефильмов, а затем уже — полноценного шоу). Чтобы заполучить главную роль, малоизвестной на тот момент новозеландской актрисе Люсиль Фрэнсис Лоулесс пришлось в прямом смысле закалиться в боях. Впервые Зена появилась в девятой серии первого сезона «Геракла» в роли роковой женщины и воительницы, внесшей разлад в дружбу Геракла (Кевин Сорбо) и его напарника Иолая (Майкл Херст). В фанатских кругах утверждают, что продюсер сериала (и будущий муж Люси) Роб Таперт, будучи ярым поклонником гонконгских уся-боевиков, хотел ввести в историю героиню, похожую на Бриджитт Лин из «Невесты с белыми волосами».


 

Подробности по теме

Почему «Ведьмак» — это новые «Удивительные странствия Геракла» (объясняем на коубах!)


Изначально Зена должна была быть блондинкой, при этом сценаристы хотели, чтобы героиня ни внешне, ни в боевых навыках не уступала образцу маскулинности — Кевину Сорбо. На роль была выбрана Ванесса Эйнджел, которая как раз набирала популярность благодаря сериалу «Чудеса науки». Чтобы соответствовать требованиям шоураннеров, актрисе пришлось тренироваться месяц, и, вероятно, история Зены закончилась бы сюжетной аркой на три серии, но за пару дней до того, как Ванесса должна была лететь в Новую Зеландию, она заболела. Съемки откладывать было нельзя, и авторы сериала начали оперативно искать замену.

Вариантов было много, а времени — наоборот, не очень. Ввиду не самого высокого бюджета проекта и того, что съемки проходили в Новой Зеландии, большинство приглашенных актрис сразу же сказали категоричное «нет». И если сначала продюсеры рассматривали «женщин-воинов» из популярных в 80–90-е фэнтезийных боевиков вроде Сандал Бергман (амазонка Валерия из «Конана-варвара» и королева Гендрен из «Рыжей Сони»), то в преддверии съемок Таперт уже готов был взять на роль воительницы любую мало-мальски подходящую модель. Кстати, Люси Лоулесс не то чтобы неожиданно свалилась на голову Сэма Рейми и Роба Таперта. Она уже появлялась в первом сезоне «Удивительных странствий Геракла» и в предшествующих им пилотных фильмах (впрочем, такое случилось не только с ней, но и с другими артистами из киновселенной «Ренессанса»).

Впервые голубоглазая новозеландка выступила за женские права в полнометражке «Геркулес и амазонки», где сыграла помощницу королевы Ипполиты, причем изначально Люси претендовала именно на главную роль. А в первом сезоне ей довелось сыграть подружку кентавра, Лилу. Из-за этого идея сценаристов сделать Зеной Лоулесс вызвала сомнения у боссов телеканала NBCUniversal. Особенно учитывая то, что эпизод с участием актрисы появился всего за две недели до планируемого выхода серии «The Warrior Princess». Но так как особого выбора не было, а авторы сериала всеми руками голосовали за Люси, актрису позвали на съемочную площадку. Ей пришлось быстро собрать рюкзак (и это не шутка, в тот момент Люси была в походе), перекрасить волосы в черный цвет (в Renaissance Pictures посчитали, что так ее никто не узнает, ха!) и приступить к делу практически без подготовки.

Искусительницу Зену сценаристы планировали убить спустя два эпизода, но актриса оказалась настолько обаятельной, что сценаристы в один голос согласились: это красиво, это дерзко, а еще это может быть популярно. Ожидания оправдались: Зена вызвала интерес у зрителей. Настолько сильный, что шоураннер Кристиан Уилльямс и сценарист Джон Скалиан даже не успели потереть руки от успеха, потому что у воительницы появились фанаты, которые потребовали продолжения. В итоге историю сильной женщины с темным прошлым решено было развивать: в специально созданном под Зену сериале героиня должна была пойти по пути благородства и следовать всем заветам супергероев (не как в «Пацанах», а как в 90-е).

Ну и какой герой/героиня может обойтись без сайдкика, то есть напарника/напарницы? Роль голоса совести, который со временем перерос в близкую боевую подругу, потенциальную любовницу и вездесущего ангела на правом плече, выполняла Габриель (Рене О’Коннор). Актрисе тоже не впервой было сотрудничать с Робом Тапертом и Сэмом Рейми. До этого она сыграла принцессу Деяниру в полнометражке «Геркулес и зачарованное царство» и в direct-to-video-сиквеле «Человека тьмы» — «Человек тьмы-2: Возвращение Дюрана» (ох уж эти ироничные названия фильмов Renaissance Pictures — третья часть, например, называлась «Человек тьмы-3: Умри, человек тьмы»). Непосредственность Рене, юмор, с которым она подходила ко всему, за что бралась (умение, которое всегда особенно ценилось на студии «Ренессанс»), помогли актрисе обойти сотни других претенденток и получить роль Габриель. Выбором этих двух актрис, собственно, и закончился первоначальный кастинг сериала. Все остальные персонажи добавились уже по ходу действия — так, например, в первой серии «Зены» в массовке поучаствовала половина съемочной группы. А человеком, на тюрбане которого эффектно крутанулась Зена, был никто иной, как сам Роб Таперт.

 

Глава 2

Кожа, металл и подруга-блондинка вы еще спрашиваете, почему этот сериал стал популярным?

Сериал, где главными персонажами были две женщины (причем одна из них — супергероиня), быстро набрал популярность и даже во втором сезоне обошел по рейтингам первоисточник. Королева воинов получила от сценаристов то, чем не наделили сына Зевса: она умела врачевать, в совершенстве владела акупунктурой, у нее было фирменное оружие — шакрам из металла Гефеста, а также сексуальный лук, который стал второй кожей героини на все шесть сезонов. Между прочим, внешний образ Зены послужил одним из главных факторов привлечения внимания к персонажу. В отличие от О’Коннор, костюм которой урезали каждый последующий сезон, образ Лоулесс оставался неизменным. Авторы не могли удержаться и не сыграть на сексуальности актрис, при этом им необходимо было помнить, что основная аудитория сериала все же — подростки. Именно поэтому откровенные и кровавые сцены в проекте были сведены к минимуму.

Сказать, что сделать главными героинями женщин, абсолютно не нуждающихся в помощи мужчин, было смелым шагом, — значит не сказать ничего. До «Зены» было слишком мало проектов, которые отважились бы на схожий трюк, а успешных проектов — еще меньше. Но авторы сериала пошли еще дальше и осмелились создать между героиням двусмысленное сексуальное напряжение, которое не ускользнуло от взгляда сообщества ЛГБТК+. Через четыре года после того, как Ридли Скотт снял профеминистский бадди-муви «Тельма и Луиза», и за год до того, как на экраны вышел лесби-нуар сестер Вачовски «Связь», «Ренессанс» рассказал историю двух подруг и напарниц, отношения которых небеспочвенно наталкивают на мысли о том, что их связывает нечто большее, чем просто дружба. Идею такой сексуальной флюидности нередко приписывают координирующему продюсеру сериала, ассистентке Сэма Рейми Лиз Фридман. Не скрывающая своей гомосексуальной ориентации Лиз внесла в проект много личного видения персонажей. Тем не менее, несмотря на то что создатели сериала уже в первом сезоне знали, какими будут отношения между Зеной и Габриель, каминг-аут героини так и не совершили: продюсеры побоялись, что подобная прямолинейность сначала вызовет резкий всплеск интереса, а затем он так же быстро сойдет на нет. Да и подобный шаг был слишком смелым для эфирного телевидения 90-х годов, да еще и для подросткового сериала. Поэтому зрителям оставили право выбора: каждый мог видеть в сериале то, что хотел.

Впрочем, то, что Зена и Габриель до конца хранили интригу в своих отношениях, позволило не только удержать аудиторию и даже расширить ее, но и оставило сценаристам возможности для создания дополнительных сюжетных ходов. Мужские персонажи, с которыми у воительниц возникали романтические отношения, периодически появлялись в течение всех шести сезонов. Стоит признать, что значительной части аудитории было интересно наблюдать за развитием конфликта между Зеной и Аресом (Кевин Смит). Зрители даже предполагали, что в результате эта линия может окончиться чем-то большим, например тем, что непреклонная амазонка все-таки ответит на чувства бога войны. Однако такой исход вряд ли был возможен: Зена задумывалась как безусловно положительный персонаж, и объединить ее линию с антагонистом означало бы нарушить все правила игры.

Еще один важный момент, которому при написании сценария уделялось особое внимание, — Зена не должна была повторять ошибки своей предшественницы Чудо-женщины («Wonder Woman» (1975–1979)) и выходить из образа супергероини. Поэтому за весь сериал королеву воинов ни разу не спас какой-нибудь селянин из глубинки. Главная героиня умудрялась выбраться из любой, даже самой патовой ситуации, и действовала на опережение.

 

Глава 3

От мюзикла до триллера: о чем успел поговорить сериал?

В «Зене» сценаристы смешали настоящий жанровый и кросскультурный коктейль. Там спокойно соседствовали греко-римские мифы, общемировые легенды, множество различных религий и отсылок к другим фильмам. Вишенкой на торте стала безудержная фантазия самих авторов. Причем намеренного абсурда сценарию не занимать: Троянская война тут соседствует с правлением Гая Юлия Цезаря (Карл Урбан), а древнегреческие боги спокойно уживаются с персонажами Уилльяма Шекспира и Шарля Перро. Работая с разнообразными метапластами, режиссеры и сценаристы легко могли рассчитывать на узнаваемость тем и персонажей, потому что практически всегда использовали распространенные и всем известные истории, тропы и сюжеты. Если в первом сезоне центральными героинями были Зена и ее бард Габриель, которые путешествовали по вымышленной Греции (а точнее Грекомерике) и побеждали зло в пещере и таверне, то во втором сезоне авторы дали проявить себя и второплановым персонажам.

В некотором роде это была вынужденная мера: у врагов и друзей Зены — Каллисто (Хадсон Лик), Джоксера (Тед Рейми) и Автолика (Брюс Кэмпбелл), специально выдернутого с этой целью из «Геракла», — отдельные эпизоды появились, когда Люси Лоулесс придавило лошадью во время съемок телешоу «The Tonight Show with Jay Leno» и актриса сильно повредила бедро. Сценаристам пришлось почти полностью переписать несколько серий. Именно тогда было решено поместить Зену в тела Каллисто и Автолика.

К третьему сезону сценаристы начали создавать сюжетные арки длиной в несколько эпизодов. К тому времени характеры главных героинь были уже достаточно раскрыты для того, чтобы прописать для них более сложные драматические ходы. Также режиссеры изрядно поэксперементировали с жанрами сериала. Чего только не было в «Зене» — от вестерна и триллера до мюзикла. Чтобы не перегружать зрителя драмой, авторы разбавляли сюжет даже элементами ситкома, которые пользовались популярностью. Между делом сценаристы не могли удержаться от пародий и на другие фильмы, и на самих себя. Так, в третьем сезоне персонажи попадают в «День сурка», в четвертом оказываются в «Десяти негритятах», а в нескольких сериях, где сюжет вращается вокруг будущих реинкарнаций героинь, авторы откровенно иронизируют над собственными персонажами и над самими собой.

Впрочем, ирония — это то, чего Робу Таперту и его команде всегда было не занимать. Над «Зеной» трудились профессионалы, которые не боялись пробовать новое и иногда пройти по краю. Одна из таких рискованных идей чуть не обернулась тем, что эпизод «Путь», сценарий для которого написал один из шоураннеров Р.Дж.Стюарт, практически сняли с показа из-за протестов кришнаитов. Серию удалось отстоять, правда, при этом вырезав из нее несколько провокационных моментов, а Рене и Люси записали дисклеймер, в котором заявили о том, что уважают индуизм и не хотели никого обидеть.

Темы в «Зене — королеве воинов» были ровно настолько разнообразны, чтобы удерживать внимание разновозрастной и разногендерной аудитории, но при этом не выйти за рамки игрового кино. Поэтому половину сюжета, конечно, составляли сцены сражений и приключения, треть — отношения между персонажами, и еще треть отводилась более серьезным темам вроде борьбы за свое место в обществе, выбора между мирным путем и насилием, прав женщин, отношений между родителями и детьми. При этом каждый раз авторы принимали довольно провокационные решения. К примеру, вводя в сюжет пятого сезона дочь Зены Еву, они, можно сказать, помахали капустным листиком своим поклонницам и показали, что героиня не нуждается в мужчинах даже для того, чтобы забеременеть.

«Зена» во многом была прорывным и революционным сериалом для своего времени, а базовыми ее ценностями была семья в любом ее воплощении, будь то родственная душа (в случае Габриель и Зены), люди, разделяющие твои идеи (в случае амазонок), или родительский дом — это то, к чему в итоге приходит каждый из персонажей. И повторяющаяся мысль хоть и произносится каждый раз немного по-разному, но в результате сводится к одному: невозможно выбрать свой путь, не осознав, кто ты есть и где твои корни. В целом авторам удалось удачно, с юмором и изрядной долей сентиментальности создать свой мир, абсолютно не претендующий на реалистичность или историзм, но, возможно, именно этим и подкупающий. Также стоит отдать должное саундтреку, над которым трудился композитор «Зловещих мертвецов» и «Удивительных странствий Геракла» Джозеф ЛоДука. Музыка в «Зене», полная этнических мотивов, продолжала существовать еще долгое время после окончания сериала и, давайте признаем, главную тему до сих пор помнит любой миллениал.

Подводя итог, можно сказать, что сериалу удалось стать культовым явлением в поп-культуре 90-х и собрать армию фанатов по всему миру. Конечно, сейчас, спустя два десятка лет, сериал местами смотрятся слишком незамысловато, местами слишком наивно и забавно, но неизменно проникновенно. Так что, пожалуй, его можно пересмотреть, если вдруг появится желание окунуться в сказку, в которой любовь всегда (ну почти) побеждает смерть, а любая дорога всегда выведет в верное направление.

 

Глава 4

Поп-звезды, художники и активисты: что стало с актрисами и актерами сериала?

После завершения сериала в 2001 году на шестом сезоне (надо сказать, его не оборвали на полуслове, как «Светлячка» Джосса Уидона, и он продлился дольше, чем «Геракл», который закончился еще раньше, в 1999-м) почти никому из его артистов не удалось добиться такого же успеха. Исключение, пожалуй, составляют только Карл Урбан и Брюс Кэмпбелл, который и до этого уже был звездой. Рассказываем, что стало с главными звездами «Зены».


Люси Лоулесс (Зена)

Актерская карьера «королевы воинов» продолжается до сих пор. Первое время после завершения сериала появления Люси в кино были эпизодическими. Так, ее можно было увидеть в двух сериях «Секретных материалов» и в крошечных ролях в «Человеке-пауке» и «Человеке-пауке-2» Сэма Рейми. Также она сыграла экстравагантную мадам Вандерсексc в молодежной комедии «Евротур», появилась в нескольких хоррорах (в «Бугимене», «Дне саранчи» и его продолжении, «Смертоносной стае», где ей досталась главная роль), озвучила Чудо-женщину в мультфильме «Лига справедливости: Новый барьер». Вообще, с DC у Лоулесс складываются особые отношения. Сложно не заметить, что образ Галь Гадот списан с Зены.

В 2009 году Люси и Рене снова встретились на экране в адском экплуатейшене режиссера «Зены» Рика Джейкобсона — «Стервозных штучках». Правда, у них, как и у Кевина Сорбо и у Майкла Херста, там были эпизодические роли: фильм рассказывал про трех сексапильных девиц в поисках клада. В 2010 году на канале Starz при участии Renaissance Pictures вышел сериал «Спартак: Кровь и песок» — более разнузданная, кровавая и откровенная версия «Геракла», в которой Люси сыграла римлянку Лукрецию. Формат TV-MA — для взрослой аудитории — позволил режиссерам вынести на экраны ровно столько крови, насилия и эротики, сколько они хотели, но шоу было неоднозначно воспринято аудиторией. Еще Лоулесс появилась в таких сериалах, как «Вершина озера», «Агенты Щ.И.Т.», «Салем» и «Эш против Зловещих мертвецов». Последней на сегодня ее заметной ролью на ТВ стал сериал «Моя жизнь — убийство».

Стоит сказать, что Люси активно занимается благотворительностью, периодически играет в театре. Она развивала свою вокальную карьеру, пробовалась в самых разных жанрах, от попа да R’n’B. Как-то она даже заняла второе место в «Звездных дуэтах» на канале Fox, а затем поколесила по Северной Америке с собственными концертами, к которым привлекла и партнеров по «Зене» — Рене О’Коннор и композитора Джозефа ЛоДуку. Кроме того, Люси оказалась серьезной экоактивисткой и сотрудничает с Гринпис. В 2012 году актриса с компаньонами захватила нефтедобывающее судно и удерживала его три дня, а в 2017 году поддержала еще один протест против бурения нефтяных скважин в Баренцевом море. Активно выступает в поддержку движения #MeToo и отстаивает права женщин. До сих пор замужем за Робом Тапертом. У них двое сыновей.


Рене О’Коннор (Габриель)

Неумелая блондинка, которая к концу сериала превращается в профессионального воина, очень уж полюбилась своим фанатам. В 2007 году Рене возглавила международный рейтинг портала LesbiaNation.com «Женщины, которых мы любим» и продержалась в нем дольше всех. После «Зены» у Рене было несколько ролей, которые не принесли ей особой славы. В 2005 году она снялась в издевательском фантастическом боевике «Инопланетный апокалипсис» с Брюсом Кэмпбеллом, в 2007 году появилась в сиквеле хоррора «Бугимен», а в 2008-м — в фильме с пугающим названием (и, очевидно, таким же содержанием) «Ковчег монстров». Как и Люси, Рене периодически принимает участие в театральных постановках. В 2010 году стала режиссером, сценаристом и продюсером фильма «Несказанные слова», где сыграла одну из главных ролей. У Рене есть собственные кинокомпании: ROC Pictures и ROC Productions. Пишет картины и периодически продает их на eBay, когда хочет собрать деньги на благотворительность или новый проект. Проводит коуч-семинары. Участвует в ЛГБТ-акциях и проектах в поддержку женских прав.


Кевин Смит (Арес)

Трагичнее всего сложилась судьба бога войны Ареса. В сериале Кевин Смит (не путать его с известным голливудским и инди-режиссером) воплощал образ токсичной маскулинности. При этом был настолько убедителен и сексуален, что даже феминисткам сложно было хоть раз ему не посочувствовать. С любимчиком женской аудитории и «вторым Элвисом», как называли его друзья, произошел трагический случай на съемочной площадке, который привел к гибели актера. Еще во времена съемок в «Зене» и сразу после них Кевин играл в малобюджетных, в основном австралийских и новозеландских фильмах, пробовал себя на театральной сцене. Самая известная трилогия с ним — это (!) «Лоулесс», в которой он сыграл частного сыщика Джона Лоулесса (игра слов: Lawless — это не только фамилия главного героя, но и «вне закона» по-английски). Его напарницей в этом проекте стала Анжела Мария Дотчин из еще одного сериала из вселенной Renaissance Pictures — «Мастера на все руки» с Брюсом Кэмпбеллом.

В 2001 году Кевин прошел кастинг на роль одного из напарников Брюса Уиллиса в военном боевике «Слезы солнца», который должен был выйти в 2003 году. Но приступить к работе в голливудской картине актеру так и не удалось. На съемочной площадке фильма «Доблестные воины: Возвращение в Тао», которые снимались в Китае, актер получил серьезную травму и умер, не приходя в себя, после нескольких дней комы. По трагической случайности этот фильм был сиквелом картины Ронни Ю, «Невеста с белыми волосами» которого вдохновила Роба Таперта на создание «Зены».


Тед Рейми (Джоксер)

Младший брат одного из основателей Renaissance Pictures Сэма Рейми вызвал бурную критику фанатов при своем первом появлении в сериале. Но со временем наивный, чудоковатый и очень преданный Джоксер завоевал-таки расположение публики, и, когда в пятом сезоне его персонаж погиб, мало кто не пустил скупую слезинку. После завершения сериала Тед тоже не получил ни одной главной роли. Снялся во многих картинах брата, невероятном количестве треша (и даже в оригинальном «Твин Пиксе»!). Пишет сценарии и играет на трубе.


Адриенна Уилкинсон (Ева)

Красотка Ева — дочь Зены, доставшаяся ей весьма нестандартным, зато практически (эко)логичным путем, на самом деле танцовщица и хореограф. После завершения съемок в сериале Адриенна спродюсировала несколько фильмов и спектаклей и занялась благотворительностью. Кстати, она немножко поет (хотя кто из состава «Зены» не поет?). Засветилась сразу в двух легендарных фантастических франшизах: «Звездном пути» (сериалах «Звездный путь продолжается» и «Звездный путь: Отступники») и «Звездных войнах» (мультсериале «Войны клонов»).  


Хадсон Лик (Каллисто)

Ожесточенная Каллисто, средоточие страшной гоголевской мести и дисишной кошачьей грации, сразу же понравилась поклонникам настолько, что, когда актриса вынужденно появилась в нескольких эпизодах в качестве сосуда для духа Зены, серии в рейтинге вовсе не упали. После «Зены» актриса снялась в нескольких криминальных сериалах (в том числе в очередном спин-оффе «Закона и порядка»), одной юридической драме и паре хорроров. Серьезно увлеклась йогой. Работает инструктором, чем, похоже, в основном на жизнь и зарабатывает.


Александра Тайдингс (Афродита)

Дочь бывшего сенатора и мисс США, Тайдингс кем только ни работала до того, как сыграла Афродиту: официанткой, моделью, барабанщицей, продавщицей и даже помогала в работах на стройке. Снималась в эротическом сериале «Дневники «Красной туфельки» с Дэвидом Духовны, а когда «Зена» закрылась — в «Шине» (вдохновленном историей другой воительницы, «Шины — королевы джунглей»). Затем в карьере Александры наступило длительное затишье, однако позже она появилась в легендарном сериале «Прослушка», а также поставила на сцене феминистскую пьесу. Идет в том же направлении, что и Хадсон Лик, только более дерзко. Преподает рок-н-ролл-йогу.