live
Сериалы Мир Еда Магазин DAILY Пикник «Афиши»
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Армавир
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Губкин
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Ногинск
  • Норильск
  • Нягань
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Леди Джей История жены Дженезиса Пи-Орриджа, рассказанная ею самой

На стартующем на следующей неделе кинофестивале Beat покажут фильм «Баллада о Дженезисе и Леди Джей» — историю любви самой странной семейной пары мира, лидера Psychic TV Дженезиса Пи-Орриджа и его супруги Леди Джей. Леди Джей умерла в октябре 2007-го — а за два года до ее внезапной смерти с ней встретился Георгий Мхеидзе и подробно расспросил про ее поразительную жизнь. «Афиша» публикует этот разговор полностью.

Текст: Георгий Мхеидзе

Полное имя Леди Джей звучало как Жаклин Брейер — но так ее, конечно, никто почти не называл. Кроме, может быть, родителей

«Будь вы ученицей католической школы, вы бы успели привыкнуть к извращенцам»

— В каком возрасте вы впервые осознали себя как художницу?

— Мне было около 20, когда я начала работать с парой авангардных театральных проектов. Мне тогда как раз довелось познакомиться со множеством дрэг-королев (гомосексуальные мужчины, переодевающиеся женщинами. — Прим. ред.), и они стали для меня сильнейшим источником вдохновения: ночью они буквально перевоплощались в других людей. Многие из них вели днем самую обыкновенную серую жизнь, чтобы к вечеру превратиться ну как минимум в женщин. А некоторые становились фантастическими созданиями из сказок про фей. Иные заходили еще дальше и меняли облик ежедневно: каждое утро, вставая с постели, они выбирали, какими сегодня явятся миру. Я поняла: меняя костюм, ты можешь контролировать, как на тебя реагируют, — окружающим гораздо важней, что на тебе надето и как ты говоришь, чем то, что именно ты говоришь. Для меня это было тем более важно, что в детстве я много болела, и мое тело никогда не подчинялось мне в полной мере. Благодаря болезни я выработала сильную волю и дисциплину ума, но моя плоть была мне неподвластна. Все свое детство я слышала от матери и сестер: «Ты не сможешь это сделать, потому что ты слишком слабая и больная, даже и не пытайся!» Меня ужасно раздражали ограничения, которые накладывало на меня физическое тело.

— Ваши родственники были другими?

— Они все были крепкими и здоровыми, типичными американцами. Я на их фоне выглядела бледным упадочным созданием. Зато во время болезни, пока я валялась в постели, у меня была масса времени, чтобы подумать. И в это же время я научилась понимать боль и работать с ней. Я начала чувствовать, что отличаюсь от остальных, примерно в 7 лет. Помню, пыталась втыкать себе в руку вилку, чтобы научиться контролировать боль.

 

 

«Я начала чувствовать, что отличаюсь от остальных, примерно в 7 лет. Помню, пыталась втыкать себе в руку вилку, чтобы научиться контролировать боль»

 

 

— Вы выросли в Нью-Йорке?

— Я прожила тут всю свою жизнь. Часть моего детства прошла в Бруклине, часть — в Квинсе, а в подростковом возрасте меня увезли в чудовищный пригород, типичную одноэтажную Америку, где все только и думали о том, что скажут соседи и как бы поменьше отличаться от них. Мне было непросто, потому что я с детства привыкла к одиночеству. Мне нравилась изоляция, а со сверстниками я старалась не общаться — мне они казались слишком грубыми и неразвитыми. Они вели себя агрессивно, как только им предоставлялась возможность, и всегда готовы были поизмываться над кем-то послабей, если точно знали, что их за это не накажут. Мать постоянно гнала меня: «Смотри, какая хорошая погода, иди во двор, поиграй на солнышке с ребятами!» Я говорила: «Ага» — и забивалась на чердак с очередной книжкой. Мне разрешали пользоваться библиотекой старших брата и сестры, и я нашла там массу чудесного — Эдгара По, например. Вместо того чтобы носиться по двору с глупыми детьми, я сидела в темноте с книжкой, потому что ничего приятней не могла себе и представить. А ведь кроме библиотеки я добралась еще и до коллекции пластинок брата с сестрой!

— Вы помните, что именно они слушали?

— Конечно! В 1977 году мне было 8 лет, я начала интересоваться пластинками, а они все время вопили: «Не трожь мои диски!» Разумеется, как только появилось новое табу, мне больше всего захотелось его нарушить. По большей части там был панк-рок — Blondie, Патти Смит, The Velvet Underground, какие-то синглы The Doors. От музыки The Doors и «Велветов» я впадала в какое-то гипнотическое состояние: ничего подобного я раньше не испытывала — и мне это страшно понравилось. Меня поразили Sex Pistols — при этом я могла подолгу танцевать под раннее диско. До этого я слышала в основном классику, которую ставили родители, — Бетховена, Шопена, Прокофьева, — но больше всего меня завораживал Лист: он был мрачнее всех остальных. Думаю, именно в это время у меня стал появляться вкус — качество, которого так часто не хватает даже в очень образованных людях. Вкус — это когда ты отдаешь себе отчет, что именно тебе нравится и почему. В нашей культуре люди обучены просто потреблять все без разбора, и мало кто способен делать это обдуманно и сознательно. Вкус — основа любого творчества: человек понимает, чего ему недостает, ищет это повсюду, и если не находит — создает это сам.

 

«Foggy Notion», песня The Velvet Underground, которую впоследствии неоднократно переигрывали Psychic TV с Леди Джей в составе

 

— В школе вам было так же тяжело, как с семьей?

— Первый раз меня выгнали из школы, когда мне было 15, но я каким-то образом ухитрилась поступить в старшие классы. Причем это была католическая школа с очень строгими правилами — что, конечно, очень сильно повлияло на мою жизнь. Мальчики с девочками у нас учились совместно, зато все учительницы были монашками. Меня постоянно окружал весь этот католический антураж, который тогда казался мне очень романтичным и как-то по-театральному красивым — особенно мессы. Мне даже хотелось поверить в Бога: монашки были Христовыми невестами, и я тоже хотела стать невестой Господа. Он казался мне таким сексуальным: связанный, избитый, терпящий муку на кресте. Наверное, именно тогда я впервые связала для себя сексуальность и страдание. Но при этом монашки были очень строги, а дети вокруг вели себя как маленькие варвары. Так что вскоре пришло и разочарование: отовсюду мне говорили, что Христос — мой защитник, но я так и не дождалась от него защиты. Я решила, что делаю что-то неправильно; я стала молиться еще более истово, просила послать мне хотя бы знак, знамение — но не дождалась и его. Ветхий Завет был полон историй про божье отмщение, про Господа, который наказывает, и я стала требовать от Бога хотя бы наказания, чтобы он доказал свое присутствие. Я закопала на заднем дворе баночку с листочком бумаги, на котором написала «Fuck God!». Потом, через несколько дней, откопала, чтобы проверить, не испепелил ли Господь кощунственную записку — но она, к моему разочарованию, была в целости и сохранности. Я стала устраивать Богу маленькие испытания, оставляя крышку банки чуть приоткрытой — чтобы ему проще было добраться до записки. Но он даже не попытался. Тогда я поняла, что даже заслужить проклятие мне не удастся.

— То есть и в школе, и дома вы чувствовали себя одинаково чужой?

— В какой-то момент я поняла, что чем реже вижусь со своей семьей, тем лучше себя чувствую. Не могу сказать, что родные меня как-то особенно не любили, — скорее всего, в их собственной жизни было слишком мало любви, чтобы они могли одарять ею окружающих. Они думали только о работе, и все, что происходило с детьми, должно было следовать практичным целям. Разумеется, их приводило в бешенство мое желание стать художницей — ничего более бесполезного они не могли и вообразить. Все творческие проявления безжалостно высмеивались. В школе было не лучше: я помню, как директриса уволила учительницу рисования, потому что им не хватало денег на отопление монструозного размера церкви. Так что в 13 лет, когда я закончила восьмой класс, родители отвели меня к францисканцам, куда тремя годами раньше отдали моего брата. Я не хотела туда поступать — хотя бы из-за инцидента, когда францисканский монах-учитель выбросил непослушного ученика в окно второго этажа. Мальчик был крепкий и выжил, а монахи попытались представить всю историю демонстрацией божественной воли: дескать, он выпал в окно, потому что заслужил наказания, и выжил по милосердию Господа. Я понимала, что это абсурд, мне было попросту страшно туда идти. Тогда родители предложили мне выбор: пойти в девический католический университет, где нравы были не лучше, или же заняться наукой и поступить в обычный нью-йоркский колледж. Хороших бесплатных колледжей было три, и конкурс там составлял до 10 человек на место. Я выбрала тот, что находился подальше от дома моих родителей, — наверное, подсознательно, как я сейчас понимаю. Но стоило мне вырваться за пределы нашего маленького мирка, как я поняла, что уже никогда не вернусь назад.

 

 

«Монашки были Христовыми невестами, и я тоже хотела стать невестой Господа. Он казался мне таким сексуальным: связанный, избитый, терпящий муку на кресте»

 

 

— Что за мир вы обнаружили перед собой?

— Все нью-йоркское музыкальное подполье. Поскольку мне было всего 15, во многие клубы меня просто не пускали, но порой мне удавалось просочиться в Danceteria — тогда она была прекрасным заведением. В CBGB по вечерам вход для меня был закрыт, но днем я могла туда войти: по воскресеньям у них с 4 до 8 вечера играл хардкор, так что эта сцена развивалась буквально у меня на глазах. В 16 у меня наконец-то появилась возможность поселиться отдельно от родителей; в 17 я устроилась на работу в Ист-Виллидже, где за мной присматривали, и, начав самостоятельно зарабатывать деньги, смогла на несколько лет прекратить общаться с родственниками. Ист-Виллидж в те времена был фантастически интересным местом — не то что сейчас. Я устроилась в салон для мазохистов, а моя подруга, владевшая заведением, стала моей учительницей — и обучила меня, как быть доминатрикс. У меня началась двойная жизнь: днем я ходила в школу (мне еще не было 18, и, по идее, в таких местах работать было нельзя), а по ночам отправлялась в наше подземелье.

 

Группа Corrosion of Conformity выступает в клубе CBGB в 1987 году

 

 

— Вам не было страшно оказаться в BDSM-сообществе? 17-летняя девочка из католической семьи... Ваши родители наверняка рассказывали вам, что в таких местах собираются одни извращенцы?

— Конечно, я немного боялась, но это было так заманчиво. Что же до извращенцев — будь вы ученицей католической школы, к этому времени вы бы успели привыкнуть к ним: такие девочки всегда становятся их любимой мишенью. Помню: иду как-то в школу в своем чудесном платьице, и тут какой-то мужик выскакивает из-за машины, раздеваясь на ходу. Это случалось постоянно, и вскоре у меня не осталось секретов в области мужской анатомии. В любом большом городе маленькая девочка всегда окружена подобными людьми. А если говорить о салоне — меня к тому времени уже абсолютно зачаровывала боль, то, как она меняет человека. Я вспомнила все свои детские эксперименты с болью и почувствовала, что теперь могу сделать ее оружием в собственных руках. И это меня по-настоящему освободило. Не меньшую свободу принесли деньги: моя работа прекрасно оплачивалась и давала мне возможность жить так, как я хотела. Более того, это позволяло мне участвовать в интересовавших меня театральных проектах, потому что там не платили ни цента. Наконец, я очень много узнала о человеческой природе и поведении. Причем в первую очередь не клиентов, а себя самой. Это была невероятно увлекательная смена личностей: днем я была юной католичкой, а с наступлением темноты натягивала латексный костюм женщины-кошки и оборачивалась доминатрикс с хлыстом в руках.

 

 

«Помню: иду как-то в школу в своем чудесном платьице, и тут какой-то мужик выскакивает из-за машины, раздеваясь на ходу. Это случалось постоянно, и вскоре у меня не осталось секретов в области мужской анатомии»

 

 

— А что за театральные проекты?

— Я работала с труппой, которая, по иронии судьбы, называлась The House of Domination, хотя не имела никакого отношения к моему, так скажем, основному месту работы. Они взяли название от одного из «домов моды». Вы видели «Париж горит»? В начале прошлого века у нью-йоркских дрэг-королев была мода называть свои тусовки «домами», как Chanel или Dior. И наше название было своеобразной данью традиции. Мы выступали в клубе Jackie 60, который открыла пара бывших сотрудников «Студии 54», чтобы устраивать вечеринки для своих. Там были театральные актеры из маленьких театров, не бродвейских, были стриптизерши, пара доминатрикс — в общем, люди из индустрии развлечений для взрослых, с которыми я в любом случае постоянно общалась. У нас было два спектакля, построенных в основном на импровизации, очень дадаистских. Это был очень интересный опыт.

— Как похоже на первые выступления Дженезиса в COUM Transmission...

— Да, у нас с ним похожее прошлое. Иногда мы со сцены вступали в диалог с публикой, причем частенько использовали собственное тело, чтобы рассказать историю. За неимением денег строили декорации из всего, что было под рукой, — перформансистка Карен Блэк называла такой подход «эвэйлеблизмом», от слова available. Все это делалось не ради денег. Когда я готовилась к роли, — а для меня это было очень серьезно, — я специально старалась максимально ограничить себя от встреч с незнакомыми людьми, чтобы случайно не «подхватить» от них какую-нибудь интонацию или жест. Я хотела, чтобы мое выступление было манифестацией исключительно моей личности. А потом меня пригласили в настоящий театр, где я дебютировала в пьесе Жене в окружении настоящих актрис. Они очень возмущались, потому что все ходили на репетиции, а я предпочитала полагаться на импровизацию и память. Я считала, что если ты репетировал сцену, — значит, уже сыграл ее, и на сцене будешь всего лишь повторяться. Каждый вечер я играла свою роль иначе, и актрис это просто бесило. «Мы не можем работать с ней»,— жаловались они режиссеру. Когда мы с Дженезисом поняли, что любим друг друга, я как раз играла в одной из таких постановок. Это был «Дракула» Брэма Стокера, причем режиссер разрешил мне сыграть сразу нескольких героев — так что я постоянно перевоплощалась.

«Будь вы ученицей католической школы, вы бы успели привыкнуть к извращенцам»

Комментарии

Ваш комментарий

strong em del
a

Действительно удалить?

  • спасибо!
    познавательно...

  • нет, это круто) это очень круто!! Альмадовар епть)

  • Гоша, давай книгу в полном объеме. Пора.

    • кстати, да, ведь книга должна была быть давно

      • ой, скажите, плиз, а что за книга ожидается ?

        • так в RS писали, что Мхеидзе по результатам поездки к ПиОрриджу должен был издать книгу. и все замолкло, или я пропустил?

  • Wow...

  • Отличная статья, спасибо!

  • Эта статья - лучшее, что было в Афише за 2 года. От этих букв сложенных в слова, а затем и в строки бьет током. Спасибо вам за большую работу.
    И если кто не знает, Леди Джей принесли в жертву.

    • инфа 100%?

      • На 100% ничего знать невозможно, тем более про Пи-Орриджа, но опять таки, кому всерьез знаком его "творческий" и жизненный путь (я, кстати его очень люблю), должен понимать, что у Пи-Орриджа ничего не происходит просто так и история с жертвоприношением выглядит очень правдоподобно.

    • Поддерживаю на все 100!!

  • "Вкус — основа любого творчества: человек понимает, чего ему недостает, ищет это повсюду, и если не находит — создает это сам."
    Золотые слова.
    Спасибо за вью.

  • народ.........нет слов

  • супер-мен. )) человечище. ))

Комментировать

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться

Россия для новостной повестки в США сейчас такой же больной вопрос, как тема Украины — для...

Рынки, магазины и меню ресторанов в конце июля становятся ярче — в это время начинается сезон...

На выходных в Noor Bar прошла препати Пикника «Афиши». Мы сфотографировали гостей вечеринки и по...

Весной и летом в российском интернете прошла новая волна блокировок, изданы новые законы, которые...

В последние годы косметика стала настолько универсальной, что одну помаду можно использовать и как...

Если бы Грейс Джонс была черной кошечкой, как бы она выглядела?...

Самодельная косметика привлекает простотой, низкой ценой и доступностью. Но многие распространенные...

В издательстве Corpus выходит книга Бена Макинтайра «Шпион среди нас» — история дружбы и...

Самые веселые развлечения на Пикнике, за которые в обычное время нужно платить, а 29 июля можно...