Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Армавир
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дзержинск
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Коломна
  • Колпашево
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Ногинск
  • Норильск
  • Нягань
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Пионерский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Светлогорск
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Углич
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Скирлы... скирлы... скирлы...
Мнения о книгах

Мягкая национализация

Мы уже писали про то, почему нужно принять программу «Государственное пиратство», и про то, что все существующие электронные копии книг надо обобществить — то есть сделать так, чтобы они были доступны бесплатно.

Это радикальная модель.

А вот, оказывается, есть компромиссная: менее радикальная — однако и гораздо менее болезненная для авторов и книготорговцев — и, надо признать, выглядящая достаточно разумной. Разумной — и похожей скорее на бизнес-модель, чем на  национализацию.

В двух словах — суть.

Вот есть новая книга. Возьмем самый кошмарный для издателей сценарий: новый роман Пелевина. С него снимаются две электронные копии. Первая — резервная, она хранится на некоем главном в стране сервере. Вторая — поступает на сайт национального библиотечного ресурса, доступ к которому имеют все библиотеки страны.

Попасть на этот портал можно будет только из самой библиотеки, бесплатно. Бесплатно же можно будет пролистать книгу «и решить, нужна ли она ему [читателю] целиком — то есть стоит ли приобрести ее в магазине».  Можно ли купить электронную копию в самой библиотеке? Нет: «Сама библиотека получает возможность продавать только фрагменты изданий» — что, по-видимому, означает возможность копировать фрагменты. Кто, так сказать, бенефициары пира? Ответ уклончивый: «Часть вырученных средств будет поступать на счет национального библиотечного ресурса для направления автору».

Вопросов много — и далеко не только, согласится ли на все это условный Пелевин — и сколько потеряют (или приобретут, что маловероятно) на этом его издатели.  До какой степени простирается свобода записавшегося в библиотеку человека? Может ли он только пролистать этот самый новый роман — или сидеть в библиотеке сколько влезет и читать с начала до конца — а потом ничего не покупать. Если нельзя копировать фрагменты, то можно ли хотя бы делать выписки — и если да, то в каком объеме. Правда ли, что можно гарантировать, что этот самый портал будет надежно защищен от несанкционированных вторжений не из библиотеки, а еще откуда-нибудь. Что скажут библиотеки издательству, когда роман кто-то украдет и выложит в сеть: ведь именно библиотека окажется в списке главных подозреваемых, именно там образуется огромная дыра — и  возможность для утечки. Что значит «часть вырученных средств — на счет ресурса — для автора»: какая конкретно часть, куда денется вторая часть, кто будет контролировать эти мелкие финансовые ручейки.

Но идея все равно скорее хорошая. В конце концов, можно, например, в течение первого года после выхода книги делать так — а уж потом национализировать без зазрения совести. 

В новом номере «Афиши»

В рубрике «Книги»:

«Друд, или Человек в черном» Дэна Симмонса

«Здесь есть бонус для тех, кто читал «Террор»: история про то, как Диккенс с Коллинзом сочиняют пьесу о пропавших в Арктике кораблях; пьесу, в которой даже есть персонаж, списанный с Крозье... Словом, все хорошо — но только это не «Террор» (а Друд — не Туунбак), все что угодно, но не «Террор»; то есть можно читать — а можно и не читать».

«Шалинский рейд» Германа Садулаева

«У Садулаева много «соображений» — наблюдений, фактоидов, вставных историй, анекдотов — это хорошо; но у него очень куцые сцены, он склонен сам выскакивать из-за кулис и, растолкав актеров, общаться с залом напрямую; это скорее плохо. Обычно так поступают писатели с никудышным воображением; странным образом, это не садулаевский случай».

«Смерть мужьям!» Антона Чижа

«... десять трупов, то есть фактически полностью истреблен весь список действующих лиц...очень затейливая вещь, созданная человеком, который мог бы работать дизайнером лабиринтов; но не такая обаятельная, как «Божественный яд» и «Камуфлет». В тех романах постоянно ощущалось второе дно, некое подмигивание: то там появлялся в качестве персонажа Сталин, то герой писал письма Фандорину, то разыскивали обладателя инициалов ВВП».

«Черная дыра» Чарльза Бернса

«С несколькими старшеклассниками происходит нечто странное: у кого-то вырастает хвост, у кого-то — рот на шее, с кого-то начинает соскальзывать кожа; симптомы разнообразные, но так или иначе намекающие на секс; вирус передается именно половым путем... еще одно доказательство того, что комиксы — правда отдельный вид литературы, что это совершенно особый способ писать романы».

Басинский, Иличевский, Пелевин

Лауреаты «Большой книги»-2010:

Первая премия — Павел Басинский «Лев Толстой: Бегство из рая» (замечательная, реально, книга)

Вторая — Александр Иличевский «Перс»

Третья — Виктор Пелевин «T»

Хороший выбор, непозорный совсем, и всякую откровенную муть «мудрость толпы», к счастью, отсекала; но ужасно скучный и предсказуемый. 

И опять биография; после «Пастернака», после «Алексея Толстого», после «Солженицына»; да и после «Даниэля Штайна», по сути; удивительная закономерность.

Ну и главный роман все-таки по-русски за отчетный год — пропустили.  И Сенчина — опять прокатили, сделали вид, что обычный роман;  «Елтышевы» заслуживали больше.

Экспресс-голосование: Кто сегодня получит «Большую книгу»

Знаете уже, наверно, что сегодня будут вручать «Большую книгу» — а вчера объявили лауреатов «народного» голосования («Т» Пелевина, «Андерманир штук» Клюева и «Чертово колесо» Гиголашвили).

Несколько часов осталось — ну что, кому дадут? Завтра посмотрим, насколько совпали результаты.

 

Ларссон о Ларссоне

Фотография: промо

 

 

Wall Street Journal опубликовала два датированных апрелем 2004-го, то есть написанных за несколько месяцев до смерти, ранее неизвестных имейла Стига Ларссона — Эве Габриельссон — в них, среди прочего, он рассуждает о том, чем его романы отличаются от обычных детективов.

Интересно; мы тут перевели — не целиком, но то, что существенно:

«Во многих отношениях я изо всех сил пытался избегать стандартных методик, практикуемых авторами криминальных романов. Я использовал техники, которые обычно считаются запрещенным приемом, — представление Микаэля Блумквиста, например, базируется исключительно на досье, собранном на него Лисбет Саландер.

Я попытался сделать так, чтобы основные герои кардинально отличались от тех типажей, которые обычно действуют в детективах. У Блумквиста, например, нет никакого заразного заболевания — или проблем с алкоголем — или депрессии. Он не помешан на опере, и хобби у него нет никакого странного вроде авиамоделирования. У него, в сущности, нет никаких существенных проблем, и его главная особенность — то, что он действует как обычная «потаскуха», как он сам себя называет. Я также сознательно поменял сексуальные роли: во многих отношениях Блумквист ведет себя как типичная «блондинка», тогда как Лисбет Саландер свойственны типично «мужские» характеристики и ценности.

Правило состояло в том, чтобы никогда не романтизировать преступление и преступников и не показывать жертв преступления так, чтобы они выглядели стереотипами. Образ серийного убийцы в моей первой книге базируется на синтезе трех подлинных случаев. Все описанное в книге может быть найдено в реальных полицейских расследованиях.

Описание изнасилования Лисбет Саландер основано на инциденте, который имел место в одном из районов Стокгольма три года назад. И так далее.

Я старался избегать того, чтобы жертвы преступления выглядели абстрактно, — так, например, я посвящаю много времени представлению Дага Свенсона и Мии Йоханссон — хотя затем они будут убиты.

Мне противны криминальные романы, в которых главный герой может вести себя, как ему заблагорассудится — так, как нормальные люди не ведут себя, потому что у всех действий есть известные социальные последствия. Если Микаэль Блумквист будет стрелять в кого-то из пистолета, даже обороняясь, то ему придется отвечать за это.

Лисбет Саландер — исключение из этого правила только потому, что она — социопат с психопатическими особенностями, и функционирует она не так, как обычные люди. У нее нет представлений о «норме» и «нарушении», как у всех людей, — однако и ей придется сталкиваться с последствиями своих поступков.

Как вы, вероятно, поняли, я отвел очень много места второстепенным персонажам, которые во многих отношениях играют столь же значительные роли, что и главные герои. Цель, понятное дело, состояла в том, чтобы создать реалистическую вселенную вокруг Блумквиста и Саландер.

В первой книге Драган Арманский представлен очень подробно: он явно из тех второстепенных персонажей, которые будут фигурировать во всех романах цикла. Во второй книге видные роли отданы группе полицейских вокруг Бубланского и Сони Мудиг. А в книге номер 3 Анника Джаннини [сестра Блумквиста] и Эрика Бергер [главный редактор журнала Millennium, где работает Блумквист] выходят на самый первый план. В третьей книге также появляется еще один человек, который займет постоянную позицию в галерее персонажей будущего цикла. С моей стороны это полностью осознанный жест. Мне кажется, второстепенные персонажи часто могут захватывать читателя сильнее, чем главные».

Новинки недели: топ-5

Дэвид Бениофф «Город», Рипол-классик, 2010

Роман про блокаду Ленинграда — написанный в глаза не видевшим войны голливудским сценаристом по разговорам с собственным дедушкой. 1942 год. Двое молодых людей ожидают в Крестах расстрела. «Один — задумчивый, не очень храбрый, немного угрюмый подросток Лев, сын репрессированного поэта. И второй — беспечный покоритель женских сердец Николай. И вдруг им выпадает неожиданный шанс выжить…». «Это новый взгляд современного молодого человека на прошлое своей семьи, на войну — и, несмотря на ирреальность происходящего, очень искренняя история о настоящей дружбе и настоящей любви».

На самом деле роман называется «City of Thieves»: «воров» из стыдливости купировали.

Дмитрий Быков «Остромов, или Ученик чародея»

Третий роман цикла, начатого «Оправданием» и продолженного «Орфографией». «В основу сюжета нового романа Дмитрия Быкова «Остромов, или Ученик чародея» легло полузабытое ныне «дело ленинградских масонов» 1925–1926 гг.». 768 страниц — и не то чтоб 16-м кеглем.

Кристос Циолкас «Пощечина»

Лонг-лист британского «Букера»-2010. Золотая медаль Австралийского литературного общества. Лучшая книга по версии писателей Содружества. «Think Tom Wolfe meets Philip Roth». «Это был обычный пикник возле обычного дома в пригороде Мельбурна, на котором собрались совсем обычные люди. И ничто не предвещало того, что совсем скоро случится то, что случилось. Один из гостей, взбешенный поведением чужого трехлетнего ребенка, отвешивает ему полновесную пощечину. И отзвук этой пощечины читатель обнаружит в каждой строчке романа признанной звезды современной австралийской литературы Кристоса Циолкаса. «Пощечина» — яркий, захватывающий роман о любви, о браке, о родителях и детях, о чувствах и страстях, о том, из чего складывается современная семья. А также о том, какие дороги мы выбираем, какую ответственность несем, какой жизнью живем, какое общество строим и какое будущее готовим себе и своим детям. «Пощечина» — это портрет современного среднего класса со всеми его особенностями, устремлениями и страхами. Это — острое провокационное произведение о природе таких понятий, как верность, счастье, истина, компромисс, ответственность, выбор, откровение, прозрение, убеждение, вина».

Джеффри Стейнгартен «Наверное, я что-то съел. Возвращение человека, который ел все»

Еще один сборник колонок того самого гастрономического критика Vogue, продолжение «Человека, который ел все подряд».

Ю.М.Лотман «Непредсказуемые механизмы культуры»

«...Книга относится к числу последних и итоговых, завершенных Юрием Михайловичем Лотманом незадолго до его смерти. Вместе с другими его книгами этого позднего периода это — часть его завещания, излагающего его взгляды на историю и искусство. В то же время книга представляет собой выдающийся образец писательского мастерства Лотмана, всегда ясно выражающего свои заветные мысли в доступной широкой аудитории форме и подбирающего для их иллюстрации на редкость увлекательные примеры и цитаты из русских писателей, Данте, разнообразных исторических памятников».

«Хотя это и последняя книга Лотмана, но человек, который до сих пор вообще о нем не слышал, мог бы с нее начать. В ней ясным языком изложена суть его культурологической теории, — объясняет ректор Таллинского университета профессор Рейн Рауд. — Книгу отличают от предыдущих произведений примеры из жизни, детали мемуарного характера, которые органично вписываются в теоретический текст, читать ее — огромное удовольствие».

Премия «Просветитель»-2010

Вручили.

Естественно, «Апология математики» Успенского (это вообще чуть ли не единственный отечественный научпоп за последние десятилетия, который бьет многие иностранные книги).

И «1000 лет озарений» Сергея Иванова: «Уникальная авторская энциклопедия открытий и изобретений, изменивших жизнь человечества на протяжении последних десяти веков, с тысячного по двухтысячный год. Автор — известный российский историк-византинист, человек поистине энциклопедических знаний, профессор Сергей Иванов — исследует происхождение предметов и феноменов самых привычных — но в то же время удивительных, если приглядеться к ним внимательнее. Истории о происхождении нотного стана, шприца, пуговицы, презерватива, телефона повествуют о внезапных гениальных догадках, о драматических поворотах судьбы изобретений, о трагедии напрасных усилий и о поразительных озарениях. В основе книги — цикл из 100 авторских колонок, которые Сергей Иванов на протяжении многих лет писал для нескольких российских журналов, а затем дополнил, переработал и обновил специально для книжного издания. Написанные на огромном научно-историческом материале, эти эссе отличаются, с одной стороны, полной научной достоверностью, а с другой — блестящим литературным мастерством».

Хороший выбор — и в гуманитарной, и в естественно-научной номинациях.

P.S. А ведь помните, с чего все начиналось:

«Тем эффектнее на этом безрыбье выглядит текст, напечатанный в 11-м номере «Нового мира», — дико интересная статья физика и математика Владимира Андреевича Успенского «Апология математики, или О математике как части духовной культуры» (http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2007/11/us10.html). Там объясняется не то чтобы все — но по крайней мере все, что следует: что такое математика вообще, зачем она гуманитариям, почему детей нужно учить математике, что входит в базовый набор математических знаний любого культурного человека и даже что такое теорема Ферма. Это очень классная работа — остроумная, живая, страстная и очень доступно написанная; с анекдотами из истории науки, забавными случаями и профессорскими байками. Хорошо бы кто-нибудь издал ее отдельной книгой и Успенскому дали какую-нибудь премию, чтобы он сочинил еще про что-нибудь такое, раз уж у него так хорошо получается».

Ноябрь 2007-го, ровно три года назад.

Тренд: Венеция

Обратили внимание — довольно специальное, невероятно изысканное, не вполне прозрачное эссе Тициано Скарпа «Венеция — это рыба» вдруг оказалось бестселлером?

Если присмотреться, обнаруживается новый издательский тренд. Как некоторое время назад — книги про Теслу, потом — про финансовый кризис. Как теперь, параллельно, про Доктора Хауса/Хью Лори (ну это понятно с чем связано). А вот почему Венеция, кто бы мог сказать?

И речь даже не о путеводителях — хотя их, наверное, тоже под сотню разных; это отдельная статья.

Речь именно о книгах про Венецию — травелогах, исторических исследованиях, искусствоведческих эссе и романах.

Скарпа так, верхняя часть айсберга. Основные деньги, как всегда, делаются на длинном хвосте — очень длинном в этом случае. «Венеция. Под кожей города любви» Бидиши. «Венеция Казановы» С.Нечаева. «Венеция Вивальди» Барбье. «Венеция: долой отели» Джудит Мартин. «Тысяча дней в Венеции. Непредвиденный роман» Марлены де Блази.

А роман Джеффа Дайера «Влюбиться в Венеции, умереть в Валенсии»? А серия детективов Донны Леон об инспекторе Гвидо Брунетти — «Смерть в чужой стране», «Счет по-венециански» и так далее? А «Утешение странников» Макьюэна? А «Снег в Венеции» Николаса Ремина?

Апофеозом, надо полагать, будет издание какой-нибудь «Венеции. История города» в той же серии, где уже были «Лондон» Акройда и «Стамбул» Памука.

Sorokin и Hohol

Любопытное интервью В.Г.Сорокина киевской англоязычной газете Day.

Там он интересуется, переведен ли «Улисс» на украинский, радуется распаду СССР,  признается в том, что у него есть мечта — чтоб «Голубое сало» перевели на украинский. Среди прочего журналистка спрашивает его про то, рассказывает ли он своему внуку Леве сказки, — и Сорокин отвечает, что месяц назад «Левина мать спросила меня примерно про то же самое — «не хочешь ли ты написать сказку для детей?» Я ответил, что если я когда-нибудь и сделаю это, то под псевдонимом. Если отвечать серьезно, на самом деле это очень трудно для меня. Для этого нужно самому стать ребенком».

Но самое интересное — что фамилия Гоголь здесь гениально транслитерируется как Hohol; и вправду ведь, как раньше в голову не приходило; и какие после этого могут быть вопросы о том, чей он писатель — русский или украинский?

Стало известно...

... что Д.Быков начинает читать цикл публичных лекций «Календарь» — о писателях и поэтах. Первая лекция — 20 марта про английского драматурга Бернарда Шоу (и, кстати, у Быкова вот-вот выйдет новая книга «Календарь. Эссе о кино и литературе» («Дмитрий Быков выбрал «датскую форму», чтобы вспомнить имена и события, которые останутся с нами навсегда, даже если сегодняшний школьник не сразу поймет, о чем идет речь. «И Феллини плывет», «Ну че, Гевара», «Свинья-затейница», «Флаги без башни», «Литература как жульничество», «Русский Бонд», «Ленин и бревно», «Эразм крепчает», «Без гражданства», «Русская пирамида», «Вон из Москвы», «Жить хочется», «Экспортная Россия» и т. д.») и новый роман «Остромов», завершающий трилогию, начатую «Оправданием» и «Орфографией».

... что со следующего года The New York Times запускает отдельный список бестселлеров для электронных книг в двух вариантах: фикшн и нонфикшн.

... что объявлен шорт-лист молодежной литературной премии «Дебют-2010».

... что Леонардо ди Каприо сыграет роль Джея Гэтсби, а Кэри Маллиган — Дэзи Бьюкенен в экранизации «Великого Гэтсби».

До 15 декабря составляем рейтинг лучших фильмов года с помощью наших читателей....

Большое количество водоносных минералов в долине может указывать на то, что когда-то на планете...

На днях Pantone выбрал оттенок, по которому будет сходить с ума весь мир в 2017 году, — Greenery....

Менеджеры по продажам, землекопы и сотрудники автосалона — кем становятся алисоманы, когда...

«Афиша-Daily» вспоминает, каким образом соцсеть «ВКонтакте» изменила потребление музыки, почему это...

Активные пользователи интернета получили сроки от пяти месяцев до шести лет....

В прокат вышел второй фильм Тома Форда — обладателя Гран-при Венецианского кинофестиваля этого...

И по завершении ярмарки non/fiction издательства продолжают выпускать новинки: в Corpus выходит...

На трехлетии Powerhouse играет Яра Браво, а на семилетии Noor — Луи Остен, певица LP выступает в...