Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Белореченск
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Записки из подполья Новый альбом Боровика Ералаша

В регулярной рубрике о местном потаенном андеграунде — новый альбом Боровика Ералаша «Киберроисся» и интервью с автором.

Текст: Феликс Сандалов

Фотография: from_depot/flickr.com

Боровик Ералаш со спутницей

 

У каждого свое впечатление от попадания во внутреннюю Россию, далекую от больших городов, автомагистралей и широкополосного доступа в интернет. Для меня это город (так, по крайней мере, было написано на карте, которая туда привела) Холм в Новгородской области. Ни одного дома, кроме больницы и церкви, выше двух этажей. Обширнейшее кладбище, наползающее на жилые кварталы. Безлюдные улицы, утопающие в древесной стружке. Удивительная табличка «супермаркет» на двери, за которой открывается помещение полтора на полтора метра, где в центре на табуретке сидит женщина с кассовым аппаратом на коленях, а по периметру ее плотно окружают картонные коробки с французской консервацией и китайской лапшой. Тому, кому довелось больше скитаться, легче делиться историями из этого удивительного мира, где красота осатаневшей от беспризорности природы сочетается со зримым финалом цивилизации. Новый альбом «Киберроисся» сибирско-питерского эксцентрика Боровика Ералаша именно о пребывании в таких местах. Причем местах не столь отдаленных — если верить автору, это ощущение мы носим внутри.

Что происходит в «Киберроисси»? Во-первых, звук: из разных окон доносятся пружинистая подъездная песнь для объевшихся аптечными снадобьями пацанов, лишенное солнца регги, и джангл, больше похожий на сбой в компьютере, и хоррор-рейв, и абсурдистское электро, и какие-то совершенно ни к чему не приспособленные звуковые конструкции — вроде тех нагромождений ржавых палок, по которым любят лазить дети. Во-вторых, песни — их тут с горкой: есть кавер на «Руки вверх!», спетый будто от лица зомби, истеричное посвящение лидеру «Братьев шимпанзе», англоязычный сити-гимн Омска, который наверняка оценят любители профильного мема с птичкой, совместные работы с петербуржской фолк-дивой Дарьей Викторовной и даже солдатский шлягер про литовского родственника по фамилии Пиздаускас — и после каждой из семнадцати композиций неслышимый голос будто произносит: «And now for something completely different». Ироничные отсылки к затертым кассетам с танцевальной музыкой от студии «Союз» не должны смущать, как и грязный рокерский саунд: «Киберроисся» — это и есть такой протопанк эры шизозоя, кибербылина для тех, кто заметил апокалипсис, ультрапопс для знатоков. Кое-где ломаная линия «Киберроисси» пересекается с новым «Кровостоком» (особенно с опусом «Деревня»), что-то ползучее крадется и по альбомам «4 позиций Бруно» — но это все же костровые страшилки, жуткие за счет своей достоверности. Смерти в избытке и на «Киберроисси», но метод Боровика в том, что бороться с ней стоит по сказочным правилам: побеждая смехом.

 

 

«Изоляция, самовольная или, как это было тридцать лет назад, принудительная, не мешала никому»

 

 

На этих страницах недавно поднималась тема о том, кому нужны русские артисты, — хотелось бы ответить из темного угла. Истории героев этой рубрики в первую очередь о том, что быть нужным себе, своим друзьям, своему очень узкому кругу — это совсем не стыдно. Невозможно охать разом из-за того, что русским музыкантам не хватает самобытности, и поражаться тому, как ни у кого, кроме прослойки сугубо жанровых коллективов, не удается выбраться наружу и нормально гастролировать. Изоляция, самовольная или, как это было тридцать лет назад, принудительная, не мешала никому — нарастить свой багаж, свои взгляды и свой стиль можно, только если целенаправленно пребывать в себе и не думать о том, как это смотрится с неведомой стороны, с ее местечковыми, по сути, критериями, искусно навязанными всему миру. Это не значит, что местопребывание музыки должно ограничиваться квартирой и дружественным подвалом. Боровик Ералаш, раз уж о нем речь, за последний год неоднократно проезжался с концертной программой по самым отдаленным и внезапным местам страны, везде занимаясь благим делом — разрушая канон, что жанровые персонажи должны кучковаться по интересам и играть только с себе подобными: грайндеры с грайндерами, блэкеры с блэкерами, эмбиентщики с такими же сутулыми парнями за ноутбуками. Собственно, «Киберроисся» — это и есть такой выездной мастер-класс по слому субкультурных границ. В день выхода «Киберроисси» «Афиша» пообщалась с автором альбома Алексеем Боровиком.

 

 

— Ты как-нибудь определял, для кого эта музыка?

— Для всех, кто ищет нового. Для тех, кто воспринимает психоделию не как расслабон под солнышком или эзотерические брюлики, а как опыт изменения себя. Опыт необходимый, но часто очень болезненный. И еще — для борцов за права бегемотов-трансвеститов.

— Почему все-таки «Киберроисся»?

— Потому что Киберроисся уже наступила. Типа нанотехнологии, но в портянках и валенках. Мы с женой были в алтайской деревне прошлым летом, там нам в сельпо вдруг предложили рассчитаться банковской картой. И продавщица смотрела на карту, высчитывала батон, сгущенку и молоко. А в самой деревне — полуразрушенный Дом культуры, в котором гуляют коровы. А кругом невероятные горы, озера, долины. Вот это и есть Киберроисся. У нас ведь страшно и весело одновременно. Свежо и замшело. В чем-то убого, в другом — невыразимо красиво. Все сразу. Иностранцы, которых я возил сюда, говорили мне то же самое — они уезжали в восторге, но и в легком испуге при этом.

Так выглядели концерты Боровика Ералаша несколько лет назад, впрочем, основное — атмосферу всеобщего умопомрачения — удалось сохранить и по сей день

 

— Чем новый альбом отличается от предыдущей пластинки — «Лес — в небо дыра»?

— Ну, во-первых, тут в два раза больше песен. Потом тут почти весь арсенал моих духовых — от тромбона до владимирского рожка плюс олдовые синтезаторы и бластбиты. В «Киберроисси» больше улиц, подъездов, больше бытовой конкретики, но с акцентом на конспирологию и кладбищенский шепот. Если первый альбом мне напоминал кривую избушку где-то на выселках — там было замкнутое сектанство, то «Киберроисся» — это скорее калейдоскоп. Как письмо в бутылке, но непонятно — из прошлого века или из двадцать второго. Старый вроде и покоцанный, но при этом явно из недалекого будущего. Ты поднял, посмотрел, и что-то поменялось внутри.

— Чем ты вдохновлялся, когда делал «Киберроиссю»?

— Последние четыре месяца, когда шла запись основного материала, я минимизировал всякие новинки, чтобы сосредоточиться на своем звуке. А вообще альбом придумывался и писался полтора года — за это время много всего слушал, от Burmese до Тамары Миансаровой. Я бы выделил архангельскую группу «Поиграем и уйдем» — она покорила своей наивностью и мелодизмом. Также в прошлом году мы с друзьями дико угорели по Борису Усову и всем его группам. Знаешь, до того я думал, что московский рок 1990-х ничего самобытного не родил. А тут — целый мир, печальный и точный, это можно отдельно читать как поэзию. Еще запомнился альбом Venetian Snares «Cubist Reggae» — отличный пример того, как человек не ведется на натужную брутальность, характерную для экстремальной электроники и грайндкора, а вдруг предлагает свою тихую, но убедительную линию. Еще меня вставил и продолжает вдохновлять журнал «Крот», к которому я оказался причастен. А вообще больше всего штырили новые люди. И новые места — от нереального иранского города Язд до Удмуртии, Сибири и Алтая. На «Киберроиссю» сильно повлиял город Кронштадт — я там работал прошлой осенью и зимой реставратором. Вот этот шершавый и потусторонний звук альбома сильно связан с конкретным местом, с выходом к заливу, с провинциальной силой, с осенней внутренней мутацией.

Так выступления Боровика Ералаша выглядят сейчас. Вживую послушать Боровика можно будет сегодня в Петербурге, в Bar Line, 15 апреля в Нижнем Новгороде, 29 апреля в Москве, 18 мая на международном фестивале SKIF — а далее, как следует ожидать, везде

 

— Что ты думаешь по поводу вечного спора между русской самобытной темой и западными стандартами качества? Насколько много у нас подражательства среди тех же андеграундных исполнителей?

— Я вместо ответа мог бы тебе прислать фото Дугина. Он еще тот киберколдун, у меня даже песня скоро о нем будет — называется «Дугинские нары». Опасность и крутизна нашего положения состоит в том, что Россия всегда между. Между Востоком и Западом, между водкой и кислотой, между отчаянием и эйфорией. А вот куда дальше вырулить — это уже зависит от конкретных людей. Самые талантливые русские чуваки всегда подминали под себя любую западную идею или целый стиль. Взять хоть «Коммунизм», «Ривущие струны» или Бабангиду. И это касается далеко не только музыки. Русский человек что-то подсмотрел, что-то добавил от себя, плюнул, дунул, и из этого народилось нечто невероятное — так во всем. У нас в андеграунде есть самобытные группы и отдельные артисты, способные ушатать любую мало-мальски подготовленную публику — например, «Да, Смерть!», AWOTT, IHNABTB, «Бром» в Москве, Денис Третьяков в Ростове, Саша Гоголев в Саратове, «Космические космонавты» в Новороссийске, «Анкылым», Черепихо, Андрей Иваныч в Питере, бригада Ромы Добро в Новосибирске и так далее. Тут и там возникают маленькие лейблы, DIY-клубы, что-то еще. Скажу больше: в российской подвальной шизокультуре уже успели вспыхнуть свои легенды — наши владимирские друзья «Братья шимпанзе» или «Ансамбль Христа Спасителя», «Ленина Пакет», «П…дец какой мент неприятный» — и, конечно же, великие братья-писатели. Все это появилось в нулевых или возникает прямо на наших глазах. Еще Владимир Борисович Козырев, человек в возрасте, работник вологодского завода, титан грустной синтезаторной песни. Перед приездом в Питер он просил по телефону, чтобы мы ему восемь котлет жареных приготовили. Такая у него концертная диета. Так что у нас своего достаточно, чтобы ни на кого не оглядываться.

— У тебя же есть собственный лейбл «Охлупень». Планируешь что-то выпускать на нем еще?

— В ближайшее время будет издана криптозоологическая карта Евразии, составленная по итогам парамузыкальной экспедиции «Бабай Потлач». Будут кассетные сплиты — питерский слабоумный джазкор «Родные березы» плюс финский авант-метал Pymathon, также сплит «Токарного паралича» и Grave Nigguz. Еще хочется сплит «Ночных грузчиков» и «Ночных снайперов», но с этим сложнее.

— Что, кстати, изображено на обложке альбома?

— За помощь в оформлении отдельный респект моей жене и ее студии «Десна». На обложке — киберпесьеглав Христофор, это такой запредельный святой, которого изображали с собачьей головой, он ведь был из неизвестной далекой страны. Потом голову перерисовывали на человеческую, но он до сих пор кое-где встречается как пес, а в некоторых храмах сквозь человеческое лицо проступает морда собаки. Христофор меня давно волнует в контексте моей уфологии и криптозоологии. Это тоже важный образ для меня. Мы ведь были и есть для остального мира песьеглавы — странные твари из непонятной страны.

Совсем новый клип на заключительный номер с «Киберроисси», печальную историю о сельском одиночестве в сети

 

Скачать альбом «Киберроисся» можно здесь.

Записки из подполья: смотрите также

Комментарии

Ваш комментарий

strong em del
a

Действительно удалить?

  • какая мощь

  • молодцы. уже ПКМН и Козырев в скрижалях афиши. всё, глубже копать некуда.

Комментировать

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться

Итоги года Читатели «Афиши» выбирают лучшие сериалы 2017 года
Квест Морфий

Мир сновидений с элементами перформанса

Масштабные игры для больших команд

Игровые площадки для лучшего торжества

Космический квест, который точно понравится детям

В субботу, 16 декабря, команда лейбла System 108 проведет последнее в этом году событие Test 4 в...

Месяц назад в Москве открылся магазин детских книг «Маршак», который до этого полгода существовал в...

Кратко рассказываем, что достанется «Диснею» после исторической сделки по приобретению корпорации...

Instagram разрешил подписываться на хэштеги как на обычные профили. «Афиша Daily» собрала 15...