live
Сериалы Мир Еда Магазин DAILY Пикник «Афиши»
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Армавир
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Губкин
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Ногинск
  • Норильск
  • Нягань
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

«А ты чего хотел бы? Чтобы мы на гуслях играли?» Премьера нового клипа группы Pompeya «Y.A.H.T.B.M.F.»

Московская инди-поп-группа Pompeya в этом году записала альбом в Лос-Анджелесе, дважды выступила на Первом канале, а теперь играет сольный концерт в большом столичном концертном зале «Москва». Новая русская музыка доселе таких прецедентов не знала. В связи с премьерой нового клипа ансамбля «Y.A.H.T.B.M.F.» «Афиша» встретилась с участниками Pompeya и наконец задала им все накопившиеся вопросы.

Текст: Александр Горбачев

Во весь экран

Pompeya / фичер №332

Фотография: Александра Рожкова

Группа Pompeya движется к успеху исключительно на подобающем транспорте. Слева направо: Даниил Брод, Денис Агафонов, Наири Симонян, Александр Липский

АФИША
Вернуться к статье

— Как-то долго ваш клип делался. Речь первый раз о нем еще летом зашла, если я не ошибаюсь.

ДЕНИС АГАФОНОВ (бас): У нас она зашла еще в декабре прошлого года. Мы были в Питере, гуляли навеселе и решили, что пора бы нам снять еще один клип. Нашли средства, пообщались с нашей старой подругой, которая нам «Cheenese» снимала, — с Лейлой Машариповой. Договорились обо всем, у нее была идея про парней, угоняющих самолет. Мы собирались в Лос-Анджелес записывать диск, а им оставили задачу снять клип. Без нас.

НАИРИ СИМОНЯН (барабаны): Но ничего из этого не вышло. Классика жанра.

ДАНИИЛ БРОД (вокал, гитара): Мы имеем дело с независимыми режиссерами, операторами, которые любят работать в режиме плавающего графика, скажем так. Зато в итоге мы получили клип, который не сделает ни одна серьезная студия. Все оценили, что он полностью снят на пленку, — этим сейчас мало кто балуется.

АГАФОНОВ: Плюс все эти детали: скажем, они же там собирают самолет. Нам приходилось ездить в музей авиации, общаться с серьезными, непробиваемыми дядьками из ДОСААФ. Мы первый раз приехали на аэродром — это за городом находится — там пьяный чувак, начальник, сидит в туркменском халате трофейном, и у них там что-то вроде 23 Февраля: все сидят и колдырят. Но как только вопрос о деньгах зашел, они сразу — раз-раз! В общем, стало ясно, что, если есть желание, можно и самолет разобрать.

 

Премьера клипа: Pompeya — «Y.A.H.T.B.M.F.»

 

 

— Давайте разберемся с претензиями — не для того ли мы здесь и собрались? Первая: вас легко обвинить в конъюнктурности. Ну как: была в 2007 году в Москве группа Pompeya, играла такой драматический инди-рок, выступала для публики Avant Club. А потом — раз! — пошла волна, и вы сразу стали такие модненькие и с синтезаторами.

БРОД: Так я бы сказал, что тогда мы были в большей степени конюнктурной группой. Тогда как раз в моде была более жесткая гитарная музыка.

АГАФОНОВ: Просто в 2008 году для нас эта конъюнктура закончилась.

БРОД: Тогда у меня, наоборот, возникло ощущение, что мы начали делать что-то, что соответствует нам, без оглядки на модный гитарный звук, а скорее с оглядкой на музыку 1980-х, на мелодии. Сейчас, когда мы пытаемся исполнять старые песни, у меня возникает ощущение, что я пытаюсь влезть в детские штанишки.

АЛЕКСАНДР ЛИПСКИЙ (клавиши): Мне кажется, сложно найти любую молодую команду, которая бы без оглядки на своих кумиров начала что-либо делать. Так или иначе, сначала ты пытаешься за кем-то что-то повторить, а потом постепенно это вырастает во что-то свое.

БРОД: Я бы с удовольствием услышал, например, от Motorama какой-нибудь трек, который кардинально отличался бы от того стиля, в котором они работают. Было бы интересно посмотреть, как они могут переосмыслить себя. Вот мы, допустим, попытались написать поп-музыку. В том виде, как мы ее понимаем. Стали четче работать над звуком, внимательнее к деталям относиться, к качеству. Но мы все равно не поп-чуваки. Мы инди-чуваки, которые кое-как умели на чем-то играть в своем «подвале». Мне, например, до сих пор некомфортно писаться в студии, я не могу хорошо записать там вокал, например. Я могу спеть хорошо только дома.

СИМОНЯН: По твоей логике что получается? Если ты играешь инди-рок и готов это делать еще двадцать лет, выступая в клубе «Вермель», — то все в порядке. А как только ты делаешь поп-музыку и понимаешь, что это классно, — начинаются подозрения. При этом до того никто на тебя ни хера не обращает внимания, а тут ты начинаешь чего-то достигать, куда-то двигаться. В чем проблема-то? Можно же порадоваться было бы.

БРОД: Тем более что после того, как мы этот свой тумблер переключили, у нас есть возможность в любую сторону пойти. Многие группы, которые не меняются, становятся заложниками того, во что они вляпались. Мне именно поэтому поп-артисты импонируют. Дэвид Боуи например. Или Мадонна. Они переключают тумблер на каждом альбоме. И выигрывают.

 

Так Pompeya звучала и выглядела в 2008 году

 

 

— Вы сказали, что вам комфортнее дома записываться. Зачем тогда ехать в Лос-Анджелес?

БРОД: Этот опыт был нужен хотя бы для сравнения. Одно дело — когда ожидаешь, что сейчас попадешь в сказку: в настоящую американскую студию, с настоящим американским продюсером. А другое — когда ты попадаешь и понимаешь, что там никакая не сказка. Абсолютно такие же комбики, то же оборудование. Да, продюсер там сидит с мозгами, в отличие от абсолютно аморфных персонажей, которые работают в наших студиях и которым все по х… Но сейчас мне уже все равно, где писаться. Хоть в Нью-Йорке, хоть на Ямайке, хоть дома. Все равно музыка у тебя внутри.

— Просто все это подается так, что сам факт записи в Лос-Анджелесе выглядит как поза.

ЛИПСКИЙ: Ну если местные промоутеры воспринимают это как бонус — ради бога. Почему на этом не сыграть? Но это вопрос не к нам, а к самой культуре нашей. К сожалению, для российского человека в принципе важен тот факт, что тебя своим вниманием одарили иностранцы. Типа если они одобрили — значит, это круто. А на самом деле сейчас слетать в Нью-Йорк может быть дешевле, чем в некоторые города нашей родины. А что касается расценок на студийное время — они сопоставимы с московскими.

СИМОНЯН: Мы нашли репетиционный комплекс, который находится в огромном ангаре, где тусуется бесчисленное количество музыкантов. Кто-то гараж играет, кто-то мат-рок, бывают и мексиканские ансамбли из двадцати духовиков.

АГАФОНОВ: Причем когда мы нашли эту студию в интернете, там было написано: мол, здесь работали Black Rebel Motorcycle Club, The Black Keys, N.E.R.D. Мы такие: «Вау!» А потом выяснилось, что владелец этой студии просто работал с ними в частном порядке.

 

 

 

«Сейчас это как будто мы в стратосферу слетали — ого, Лос-Анджелес. Промоутеры об этом говорят, критики отвечают — ну и х…ли? Так и правда же — ну и х…ли?»

 

 

— Ну по итогу я слушаю вас, слушаю тех же Motorama, которые где-то у себя в Ростове-на-Дону пишутся, слушаю NRKTK и принципиального отличия по качеству не слышу.

БРОД: Так его особо и нет. Тут вопрос только в том, в какой ты атмосфере работаешь. Кому хорошо писаться в Бутово в трехкомнатной квартире панельной — ну отлично, супер. Если кто-то хочет на Ямайку поехать, в Кингстон — не вопрос. В этом нет ничего ни зазорного, ни аномального. И вообще, не очень хорошо, что этому такое внимание уделяется. Мне лично хотелось бы, чтобы ситуация в стране, возможности, которые здесь есть, были такими, чтобы ты мог вообще куда угодно ездить. Сейчас это как будто мы в стратосферу слетали — ого, Лос-Анджелес. Промоутеры об этом говорят, критики отвечают — ну и х…ли? Так и правда же — ну и х…ли? Это, по идее, должно быть нормально.

— А откуда у вас эти возможности-то взялись? В смысле — когда пошел рост? Был такой момент?

БРОД: Конечно. Это рукотворная вещь. Мы выпустили клип, потом альбом, начали больше играть концертов, давать интервью, промоутировать себя. Ну стандартные ходы. Я не могу при этом сказать, что на нас какая-то слава свалилась. Мы к ней пока подъезжаем.

СИМОНЯН: Но стратегия у нас есть. Хотя раскрыть ее мы не можем. Вообще у меня возникло ощущение, что слава к нам пришла, когда дошли слухи, что Дмитрий Медведев слушает нашу музыку. (Смеется.)

БРОД: Такая слава мне особо и не нужна, если честно.

АГАФОНОВ: Это кто тебе сказал-то вообще?

СИМОНЯН: Те, кто в моих стратегических планах.

 

Первый клип новых Pompeya, после которого их карьера резко и пошла в гору

 

 

— У вас нет ощущения, что вы уже в потолок свой уперлись? Что количество людей, которые способны воспринимать такую музыку и, скажем, за нее платить, в России ограничено?

БРОД: У меня нет такого ощущения. Наоборот, есть динамика. Ее можно отслеживать по тем же социальным сетям. Да, поток новых фолловеров не шибко гигантский, но он не останавливается. И не думаю, что когда-то может остановиться. Ну что такое потолок? Вот у нас был потолок — собрать «16 тонн». Сейчас мы делаем концерт в тысячном зале. Теперь это будет наш потолок. Потом поедем в Штаты, там кого-то соберем. Потолок будет, когда в гроб ляжешь.

СИМОНЯН: Я на начальном этапе, на самом деле, очень скептически относился к «не нашей» аудитории. Я обозначил себе рамки нашей, и мне как раз казалось, что ее очень мало. Ну хипстеры, инди-чуваки — я думал, что только они и готовы воспринимать эту музыку. Но это мое убеждение очень быстро начало меняться, когда мы оказались в Петербурге на концерте в нетипичном для нас клубе, где перед нами было шоу карликов, а владельцами заведения были накачанные мужики. И эти мужики подходили с болванками, на которых были нарезаны наши песни, и говорили: «Слышь, подпиши, а?» Тут я понял, что зря для себя решил, кто нас должен слушать. Все это ерунда. Приезжаешь в Ухту, играешь концерт, а потом к тебе подходят серьезные такие ребята и говорят: «Слушай, ну нормально, классная музыка у вас». Мы играли на Дне города в Новосибирске! Это не хипстерская вечеринка, там пацаны нормальные, и мы же со сцены видим: они не сидят, не плюются, им нравится.

БРОД: В Новосибирске подошел чувак-алисоман, пьяный в говно, сказал: «Музыка у вас ох…нная, психодел». Он дошел пешком с Сахалина, выглядел брутально. Потом попросил вписать на хату переночевать. Мы ретировались. У меня даже бывает какая-то оторопь. Я иногда думаю — лучше бы было побольше «правильной» аудитории. Но это все ерунда, стереотипы, шаблоны, их надо изживать. Когда человек находится перед тобой — он твой. И неважно, кто он.

— То есть английский язык не является барьером? Ведь нет примеров англоязычных групп, которые собирали бы большие площадки.

СИМОНЯН: Вот 8 ноября и посмотрим.

БРОД: Мы же вроде как Европа, нам нравится, как все устроено в Европе. А вся Европа на английском говорит. Вот Иван Дорн хочет, чтобы его на русском слушали на Западе. Если у него это получится — я сниму шляпу. Но, по-моему, это наивно. Если ты хочешь, чтобы тебя слушали там, надо петь по-английски. А мы хотим. Для нас это даже некоторый сюрприз, что мы пока более успешны на родине.

СИМОНЯН: Ну мы вот сейчас ездили во Владивосток. Туда лететь почти как до Лос-Анджелеса. И там и там такие же люди. Я считаю, что с точки зрения представления нас на Западе мы много сделали для русской музыки.

БРОД: При этом английский язык изначально был предельно естественным. К тому же в 2007 году не было таких жестких вещей с политической точки зрения, как сейчас. Импульса типа «мы поем по-английски, чтобы свалить» тогда и быть не могло. Я, наоборот, хотел привнести что-то новое в эту страну.

— Странно как-то получается: музыка у вас нерусская, а в клипах — сплошные приметы здешней жизни. Люди с рюкзаками, самолет с надписью «ДОСААФ»…

ЛИПСКИЙ: Ну мы же советские дети. В нас все это живет.

СИМОНЯН: Мы не настолько молодые, на самом-то деле. И на ЛиАЗах мы ездили, и вообще много чего помним. И мы осознанно подчеркиваем нашу привязку к Москве. Кстати, если уж на то пошло, я бы хотел, чтобы не просто были русские группы. А чтобы можно было опознать новосибирскую группу, владивостокскую. Группу из Центрального округа Москвы, группу из Гольяново. Я приезжаю в Лондон, вижу плакат вечеринки, на которой играет местный чувак, и у него там значится не Лондон, а Ист-Энд. Это как у нас будет написано: диджей такой-то, Бутово. Вот это правильно.

 

В этом клипе Pompeya как раз нет ничего русского: он снят в Лос-Анджелесе во время записи второго альбома группы

 

 

— Но эта привязка у нас все равно на уровне визуальном. В музыке вашей ничего нет ни русского, ни московского.

БРОД: Может быть, и нет. Хотя один наш знакомый как-то сказал мне после концерта, что у нас музыка русская — по мелодизму, по напевности. Я на это внимания никогда не обращал.

АГАФОНОВ: Я не понимаю, как можно музыку привязать к Москве. Музыка интернациональна. Ты можешь подчеркнуть свою идентичность только какими-то визуальными вещами.

СИМОНЯН: Мне кажется, когда у нас будет двадцать — или сорок — классных московских групп, можно уже будет говорить о том, что московский звук существует. Но когда их пять… Лет через двадцать, может быть, на уровне музыки это тоже будет работать. Сейчас — только внешняя эстетика. Теги, приписки какие-то. Вот мы придумали себе стиль — Moscow steak house. Это шутка, конечно. Но некоторые уже серьезно пишут, что есть такой жанр. Ну а что? Мы любим стейки. Мы любим Москву. Мы любим хаус. Я, главное, не понимаю — а ты чего хотел бы? Чтобы мы на гуслях играли?

— Я хотел бы чувствовать вашу связь со временем и пространством, в которых вы существуете. Когда ее нет — для меня это минус.

СИМОНЯН: Ну не знаю. Для меня это плюс. И потом — встречный вопрос: покажи русскую группу, в которой прослеживается то, что сделано здесь.

— Да пожалуйста: Padla Bear Outfit, NRKTK те же.

СИМОНЯН: Ну подожди, вот NRKTK — у них много от «Кирпичей», допустим, да? Ну а дальше? «Кирпичи» — это русская музыка, что ли?

ЛИПСКИЙ: По мне, так группа NRKTK — это насмешка над клише западной поп-музыки, на которую наложен русский речитатив. И что, только из-за языка там появляются традиции русской музыки? Какие традиции?! Группы, поющие на русском, все равно по музыке всегда являются синтезом чего-то, что пришло оттуда.

БРОД: Ни «Кино», ни t.A.T.u не являются русскими с музыкальной точки зрения.

АГАФОНОВ: Я вот что понял. Я родился в эпоху, когда западной культуры было очень много. В детстве я слушал западную музыку — ну разве что левым ухом все эти сборники «Союз» с Наташей Королевой, которые мама покупала. Когда я осознанно стал музыку слушать, она тем более была исключительно забугорной. Я никогда не слушал русские группы, кроме «Кино». Я не люблю ни Гребенщикова, ни «Алису», ни «Наутилус». Я не умаляю их заслуги ни в коем случае, они много сделали для русского рока, но, блин, это пятидесятилетние дядьки, они выросли в абсолютно другое время! Дай бог им здоровья, но я не такой. Мне неоткуда взять эти русские фибры, которые кто-то хочет услышать. Во мне их нет.

 

 

 

«Мне неоткуда взять эти русские фибры, которые кто-то хочет услышать. Во мне их нет»

 

 

— У вас же сейчас какие-то отношения с Gala Records. Зачем вообще группе вроде вас неповоротливый мейджор-лейбл?

СИМОНЯН: Ну мы все это время прилагали какие-то усилия, чтобы развиваться. Но, быть может, у наших усилий тоже есть потолок.

БРОД: Вот мы посмотрели в потолок и увидели Gala Records.

СИМОНЯН: У нас партнерские отношения. У нас нет классического контракта группы с лейблом. Это новая форма взаимодействия. Зачем? Ну есть ряд каких-то вещей, которые мы сами не можем сделать. Реклама, телевидение…

БРОД: Да и просто — чтобы немного отпустить эту тему и знать, что за тобой кто-то есть. Вот мы можем шебуршиться в своей теме, а тут — бац! — эфир на Первом канале. Отличный опыт!

— Gala Records, элитные корпоративы, телевизор — и при этом вы по-прежнему называете себя инди-группой?

БРОД: Все это условности. Пока мы сами отвечаем за все, что с нами происходит, пока никто нам не говорит, как звучать, о чем петь, нас берут такими, какие мы есть, — мы сохраняем независимость. Мы выходим на сцену в «Вечернем Урганте», я весь обосравшийся от страха, мы лажаем, все это микшируют, что-то получается на выходе… Никакого эстрадного притворства! Работа с лейбом — это тоже своего рода эксперимент. Мы чего-то добились сами, теперь посмотрим, куда нас может продвинуть лейбл. При этом мы сохраняем независимость во всех вопросах, это никакая не кабала.

АГАФОНОВ: Да, кто-то уже пишет, что Pompeya продается. Ну если на нас индустрия негативно повлияет — наверное, мы начнем писать хиты вроде «Sexy and I Know It». Но это вряд ли. Зачем? Нам и так комфортно.

БРОД: Если мы можем заходить в индустрию, не наступая себе на горло, — почему бы и нет?

 

Выступление Pompeya в эфире телепередачи «Вечерний Ургант»

 

 

— Ну ведь есть много музыкантов, которые категорически не продают песни в рекламу, например. Для вас это не проблема?

БРОД: Да нет, пусть покупают, с удовольствием. Ну то есть, может, мне не хотелось бы ассоциироваться с какими-то сигаретами или бухлом. А с какими-то, может, и хотелось бы…

— Не боитесь, то есть, оказаться на службе у мирового капитала.

СИМОНЯН: Наоборот. Отчасти даже приятно, что в индустрии, которая погрязла в том, в чем она погрязла, находится место и для нас. Наше выступление на Первом канале для меня — классный знак. Я питаю надежду, что после нас туда полезут все. Когда в ротациях на радио и на телевидении окажется побольше независимых групп — лед тронется.

БРОД: И может быть, тогда и новые молодые музыканты появятся, которые будут писать хорошую музыку. Какой-нибудь парень, которому сейчас 15 лет, увидев Pompeya на Первом канале, поймет, что он не одинок в этом мире. Как я, когда в 1996 году видел по телевизору группы вроде Tequilajazzz.

 

 

Большой концерт Pompeya состоится в следующий четверг, 8 ноября, в концертном зале «Москва»

Комментарии

Ваш комментарий

strong em del
a

Действительно удалить?

  • Приятная фоновая музычка. Молодцы!

  • про вечернего Урганта хорошо:)

  • На музыкальных каналах сейчас очень мало похожего на музыку, на самом деле.
    А тут как-то включаю некий music channel - и слышу вполне приличные звуки. Позже выяснилось, что это была "Slow" Помпеи.
    Удачи вам, господа.

  • Вообще стоит отметить, что в последнее время телеканалы начали больше внимания молодым музыкантам уделять, всегда хотелось что бы
    у нас были шоу с живыми выступлениями, подобные Later with Jools Holland, David Letterman и т.д. и вот они первые подвижки

  • Александр Горбачев, спасибо!

  • Да замечательная же песня, а клип просто потрясающий!

    За этот клавишный проигрыш в припевах Помпее можно всё простить!

    А герои клипа - прямо персонажи Ирвина Уеэлша, и при этом такие русские!

  • песня хорошая, клип тоже. говорят грамотно.

  • молодчики, пацаны, все правильно делают.

  • Ну по итогу я слушаю вас, слушаю тех же Motorama, которые где-то у себя в Ростове-на-Дону пишутся, слушаю NRKTK и принципиального отличия по качеству не слышу.
    Саша, вы уж простите мне этот аршавизм, но это явно не проблема группы Pompeya

    • ваш комментарий явно говорит о том что вы явно безухий дебил

    • ну это, в общем, скорее ваша проблема по итогу. потому что эмпирически очевидно, что эти отличия волнуют только профессионалов. а публику не волнуют совсем.

      • если следовать эмпирическому опыту дальше, окажется что п музыка, как таковая, публику не интересует совсем.

        • да нет, почему же. мой эмпирический опыт говорит об обратном.

      • не всегда только лишь профессионалов
        просто профессионалы сомнения в качестве могут как-то терминологически сформулировать
        публика просто поморщится и пройдёт мимо

        • так не проходит ведь

          • в большинстве своём всё-таки проходит
            а нишевый слушатель не прокормит
            впрочем, это совсем другой разговор

    • а различия и нет. "о, они писались в лос-анджелесе!" - это разновидность карго-культа

  • На редкость адекватные ребята.

    Александру минус за очень мутную привязку "телевизор = не инди". В практике США, на которую равняется пресловутый "Вечерний Ургант", постоянно инди-музыкантов приглашают. Те же Arcade Fire. И собирают они ого-го аудитории, при этом оставаясь инди-музыкой.

  • Pompeya - это, конечно, революция. Они светочи, они светила.

  • искренне рад, что у них все хорошо.
    обычно у нас такой десятый сорт лежит и воняет в зомбоящике.
    а тут как будто открыли и проветрили.

  • на Пикнике зачетно играли

  • по лирике напомнило песню группы томас - друг приехал из голландии. до фига успешных мелодичных песен на русском с подобной романтично-меланхоличной лирикой - от свинцовый туман, мечтать, маша и медведи, даже от 7б. тут парни сразу на англ стали, чтоб не наше радио их продвигало. претензия, я так понял, к ним в том, что они популярны. или лиричные тексты в принципе вас не устраивают? я ни у муджуса, ни у мумий тролля на 8 никаких таких явных примет времени не услышал - тоже лирика. если именно какая-то насущность русская вам нужна - то кроме елочных игрушек со товарищи и пародийных пацанских хип-хопов типа сявы писать будет не о чем. ну и рубль шнуровский вот не выжил же, вас же не смущает, что он взял и к ска-рингтонам вернулся? не знаете чего хотите

  • Очередная музыка-непонятно-для-чего. Пусто и неинтересно. Ну в Маскве и в Афише такое ,,,, любят.

  • A вы, господин из Парижа, поведали бы лучше urbi et orbi какие шедевры сами слушаете. Раскрыли бы глаза нам, беднягам : )

  • В интервью Горбачева и группы Pompeya априори ничего нельзя было обнаружить кроме едких безосновательных, абсолютно мальчишеских нападок. Стиль, звук, язык - все в этой группе безнадежно плохо по мнению автора, что было им заявлено уже не одну тысячу раз на страницах журнала. Но зато 10 тысяч раз было вознесено славное имя Padlы. Ну, надоело уже, правда. И судя по ответам Наири, ему тоже.

Комментировать

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться

Из первых рук Кроме хюгге: еще 5 малоизвестных явлений из Скандинавии

«Роковое искушение» с Колином Фарреллом, «Взрывная блондинка» с Шарлиз Терон, байопик «2pac:...

Андрей Никитин делится впечатлениями о новой серии «Игры престолов», в которой герои работают не...

«Афиша Daily» совместно с Mastercard дает возможность выиграть поездку на 74-й Венецианский...

По просьбе «Афиши Daily» Александра Шевелева рассказала о своем столкновении с юношеским...