Москва
Вечная весна: прощаемся с великой кунг-фу-тетралогией «Ип Ман»
Последние десять лет азиатский кинематограф захлестнула волна ипманомании. Картины о скромном учителе Брюса Ли выходят почти каждый год, и по частоте появления на экране его образ сегодня выигрывает даже у именитого ученика. При довольно скромных сборах в прокате фильм «Ип Ман» 2008 года разошелся по всему миру благодаря сарафанному радио, получил отличные отзывы у критиков и зрителей и три сиквела, буквально перезагрузив подуставший жанр кунг-фу-боевика. После завершения главной франшизы о мастере Арсений Омельченко по просьбе «Афиши» разобрался, в чем кроется секрет ее успеха — и кто же такой Ип Ман.
Арсений Омельченко
Автор «Афиши»
19 мая 2020

Что такое вин-чун?

Вин-чун (вариантов написания много, но чаще всего употребляют этот) — один из традиционных стилей китайского ушу. Название можно перевести как «вечная весна». По самой распространенной легенде (записанной, кстати, именно Ип Маном), его разработала монахиня из полумифического Южного Шаолиня (не путать с дожившим до наших дней туристическим объектом), наблюдая за поединком журавля и лисицы. Но, несмотря на уважение к традициям, в собственном переложении Ип Ман постарался максимально избавить вин-чун от всякой эзотерики, создав «кунг-фу новой школы», призванное контрить другие стили. Подражания животным, удары в прыжке и широкие переходы уступили место компактной и экономной работе на мелких векторах. Основанный на принципах геометрии и физиологии больше, чем на «концентрации ци», современный вин-чун зарекомендовал себя практичной и эффективной боевой системой — а ставка на импровизацию и адаптацию вместо заучивания связок и комбинаций заработала ему славу «джаза от восточных единоборств».


Кто такой Ип Ман?

Ип Ман учил Чоу Дзе Чуена, тот — Дональда Мака, тот — Анатолия Белощина, тот — Максима Останина, а тот — меня. Так в пять рукопожатий можно легко дотянуться до легендарного мастера, который родился на излете XIX века. Ему самому повезло обучаться клановому искусству вин-чун сразу у двух мастеров. В детстве он получил хорошую базу от пожилого Чхань Васеня, а уже в Гонконге, обучаясь в Колледже Святого Стефана, случайно повстречал Лен Бика — сына учителя своего учителя, у которого перенял прикладную технику. Как младший отпрыск, он не получил наследства и почти четверть века прослужил в полиции Фошаня, обучая только немногочисленных коллег и родственников. После Второй мировой и японской оккупации ему пришлось перебраться в Гонконг, где преподавание вин-чун, а затем и широкая популяризация ушу стали для него и заработком, и делом жизни (незадолго до смерти в 1972 году он даже успел записать небольшой видеоурок для потомков).


А Брюс Ли тоже из винчунистов?

И да, и нет. В Гонконге Брюс Ли постигал основы вин-чун под руководством Ип Мана около трех лет. И, в отличие от ча-ча-ча, не стал в этом искусстве ни чемпионом, ни мастером. Однако недостаток опыта он в итоге компенсировал талантом, энергией и опытом в других единоборствах (от бокса до тхэквондо), создав свой синтетический стиль джит кун-до. При этом даже на пике успеха Брюс Ли не забывал о корнях и под конец жизни поддерживал пожилого мастера (а он по иронии судьбы пережил Ип Мана всего на 8 месяцев) и активно способствовал популяризации вин-чун в мире.


Почему фильмов об Ип Мане не делали раньше?

Причин несколько. Прежде всего кунг-фу-боевики вообще принято было снимать не про современников, а про полумифических мастеров вроде Вон Фэйхуна. К тому же, несмотря на всемирную популярность его школы, в самом Китае имя Ип Мана до недавнего времени было предано забвению по политическим мотивам (музей мастера открыли в Фошане только в 2002 году), а вин-чун появлялся на экране в основном в красочных феминистских уся (китайском аналоге жанра плаща и шпаги) о мифической основательнице стиля. К примеру «Вин Чун» 1994 года, в котором недалекого мужа героини Мишель Йео сыграл будущий почетный Ип Ман — Донни Йен. Собственно, исполнить роль мастера ему впервые предложили всего через несколько лет в 1998 году (роль Брюса Ли тогда должна была достаться Стивену Чоу). Однако из-за банкротства студии проект закрылся — и своей коронной роли Йену пришлось дожидаться еще 10 лет.


Как Ип Ман стал новым героем кунг-фу

С 2005 года режиссер Уилсон Ип (не родственник и даже не однофамилец Ип Мана) выпустил друг за другом сразу три фильма с Донни Йеном — блестящим бойцом-универсалом, который к 40 годам стал только набирать обороты. Засветившись на вторых ролях в Голливуде («Горец-4», «Блэйд-2», «Шанхайские рыцари»), он вернулся на родину в статусе звезды, оставаясь при этом суровым трудягой и перфекционистом на площадке (редкий фильм в его карьере обходился без травм и обмороков от переутомления). Благодаря уникальному умению адаптировать свою физику почти под любой стиль боя и при этом не очень эффектной внешности (в каждом боевике гримерам и стилистам приходится неслабо попотеть, чтобы Донни выглядел крутым), он идеально подходил на роль скромного и застенчивого мастера, который, побеждая, всякий раз норовил извиниться перед соперником.

Вместе со сценаристом Эдмондом Воном (по совместительству сыном именитого продюсера) они создали уникальный и совершенно новый для жанра образ — маленького человека с большими кулаками. Как Джеки Чан в свое время сделал из героя кунг-фу-боевика смешного парня, так и Йен позволил ему быть обыденным и бытовым. Не затаившегося под личиной тихого семьянина круто сваренного бойца (такую роль Донни еще сыграет в «Меченосцах»), а действительно простого и скромного человека со своим интеллигентным кунг-фу. Этот новый образ позволил открыть доселе неизвестные грани кино о боевых искусствах, подружив его не с психологической драмой, а с бытовой и социальной.

В «Ип Мане» мир вокруг героя — не фон, на котором ему нужно ярко выделяться, а живое пространство, в которое он вписывается, переживая трагедию военной оккупации вместе со своим народом. Измотанный и ссутуленный под грузом собственной бесполезности, дерущийся не столько за справедливость, сколько от отчаяния, — таким мастера кунг-фу мы еще не видели. В этом смысле сама физика вин-чун в фильме становится метафорой окружающих событий. Полушутливые намеченные удары в залитых солнцем уютных залах сменяются кровью и хрустом костей в душных и темных полуподвалах. И раз уж добро оказалось в этой истории с кулаками, их придется использовать по полной — даже если самому герою такая роль в тягость. 


Ип Ман и правда был таким добряком, который всех побеждал?

По слухам, в молодости мастер действительно имел довольно буйный нрав — к примеру, пошел в ученики к Лен Бику, только пару раз получив от него тумаков. Однако ученики (а активно преподавать он начал уже после 50) вспоминают его именно таким — скромным и тихим человеком, чему в немалой степени способствовала и многолетняя практика вин-чун, снискавшего славу интеллигентного единоборства. Один мой товарищ по секции как-то признался, что с каждой тренировкой все больше превращается в «справедливого китайца» (и был от этого совсем не в восторге). При этом никаких свидетельств прилюдных боев Ип Мана с японскими оккупантами, европейскими боксерами и другими антагонистами не сохранилось, так что это, скорее всего, все-таки чистая выдумка.

Есть и много такого, о чем авторы фильмов предпочли умолчать. В частности, в Гонконг Ип Ман бежал дважды: первый раз от японской оккупации, а второй — в 1949 году уже от победившей коммунистической партии, так как был их активным противником. И забрать с собой семью у него не вышло — его жена Цзенг Вингсинг осталась в Китае с четырьмя детьми (двумя сыновьями и двумя дочерьми), где и скончалась от рака в 1960 году, так и не увидев мужа. Сыновья переехали к отцу только в 1962-м — и с удивлением обнаружили, что в Гонконге у них появился сводный брат от другой женщины, отношения с которой Ип Ман старался не афишировать. Также злые языки поговаривали, что помимо сигарет, которые отчасти и сгубили мастера (он умер от рака гортани в 1972-м), он под конец жизни баловался опиумом. Однако все эти неоднозначные подробности сценаристы картины, находясь под неусыпным контролем старшего сына мастера — Ип Чуна, решили все-таки опустить. 


Десятилетие Ип Мана: затянувшиеся приключения мастера вин-чун

 

«Ип Ман-2»

После успеха «Ип Мана» его команда сразу взялась за сиквел. Правда, изначальная затея построить сюжет на отношениях мастера с самым известным его учеником не состоялась — переговоры с родственниками Брюса Ли забуксовали, в итоге он мелькнул лишь в самом конце фильма в образе 10-летнего мальчика. Основной конфликт в фильме происходит между Ип Маном и главой гонконгской ассоциации ушу, пожилым мастером стиля хунгар Хун Чун Намом, роль которого исполнил знаменитый актер и поставщик боев Саммо Хун, ответственный за схватки в первой части. На съемки его сражения с героем Донни Йена даже специально позвали прессу. Впрочем, Хун остался недоволен результатом, поскольку только перенес операцию на сердце — и даже договорился с Йеном как-нибудь устроить реванш. В самом же фильме в перепалку мастеров вмешивается заносчивый европейский чемпион по боксу, в бою с которым герой Хуна гибнет, после чего Ип Ману ничего не остается, кроме как отомстить за товарища и восстановить честь Китая на ринге (особо остроумные западные комментаторы даже окрестили фильм азиатским ремейком «Рокки-4»). В фильме хватает качественного экшена, однако в художественном отношении он все-таки уступает оригиналу. Донни Йен после заявил, что устал от роли Ип Мана и не планирует к ней возвращаться.


«Ип Ман-3D»

Продюсеры согласилась взять паузу — отчасти, чтобы не затеряться в общем потоке фильмов об Ип Мане. За три года о нем сняли сериал, два фильма («Рождение легенды» и «Последняя схватка»), а гонконгский мэтр Вонг Карвай наконец завершил свой долгострой «Великий мастер», в котором Ип Ман предстал героем живописной и философской уся-мелодрамы в декорациях середины XX века. Как раз на волне ажиотажа и было объявлено о съемках третьей части франшизы — с возросшим втрое бюджетом и Майком Тайсоном в роли главного антагониста (интерес к картине дополнительно подогревал слух о том, что Донни Йен на съемках сломал чемпиону палец). Эстафету у Саммо Хуна перехватил другой китайский классик боевой хореографии Юэнь Вупин — и, надо сказать, он не подкачал: круто снятые уличные массовки, нашумевшие три минуты боя с Тайсоном (знаменитого своими нокаутами именно в первом раунде), поединок с Сарутом Ханвилаи (вечным дублером Тони Джаа) и финальная схватка двух мастеров вин-чун вошли в золотой фонд азиатского экшен-кино. Да и драматический конфликт выстроен не без выдумки: в картине в одну нить сплетаются линии отношений Ип Мана с умирающей женой и конкурентом по стилю Чун Тин-Чи (персонаж Чжан Цзиня, который даже получил собственный спин-офф «Мастер Z: Наследие Ип Мана»). И наконец появившийся на экране Брюс Ли добавляет картине толику юмора и метаиронии. Пожалуй, фильм мог стать отличным завершением трилогии, но перевалившие за 150 миллионов долларов сборы убедили продюсеров, что заканчивать еще рано.


«Ип Ман-4»

В четвертом фильме создатели франшизы решили окончательно распрощаться с мастером, показав его последние дни перед тяжелой болезнью и смертью. Столкнувшись со страшным диагнозом, он отправляется в США, чтобы пристроить сына в местную школу, а заодно навестить бывшего ученика. У Брюса Ли (Дэнни Чань Кхуоккхуань) в фильме отдельный выход с реконструкцией знаменитого чемпионата по карате в Лонг-Бич, где он явил миру дюймовый удар и прочие чудеса нарождающегося джит кун-до. Роль злодея — сурового сержанта американских морпехов, не терпящего «всякую кунгфуйню» — досталась экшен-звезде фильмов категории Б Скотту Эдкинсу (для знатоков такое кастинговое решение выглядит даже интереснее Тайсона). Любопытно, кстати, что противостояние между двумя народами идет даже на уровне цветовой палитры (цвет китайцев — желтый, а американцев — зеленый). В остальном фильм, по сути, повторяет сюжетные ходы второй части с той лишь разницей, что местный неуступчивый мастер тайцзицюань (У Юэ) переживает проигранный бой и успевает помириться с Ип Маном. Несмотря на рекордный бюджет в 52 миллиона долларов (большая часть которого, видимо, ушла на зазвездившегося Йена и съемки в английском захолустье), фильм смотрится бледно на фоне размаха третьей части и проигрывает первой по драматизму, а лобовая антирасистская повестка (и обилие развесистой «клюквы» — картина заканчивается как «Рэмбо: Последняя кровь», но своей карикатурной репрезентацией она похожа на третьего «Рэмбо») выглядит не очень логичным итогом четырехчастного байопика великого мастера.


Кто следующий?

В последние годы «Ип Ман» стал для китайского жанрового кино чем-то вроде «Хоббита» или «Звездных войн» — регулярным хитом, по которому можно отсчитывать течение лет. Пороха от экспериментов первой части хватило на добрый десяток лет. Фактически франшиза сделала для фильмов о боевых искусствах почти то же самое, что и картины Энга Ли и Чжана Имоу для жанра уся — вывела из кинематографического гетто и заставила обратить на себя внимание куда более широкой аудитории. Остается надеяться, что Уилсон Ип и его многочисленные коллеги усвоят урок и будут охотнее расширять свой арсенал новыми приемами и техниками.