Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Армавир
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дзержинск
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Коломна
  • Колпашево
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Ногинск
  • Норильск
  • Нягань
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Пионерский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Светлогорск
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Углич
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль
Что мы наделали: История русских медиа

Город

История русских медиа 1989—2011

За два десятилетия отечественные медиа прошли удивительный путь: вчерашние культуртрегеры стали пропагандистами, информационный голод сменился тотальным безразличием. Ввиду скорой гибели традиционной прессы «Афиша» поговорила с 50 непосредственными участниками событий и составила краткий учебник истории российских СМИ.

Над материалом работали: Дарья Гаврилова, Михаил Калужский, Олег Кашин/«Коммерсант», Наталья Ростова/Slon.ru, Лола Тагаева, Александр Горбачев, Даниил Туровский, Елена Ванина, Илья Красильщик, Инна Герман, Наталья Кострова, Ольга Уткина, Роман Волобуев

Оглавление
  1. «Коммерсант». Декабрь 1989
  2. «Европа Плюс». 30 апреля 1990
  3. «ВИД» и «Поле чудес». 25 октября 1990
  4. «Матадор». 5 января 1991
  5. «Спорт-Экспресс». 14 августа 1991
  6. Путч и «Эхо Москвы». 19 августа 1991 года
  7. «Коммерсант-Daily». Сентябрь 1992
  8. ТВ-6. 1 января 1993
  9. «Сегодня». 23 февраля 1993
  10. «Новая газета». 1 апреля 1993
  11. НТВ: начало. 10 октября 1993
  12. Cosmopolitan. Май 1994
  13. «Максимум». 1994
  14. «Птюч». Сентябрь 1994
  15. «Мегаполис-Экспресс». Осень 1994
  16. ОРТ и убийство Листьева. Весна 1995
  17. Playboy. Лето 1995
  18. «Эксперт». Июль 1995
  19. «ОМ». Ноябрь 1995
  20. «Итоги». Май 1996
  21. «Не дай Бог!» и выборы-96. Весна-лето 1996
  22. «Вечерний интернет». 1996
  23. НТВ: расцвет. 11 ноября 1996
  24. «Столица». Январь 1997
  25. Vogue. 1998
  26. Polit.ru и Gazeta.ru. 1998
  27. MTV. 25 сентября 1998
  28. «Наше радио». 14 декабря 1998
  29. Максим Соколов. 1999
  30. «Ведомости». сентябрь 1999
  31. Доренко против Лужкова. Сентябрь 1999
  32. Колесников о Путине. 12 марта 2000
  33. GQ. Март 2001
  34. Разгром «Медиа-Моста». Апрель 2001
  35. «За стеклом». 27 октября 2001
  36. Русский ЖЖ. Февраль 2001
  37. «Жизнь». 2001
  38. «Большая стирка». Июнь 2001
  39. Новое НТВ. 2002
  40. СТС. 2002
  41. Forbes. Апрель 2004
  42. Желтое НТВ. Апрель 2005
  43. Esquire. Апрель 2005
  44. Социальные интернет-медиа. 2006
  45. «Сноб». Октябрь 2008
  46. «Дождь». 27 апреля 2010
  47. Эпилог

Фотография: Иван Пустовалов

Сергей Доренко в офисе радиостанции РСН, главным редактором которой он работает последние 3 года

Доренко против Лужкова. Сентябрь 1999

Вскоре после назначения Владимира Путина премьер-министром, за несколько месяцев до думских выборов и за полгода до президентских, в субботний вечерний прайм-тайм на Первом канале начинает выходить «Авторская программа Сергея Доренко». Доренко рассказывает о том, что Евгений Примаков болен и ему вот-вот отрежут ногу, и вводит в русский язык выражение «Казалось бы, при чем здесь Лужков?», обвиняя мэра в коррупции и убийствах. На выборах в Думу блок Лужкова–Примакова «Отечество — вся Россия» проигрывает свежесозданной «Единой России»; от президентских амбиций и тот и другой в итоге отказываются. Доренко проработает на ОРТ еще год — и будет со скандалом уволен после программы про Путина и утонувшую подлодку «Курск».

 

Сергей Доренко

ведущий «Авторской программы Сергея Доренко», главный продюсер Дирекции информационных программ ОРТ (1998–2000)

— Для вас самого 1999 год — главное, что с вами случилось?

— В 1999 году я с гигантским интересом работал, тем более что я был невероятно обижен лично, потому что меня травили до этого. Примаков–Лужков, меня травили вместе они. В 1998 году я был директором информации Первого канала и вел программу «Время» ежедневную — и меня последовательно выгнали отовсюду. Начался же кризис страшный, люди без денег, ко мне подходят Березовский с Бадри (Патаркацишвили, партнер Березовского. — Прим. ред.) вдвоем и говорят: «Старик, ты понимаешь, что у людей нет зарплаты?» Я говорю: «Понимаю». «Но ты понимаешь, что нам через Примакова надо получить 100 миллионов долларов на канал?» — «Понимаю, но что я должен сделать?» — «Ну ты уйди тихо — и все, тогда у людей будет зарплата». Первый транш 20 миллионов, я ухожу с директора информации и из ведущих программы «Время». Сажаю эту, Андрееву, на свое место — она сидит до сих пор на нем. И начинаю делать еженедельную аналитическую программу, как я ее раньше делал когда-то. Январь, второй транш. 20 миллионов долларов и вопрос от Примакова: а почему у вас Доренко-то на канале? И мне тогда говорят: «Уйди вообще в жопу, вообще уйди». Хорошо, но за кадром я могу работать? Люди мои все, 500 человек, и они получают зарплату, и я вижу, что я правильно жертвую ради народа. Я за кадром, сидит парень, читает мои тексты. Третий транш в марте или в феврале, мне говорят: «Слушай, старичок, ты не мог бы из России вообще убыть? Вот ты какой-то такой квадратный, мы тебя в коробку и так кладем, и так, но никак не получается, а ребята сказали тебя убрать». Начинается уголовное преследование мое по поводу того, что я недоплатил налоги. Всех моих друзей, подруг жены таскают в налоговую полицию и спрашивают: «Как он живет? А день рождения он как праздновал? А на какой машине ездит?» Потом меня вызывают. «Ну как ты праздновал?» — «Никак». — «А как ты жил?» — «Ну вот я хожу в сраной майке и в сраных джинсах, так и живу». — «А машина?» — «Nissan, да и он-то не мой». — «А чей?» — «А Ромы Абрамовича, на Сибнефти числится». Они мне говорят: «Ага, вот здесь-то ты получил машину в пользование, как если бы это был дар услугой, а 13 процентов ты заплатил?» Нет, говорю, я не знал, но я заплачу, время еще есть до 1 мая, спасибо, что наколку дали. И, конечно, я валю в Штаты, и, конечно, я через две недели возвращаюсь, потому что мне трудно там, в Штатах.

— А вы там что делали?

— Да ничего не  делал. Сидел у бассейна, смотрел, как вишни цветут, и друг мой Мишка выходит и говорит: «Ну че, иньжоишь свою лайф?» Я говорю: «Мишань, что-то не очень».

Сергей Доренко про Юрия Лужкова

 

— И в сентябре вы вернулись в эфир.

— Сюда-то я вернулся в мае. Допросы продолжаются эти дурацкие, каких-то моих бывших бухгалтеров допрашивают. Потом меня вызывает офицер Кормилицын и говорит: «Сергей Леонидович, знаете, вы переплатили налоги. Как вам вернуть переплаченное, в кассе или зачетом в следующие налоги?» Я говорю: зачетом в следующие налоги, до свидания, я пошел, идите в жопу. И все — я никто и звать меня никак, я нигде не работаю. И меня приглашает Гусинский. И я могу развернуть судьбу медиа.

— Судьбу страны, я бы сказал.

— Ну может быть. Меня приглашают Гусинский и Добродеев, туда, к Гусю, в книжку сэвовскую (здание на Новом Арбате, где располагался офис Гусинского. — Прим. ред.). Добродеев говорит: «Давай ты будешь делать «Итоги», но только экономические». При этом Боря (Березовский. — Прим. ред.) ничего мне не говорит, Первый канал про меня забыл, им надо еще какой-то транш получать. А ведь уже нет Примуса (Примаков был уволен с поста премьер-министра 12 мая 1999 года. — Прим. ред.), но надо сказать, что в то время ведь нет и Бори! Его уже слили. Это мало кто понимает, но Борю слили еще в 1998 году. Все его друзья, все его партнеры так обрадовались, что Примус против него открыл дело, и все поняли — Рома (Абрамович. — Прим. ред.) понял, что можно забрать бизнес и так далее. Все были happy абсолютно, Таня–Валя (Юмашевы. — Прим. ред.) были абсолютно счастливы, все были счастливы, потому что Боря — антисистемный такой элемент, он странный, он все время что-то шебуршит, шебуршит, шебуршит…

— Вы дружили?

— Как сказать — дружили, дружили.

— А сейчас не дружите?

— А сейчас у меня нет времени дружить. Он странный человек. Когда он не платит зарплату и рассказывает, как он покупает новый самолет за 30 миллионов долларов, и ты говоришь ему в лицо: «Боренька, это я! Ты помнишь, что у тебя серьезные долги по зарплате? Я не говорю о каких-то отдельных гонорарах, по зарплате долги, алло! А ты рассказываешь мне, как ты покупаешь новый самолет за 30 миллионов долларов. И еще яхту ставишь на стапеля. Я должен что делать? Прыгать вокруг тебя с восторгом? Или испытывать ненависть, вот как ты думаешь?» А он обижается: «Ну я хотел поделиться радостью, мы же друзья». Ну как — мы друзья? Ну да, мы друзья, но он ребенок.

— И его слили в 1998 году.

— Слили! Как только Примус начал давить Борю, все его слили, все. Думают, что Путин свалил Борю — нет, нет. Примус, сентябрь 1998 года. В январе открывают дело против Бори. В феврале Путин приходит с букетом на день рождения Лены, жены Березовского, зная, что открыто дело, и зная, что Примус следит. Меня в это время отправляют в Штаты, сливают по полной, но я все равно возвращаюсь упрямо под все допросы, как додик, как Ходор — Ходор, правда, не думал, что он сядет на 13 лет, он думал, что он сядет на месяц; ну и я так думал — сяду на месяц. Я вообще не сел в результате, повезло.

 

 

«Старик, старик, скорее! Старик, мы всех трахнем!»

 

 

Так вот, летом Степашин идет, и потом начинается ситуация паники, когда Таня–Валя заявили, что Степашин ведет закулисные переговоры с Лужковым и сдает папу. Неизвестно, правда это или нет, но они верят в это, и сама вера становится фактом. Что делать? Всем кранты с высшей очевидностью. Все губернаторы стоят в очереди на прием к Лужкову. Он делит посты в будущем правительстве. Он делит страну. Степашин пасется вокруг Лужка, все пасутся вокруг Лужка. И в Кремле начинается дикая паника, Кремль понимает, что земли под ним нет, что он висит в воздухе. Мне насрать, я их ненавижу со всей своей пролетарской ненавистью, а Лужка тем более, потому что он меня преследует. Гусь меня зовет к себе в июне — а Гусь-то победитель, а мы растоптаны, пьяный папа где-то валяется в Барвихе, и все, Степашин с ними. Я Гусю говорю: «Володя, дай подумать. Я разочарован, мне не хочется к вам идти — вы с этой падалью, эта падаль меня бьет. Подождите немножко, я погуляю, оклемаюсь». И я толкусь, работы нет, ничего нет, перебиваюсь как-то. В августе прискакивает Боря: «Старик, старик, скорее! Старик, мы всех трахнем!» Я говорю: «Ну пожалуйста, я-то тут при чем?» Он: «Ты в команде». Я говорю: «Боря, только давай изменим одну позицию. Позиция простая — мы идем на смерть, физическую. Чтобы было понятно — эти люди будут стрелять, Россия стоит дорого, во всяком случае — дороже, чем жизнь пары м…даков, нас грохнут». Поэтому, говорю, дело простое — эмиграция или проигрыш со смертью, у меня другого нет варианта. Он говорит: «Ну так ты что решил?» Я решил, что я не еду в эмиграцию и выбираю расстрел на Красной площади, пошли. И он бежит куда-то, звонит Тане–Вале, опять всем мешает — а его же уже слили, и он же уже пошел в жопу, и все так счастливы были без него.

 

Фотография: Иван Пустовалов

Доренко занимается не только журналистикой: в 2005-м он выпустил роман про Путина «2008»

 

— Слили, но канал-то его.

— Ну как его, папин канал по существу. И вот паника, и он возникает, как какой-то сперматозоид посреди вагины, и начинает кричать, что он тут, конечно, один остался, но он козырной. Носится по этой вагине взад-вперед, крича, что звать его Березовский. А все остальные такие мальца притухшие, и я в том числе, но я гибельно притухший, я такой как бы Остап Бульба: «А я хочу на смерть!» А он бегает, у него одно слово: «Всех вые…ем». Я говорю: «Боря, ну можно обосновать?» А он: «Мы всех вые…ем. Ничего не обосную, но мы всех вые…ем». Ну чокнутый. И я начинаю эту программу, знакомлюсь с Путиным. Первые его слова были: «А вы знаете, что в нашей организации вас не очень любят?»

— За скандал с Литвиненко?

— Не с Литвиненко, с Гусаком, начальником его отдела. Литвиненко — мартышка, больная мартышка. И Путин говорит: «У нас в организации вас не очень любят». Я ему отвечаю: «Владимир Владимирович, организация ваша теперь называется Россия, и вот в ней меня очень любят». В 1998 году весной у меня рейтинг доверия в Тюменской области выше, чем у Русской православной церкви. Поэтому давайте про организацию уже не будем, о России надо говорить.

— «Полно ребячиться, ступайте царствовать».

— Ну да. Ну и пошли дальше. Дальше мне Лужков уже сам помогал, потому что он реагировать начал. И Примаков. Примаков звонил Киселеву: «Евгений Алексеевич, вы видели программу Доренко? Я вам сейчас расскажу!» Представляете, да? Премьер-министр, пусть бывший, рассказывает ведущему мою программу — твою мать, вот дожили-то! Реально неопытные люди, не умеют. Лужков кричал, что он срать не сядет на один гектар с Доренко, — это неправильно, ну нельзя себя сравнивать с журналистом. Журналист в принципе — цзян-ху в Древнем Китае, внесословный элемент. Журналисты, актеры, бандиты — люди рек и озер. Они не приписаны ни к чему, ни к какому месту. Они не платят налогов, они не несут повинностей, но зато любой может их убить, потому что они никто. Как может политик, визирь связаться с цзян-ху? Не может никогда, это глупость!

 

Сергей Доренко беседует с Анатолием Чубайсом

 

— А давайте прокрутим вперед и вспомним уже из раннепутинского времени, вы сами много рассказывали: как Путин вам сказал, что со вторым сроком у него проблем не будет, еще одна маленькая победоносная война — и все.

— А сейчас я с ним дружу и ничего не буду говорить такого. Про Путина я вам расскажу другое свое воспоминание тогдашнее. Мы с ним подолгу, конечно, болтали, у нас было для этого время. И мой был призыв, и вопль, и писк, и визг, и что хочешь: разбомбить Чечню. Я говорил Путину: «Быстро надо входить, Владимир Владимирович, умоляю, пожалуйста, ну хотя бы по Тереку, Наурский и Шелковской районы заберем». И он так улыбался, глаз у него лучился, и он мне говорил: «А вы собираетесь это сказать в программе?» Я говорил: «Я? Собираюсь? Да я ору об этом, ору! Снарядов не жалеть, залить напалмом, сжечь на хер до грузинской границы, я ору об этом в каждом эфире. До реки хотя бы заходите!» Я человек, выросший в гарнизонах. Если спрашивать, какой политической партии я придерживаюсь — ответ простой: русское офицерство. Я не мог летать, потому что у меня со зрением не все в порядке, иначе я бы был летчиком, боевым летчиком, как мой батя, но не мог, потому что у меня астигматизм и еще что-то. Я бы был отцом своим, но я не мог. Поэтому я не люблю этих шестидесятников всех говенных московских. Все по-простому, говорю же. Бить, бить, бить и добить. Предательства надоели, девяносто четвертый и девяносто шестой год, предательство на предательстве, Владимир Владимирович, дайте слово, что вы не такой. Я к нему с этим приставал, все время приставал. Я сам в окопах был и, что важно, никогда там не видел никого — ни Женю Киселева, ни кого-то еще. Когда ногу оторвало Басаеву, мы с Казанцевым разбирали, как он придумал хитро, он же слил через предателя в штабе фальшивый план. И Басаев знал, что этот коридор не прикрыт. Казанцев мне говорит: «Ну, жалко, что не убили, но пойдем, выпьем хоть за ногу». Я первый гражданский человек, который после боев вышел на площадь Минутка, делал стенд-ап. Я же и погорел из-за офицеров — программа о «Курске». Меня слили, и я думаю, что слил не Путин. А я дурак, надо было ему позвонить.

 

 

«Можно, я уничтожу вашу команду?»

 

 

— Как раз в те времена, когда вы уже поссорились с Путиным, вы вспоминали, будто сказали ему: «Я буду не в вашей команде, а со своими телезрителями». Это правда?

— Я сказал простую вещь: «Владимир Владимирович, мы наедине с вами контачим, чего нам с вами не хватает? Какая на хер команда, я не умею быть в команде. Вы меня введите в любое помещение и скажите — вот это твоя команда. Первое, что я буду делать, — буду их ненавидеть». Я одиночка, батя мой пилот, мы никогда сапогами не были, мы не сапоги, мы строем не ходим, я не понимаю команды никакой. Я китайщиной уже начинал заниматься и уже выбрал себе: я Cюань-у, темный воин. Он приходит всегда один, всегда ночью, всегда в черном, всегда с севера, всегда убивает, всегда уходит на север до рассвета. Я один! Я не понимаю, что мне делать, какие команды. Я их ненавижу сразу; можно, я уничтожу вашу команду?

— Но ведь все равно за «Курск» на вас прежде всего Путин обиделся.

— Нет, Волошину все доложили, что я выбился из подчинения.

— Но в итоге обиделся Путин?

— Нет, просто ему доложили, что я сошел с ума, меня понесло и я предатель. Навешали, что я каких-то проституток нанимал, чтоб они изображали вдов «Курска». Девчонки, вдовы были одеты в легкие ситцевые платья. У них нет траурных нарядов. У жены офицера, я это знаю по гарнизонам, никогда не было никаких траурных нарядов. Хотел бы я увидеть мою мать, которая бы ездила с траурными нарядами нарочно на случай, если батя погибнет, — ну что это такое, дурка полная. А русская девка с юга в этом возрасте — как она одевается? Она одевается в короткое ситцевое платьишко, в которых их и сняли, когда они ехали, плача. И это сочли предательством — ну хорошо, значит так.

— С Путиным вы с тех пор не виделись?

— Нет, нет. От меня шарахались все, как от больного. Это был страшный период — со мной разговаривали шепотом. Со мной, помню, Йордан Боря встречался в кафе на втором этаже: надо было так зайти, чтобы никто не видел, что он со мной виделся, этаж этот отсекали. Я такого вообще не видел никогда!

— Йордан хотел вас взять к себе на НТВ?

— Он сказал: «Я пойду говорить». Еще Саша Любимов (тогда первый заместитель гендиректора ОРТ. — Прим. ред.) говорил: «Старик, надо тебя вернуть любыми силами, вот приезжай на остров (реалити-шоу ОРТ «Последний герой». — Прим. ред.), на этом острове ты должен есть тараканов, жить с девками с какими-то. Я говорю: «Сань, я до такой степени еще не дошел. Я гордый, я не хочу через тараканов въезжать на Первый канал».

— Вы же тогда на ОРТ не работали, программу канал у вас покупал?

— Да ОРТ ее делало, но поскольку у Кости (Эрнста. — Прим. ред.) были сложнодружественные отношения с московским правительством по поводу, кажется, ресторана «Пушкин», Костя предпочел писать в титрах, что программа делается по заказу канала. Но реально я был его замом. Костя мне сказал — напишу, что по заказу. Зачем? Чтобы не нервировать. А что нервировать, все ведь уже понятно — оторвут бошку, оторвут яйца, все оторвут. Приходил, по словам Бори, Музыкантский (тогда префект ЦАО. — Прим. ред.), за шесть моих программ до выборов, предлагал деньги, чтобы я уехал просто на 6 недель. Уже после того как я отпилил ногу Примакову. На самом деле мы просто показали операцию у женщины, все очень интеллигентно. Вы хотите чего? Старый гамадрил всем надоел? Да. Мне тоже, мне тоже. Давайте снимем старого гамадрила? Давайте. А кого вы предлагаете? Вы предлагаете нам такого же старого гамадрила. Этот старый гамадрил в июне в Швейцарии делает операцию. Какую? Вот такую! Мы просто показали: вы хотите снять больного и поставить здорового, но давайте разберемся, какой ваш здоровый. А если он нездоровый, тогда чего вы его нам ставите? Давайте поставим спортсмена, у нас же есть спортсмен. Роскошный спортсмен. Уже было дзюдо и все на свете.

 

 

«Кто-то говорит: «Надо сделать так, чтобы пидорасы были за Явлинского». И все так: «Костя, это тебе, у тебя более народный канал». И Костя встает и говорит: «Мой. Канал. Этого. Делать. Не. Будет»

 

 

— Примаков — это вопрос жизни и смерти для вас, как вы говорите. А «Геи за Явлинского»? Это ведь точно был не вопрос жизни и смерти.

— У меня этого не было, это было в программе «Время» у Кошкаревой (Татьяна Кошкарева — директор информационного вещания ОРТ. — Прим. ред.). Костя (Эрнст. — Прим. ред.) молодец, это очень важно не забыть любым историкам прессы, что Костя встал и вышел с гневом. Это абсолютно красит Костю. Он сделал в своей жизни много интересного в сфере шоу, но мало кто знает о том, что он сделал несколько очень ярких, мужественных поступков по совести. Выборы в 2000 году были 26 марта, это воскресенье, а 22-го, в среду, было заседание у Волошина в Кремле. По средам сидели всегда, еще с Чубайса, с 1996 года. И был Костя, и была приглашена Кошкарева. И кто-то говорит: «Надо сделать так, чтобы пидорасы были за Явлинского». И все так: «Ну как-то, наверное, Костя, это тебе, потому что у тебя более народный канал». И Костя встает — а это реально могло стоить ему карьеры! — и говорит: «Мой. Канал. Этого. Делать. Не. Будет». Разворачивается жопой к ним и хлопает дверью. Встает Кошкарева (или даже не встает): «Мои ребята это сделают». То есть программа «Время». Типа Костя пошел в жопу. Потом меня Путин спрашивал: «Вот Костя, как он, чей он?» И я ему сказал, помня об этом поступке: Костя охренительный, Костя правильный чувак. Я мог бы сказать: Костю в жопу, я сяду. И я б сел. Но я сказал: он охренительный. И когда Костя меня выгонял потом, он подошел к двери и шепотом сказал: «Nothing personal». То есть дал понять, что это не он и что у нас нормальные отношения. Костя в какие-то ключевые моменты взвивается от ощущения неправды и поступает совсем правильно, молодец. А какие-то отдает.

— А с Музыкантским чем закончилось?

— Так вот, приезжал Музыкантский и говорил Боре: «Вот 150 миллионов долларов, и Доренко на 6 недель уезжает». 150 миллионов долларов! Боря гордо ответил: «Россия стоит дороже». Боря мне это рассказывал уже после выборов, и я ему говорил: «Да даже за 75 я бы уехал в Парагвай, в жопу от вас, так вы мне надоели все ужасно. Пускай Музыкантский ко мне зайдет». А уже поздно было, дело было сделано. Сука, не надо мне 150, братцы, мне бы и 75 хватило.

— Кстати, какая у вас тогда была зарплата?

— Зарплата была большая, но зарплата была всегда сопоставима с топом по цеху. Я не хочу называть цифру, потому что есть люди, которые до сих пор получают меньше, для них это может быть огорчительно. Я о зарплате всегда говорил очень просто. Люди, которые зовут меня на работу, спрашивают: сколько ты хочешь получать? Я говорю: «Ребята, сколько у вас получает топ в этой сфере?» Вот в этой сфере топ получает Х долларов. Я говорю: о'кей, мне Х + 1 доллар. Почему? Потому что я лучше. Я точно лучше.

— И кто был топ в этой сфере? Киселев, но он же рейсовыми самолетами не летал — только джетами. Вы получали на один доллар больше Киселева?

— Ну почему только Киселев? Познер еще. Но я лучше, я не сомневаюсь. Дальше — ребята, мне деньги не нужны, я их не трачу. Эти джинсы, которые на мне, им уже лет двадцать, ну или, хорошо, десять. Мне негде тратить.

 

Фотография: Иван Пустовалов

1 июля Сергей Доренко вернулся на телевидение с программой «Русские сказки» на канале РЕН-ТВ

 

— Писали про ваш дом в Испании.

— У меня квартира в Минске есть одна. Дома в Испании никогда не было. Была яхта, тунцелов, я покупал его, потом продал и купил дом в Подмосковье. Вот и весь мой разговор. А вот слухи о том, что я очень дорого стою, я всегда распускал. Всегда. Это, я считаю, правильная маркетологическая тема. Захожу к Гусю, он мне говорит: я тебе буду платить 240 тысяч долларов в год. Мой ответ: «Володенька, а хочешь, я тебе буду платить 240 тысяч долларов в год? За то, чтобы ты просто прекратил меня смешить». И ухожу. Я сдаться за 240 тысяч могу в любую секунду. Но я думаю, что если я его пошлю, то он накинет, потому что я unique и здесь важно чуть-чуть поиграть — это же рынок, кобылу продаешь. Он говорит: 240. Почему? А потому что я плачу столько Киселеву. Я говорю: Киселеву ты до хера больше платишь. Ты оплачиваешь ему много-много-много всяких бонусов, много всяких самолетов, много всего всякого. Так что это уже не 240, а 360. Теперь смотри, старичок, сюда. Я тебе делаю час. Ты за каждый мой час получаешь 100 тысяч. Умножь на четыре недели. Умножаем на десять, пускай, месяцев. Получаем 4 миллиона. Из них ты мне платишь 240 тысяч. Ты серьезный мужчина? Что это? Я что, таджик? Не хочешь — не надо: я сам заплачу тебе 240, чтобы ты отстал. Телевидение такая сфера, на радио совершенно все на порядки ниже. Сейчас (на радио РСН. — Прим. ред.) меня слушают 300 тысяч мальчишек и девчонок за своими рулями. Я могу их сравнить с 50 миллионами зрителей, среди которых комбайнер Федя Жопкин какой-нибудь? Он меня сейчас не видит — ну и хорошо. 200 человек понимают, кто я. Остальные ничего не понимают. Меня слушают 300 тысяч человек. Вы говорите — надо больше? Никогда!

Сергей Доренко о катастрофе «Курска». Выпуск привел к закрытию передачи

 

— Вообще как это выглядит: вы несколько лет были буквально под запретом, потом вас стали пускать на «Эхо» иногда…

— Да, «Эхо» — это прорыв, и я считаю, что Венедиктов великий.

— ...И потом, спустя годы, вам позволяют прийти на «Русскую службу новостей», и это такое УДО, и вы теперь такой человек, который будет готов, скажем, мочить Навального.

— Навальный — интересный перец, но он царь горы. Я не сектант. Я не принадлежу к секте хороших. Мое дело — Навального трахнуть, а его дело — стать царем. А что, я должен ему поддакивать?

— Одно дело — вам его трахнуть, и другое — вам звонит Сурков и просит трахнуть. Такие вещи чувствуются очень.

— Я вижусь с Сурковым самое редкое раз в месяц. Он ни разу не сказал слово «Навальный». Вообще ни разу, клянусь. Обычно как: я рассказываю ему что-нибудь охренительное, он рассказывает мне что-нибудь охренительное, потом я говорю, слушай, вид у тебя уставший. Он говорит, да и у тебя уставший. Ну и в смысле аппаратных игр — я в приемной засветился, меня человек пять видели, до хрена сделано, расползаемся. Зайти к Славе… Фишка в том, чтобы в приемной посидеть, желательно дольше. Один зашел, второй зашел, поздоровались, потом группа людей вышла, группа зашла, а я сижу, пью минеральную воду. Потом я захожу к Славе, говорю: все, дело сделано, меня 50 пидорасов видели у тебя в приемной, достаточно, я пошел. Человек не может быть использован механически для всего. Есть какие-то вещи, которые я говорил на «Эхе» и сейчас продолжаю. Что Немцов — кудлатый пудель, я это и тогда говорил, и сейчас.

— Ради бога, но свой антипутинский роман «2008» вы бы вряд ли сейчас опубликовали.

— Нет. И объясню: в романе «2008» очень много личной обиды. Я его не отзываю, я не считаю, что я был неправ, я был абсолютно прав. Там очень много личной обиды. Боль прошла. Понимание есть, что Путина проинформировали обо мне и он кивнул, он не принимал обо мне решения. Волошин проинформировал. Волошин меня слил, Волошин.

— Очень удобно. Теперь Волошин — такой символ чего-то либерального и почти антипутинского, поэтому вы безбоязненно не любите Волошина.

— Не настолько он символ. Но разве я не делал такого на «Эхе»? Когда я был на «Эхе», я хоть слово по-другому сказал? Как я долбал либералов, так я их и долбаю.

— Я помню ваш текст про революцию после Майдана — его другой Доренко писал, не тот, с которым я сейчас говорю.

— Ой, я им и сейчас горжусь и повторю каждое слово.

— Так повторите же.

— Я и повторяю. Буржуазно-демократическая революция — то, в чем нуждается Россия. Но в России, к сожалению, не будет буржуазно-демократической революции. Потому что в России будет архаистическая революция, типа иранской. Поэтому Путин наш президент. Все.

Интервью: Олег Кашин

 

Доренко против Лужкова. Сентябрь 1999

Комментарии

Ваш комментарий

strong em del
a

Действительно удалить?

  • Отличный материал.
    Отдельное спасибо за Тимофеевского. Тут уже вообще какое-то чуть не физиологическое удовольствие от языка и мысли получаешь.

    • За материал спасибо.
      Но чувства, которые он пробудил - рвотного характера.
      Самый честный Эрнст, который признался, что никогда бы самому себе не доверил то, что ему доверили другие. Это ведь очень честное и правдивое признание.
      Весь этот мусорный ветер, который поднимают все эти может быть думающие, может быть умные люди - он же всех их и погребает.
      Ведущая Елена Ищеева в своей книге сравнивает журналистов с гладиаторами. Их популярность - это внимание к человеку, которого сейчас будут убивать, но если он убьет - он будет жить дальше в славе до следующего поединка-убийства.
      Одним словом - ощущение от материала очень тягостное...

  • имхо почему все так испортилось
    тогда было некое фантазийное будущее и путь к этому будущему и "временные сложности" ну бандиты и этнобанды и ладно пусть их, потом будет лучше, ну забыли детей и пенсионеров и ладно ради будущего, ну превратили образование и здравоохранение в жесткий бизнес но временно чтобы перетоптаться но вот будущее...

    ну вот оно наступило

  • поздравляю, отлично.

  • вот и закончился ХХ медийный век.

  • материал просто великолепный
    один только вопрос - есть какие-нибудь отличия от печатной версии кроме "Эксперта" и "Сегодня"? во всероссийском издании их как раз нету

    • большая часть интервью тут в полном виде, а в печати с сокращениями.

  • дико круто

    кстати, только у меня подводки к статьям читаются голосом Парфенова?

  • охриненный материал, спасибо

    MTV первых 5 где-то лет, это наверное лучшее, что было у нас в развлекательном телевидении.

  • Не пойму: а где "Русское видео"? Почему самой одиозной компании, давшей старт многим ныне существующим телеканалам и медийным проектам, не нашлось места в обзоре? Не поверю, что причина в традиционных "ножницах" между Ленинградом и Москвой :-)))
    Если инициаторам проекта интересно - готов поделиться информацией.

  • Журнал "Столица" был для меня в детстве-юности флагманом корабля, набитого прекрасными и немного сумасшедшими людьми (начиная от колонки Охлобыстина и заканчивая материалами Кати Метелицы про оторванные уши в лесу). Забавно, что никто из моих сверстников этот журнал вообще не знает.

    • "столица" 1997 года? это не первая "столица"

      • В материале идет речь об опеределенном этапе "Столицы", с определенной редакцией. Мой коментарий относится к статье. Спасибо.

        • ок!

    • +1 - это был реально знаковый журнал, а как там писали про наркотики...

    • да, великолепный был журнал, жаль недолго просуществовал

    • Мостовщиковская "Столица", если что, уже давно вся отсканирована и выложена на рутрекере:
      rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1697805

  • В тексте про "За стеклом" - такое ощущение, что не хватает какого-то куска, что за эпизод с охранником-то?

  • материал хороший, богатый, дико симпатичный своей ностальгической ноткой, но пафос все же лживенький. в смысле, вот эта кривая развития - от свободы к несвободе, которая очень четко в статье прослеживается, ее же на самом деле не было. клоуны всегда были клоунами. и это в общем было понятно и тогда и теперь. так что чего уж...

    • если вы о чем-то не знаете, это не значит, что этого не существует

      • о, я вас умоляю... мальчики играли в свободу, притом очень не долго и, в общем, понарошку. поводок всегда был, одно время не дергали сильно. да и вообще: свобода, не свобода - от сми ожидаешь профессионализма прежде всего, что как бы включает. ну и? покажите мне хотя бы одного приличного человека, кто читает-смотрит-покупает?! вот я таких не знаю, честно скажу. если сейчас все эти люди уйдут в творческое небытие - никто даже не заметит, настолько это во всех смыслах низкий уровень

        • Правильно, это сейчас в СМИ чушь сплошная. Сейчас из больших фигур, известных всей стране, остался кто? Пожалуй, только Эрнст и Венедиктов (их-то уход как раз очень даже заметят). Любимов, Королёв, Троицкий больше не гремят, Парфёнов вообще скатился в г***о. А тогда они были практически лицом страны. Почему? Потому что Ельцин был за свободу, а сейчас Медвепуты всех придавили. Вот и всё.

          • мне кажется, что все сами хотели чтобы их придавили, взволновали, истерзали. всем и так ясно, что те кто делали медиа 91-00, сделали и сегодняшнюю Россию. альтернативы не существует. и все сами расплатились. все виннеры так или иначе скатились, только Радзюкевич - стал режиссёром блокбастеров. А Троицкий, был одним из лиц страны, гораздо раньше в 70-х и 80-х.

          • Ельцин за свободу расстреливал людей танками.

            • безусловно! целую армию наслал.

        • смотрим комментарий выше, читаем его внимательнее и думаем

        • фиговый лист: всё так и есть, я абсолютно согласен с вами. просто есть одна штука, тогда мы всё это смотрели/слушали/читали и получали фан, джой. к слову, тогда и сейчас, те кто смотрели, практически ничего не покупали. т.е. для зрителей всё так и осталось. но вам как вы думаете, могут ли прийти те времена, когда опять дадут спокойно поиграть в духовную свободу? и о творческом небытии, я думаю, что когда все уйдут, парфёнов - останется.

          • вы делаете системную ошибку, когда говорите: "в 90-х мы все читали-смотрели-слушали"... ну вот смотрите. 89 год. тиражи условно "нового мира" - абсолютно интеллектуального журнала с неизвестными текстами поэтов серебряного века, неизданным булгаковым и какими-нибудь беловым-распутиным аж 3 млн тиражом улетают. 97 год. журнал "столица" с катей, прости господи, метелицей. уровень тиражей и качество текстов - на порядок же ниже. ну просто в разы. это и называется деградация вообще-то, как ни крути и к какому месту не прикладывай.

            • я понял, про что вы говорите, все в 89 году читали судя по тиражам, практически все, а в 97-ом уже очень мало. так в 97-ом и смысла не было выпускать больше, во-первых много конкурентов, а во-вторых, как вы говорите желающих читать было немного. получается даже и такие тиражи для них были хорошо. что абсолютный интеллектуальный журнал 89-го, что типовой интеллектуальный журнал 97-го, и тот и другой прививали какой-никакой вкус новой буржуазии. у них задачи были такие.
              качество, я считаю, что читать в 89-ом вообще нечего было, ну кроме, конечно "Синема-фантом". смотреть надо было. или писать. и вообще вы уверены, что все кто приобретал толстый лит. журнал его читал, куда его ваще использовал? а покупатель опять же типового журнала 97, явно его изучит, и бичику даст почитать. они же ведь тогда читали модную прессу.
              банально интересней, ведь с года 90, 91-го начинается вхождение в настоящее чтение.
              кому в ВОСЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТОМ году были интересны серебряный век, булгаков, белов-распутин, когда думать уже было поздно?
              деградация в 90-х была другая, называлась низкая покупательская способность.

              • это мнение, а есть в общем-то факты. гигантские тиражи еще советских толстых журналов и мизерные - в сравнении, - 90-х... про качество, уж извините, и спорить глупо. журналы 90-х - это унылая калька с западных образцов, что птюч, что космо, что все остальные... вот куда делась читательская аудитория в 90-х - важный вопрос. многие уехали (не секрет же, что эмигрировали целыми научными институтами - спрос на советскую техническую интеллигенцию был громадный), высокая смертность, нищета, тотальная разочарованность в демократических ценностях, которые продавала группа товарищей по удаче...

                • как говорят в таких случаях: "Ви во-о-т в каком смисле!"

                  • ну да, глуповато звучит, согласен. смыслы настолько девальвировались что всерьез что-то говорить - смешно. прошу прощения

        • кстати, да. Вы правы.

  • Это охуеть.

  • + газета Спид-инфо

    • дада. забыли про него!

  • блиииин, как жаль, что не могу достать этот номер на бумаге

  • у Бершидского (page30) первая буква второго абзаца пропущена

  • да, действительно, ребята. где же спид-инфо? без нее картина, прямо скажем, неполная

  • Эпичный материал!

  • AAAA!!!! Этот ВИD меня преследует!!! Как эта маска здесь могла оказаться?

  • Честно сказать, "Афиша" воспринималось как издание, из которого узнаешь, где пожрать или какой концерт посетить. Но не в котором журналисты обсуждают профессиональные проблемы. Еще раз подтверждается, что у нас "журналисты пишут для журналистов".
    Вот в этом и состоит "острая нехватка журнальной культуры", о которой только что написал Дугаев.
    Это не принижает материал: он в самом деле очень интересный. Для узкого круга. Но - или пишите для обывателя, как делают во всем мире. Или не жалуйтесь потом, что "пресса умерла".

    • эээ?
      Для какого узкого круга? Вы столько комментов и благодарностей к материалу "Афиши" когда видели последний раз?

      • Я и сам поблагодарил.
        Только ведь это сайт, а не журнал. Для сайта или блога самое оно.
        И (вчитайтесь) - комментарии-то от профи. Вот и я про это.

        • Ура! Я теперь профессионал в журналистике.
          Повторюсь: охуеть.

          • ну неее
            афиша это одна из первых попыток увидеть интересы горожан, которые давно жили своей жизнью, торопливо проходя мимо военных, бандосов, партийцев, страперовкультуры, как то отдельно зажили от всего этого шлака времен. От сложностей отношений внутри этого шлака. Культуры иерархии отношений внутри шлака.

            Я сейчас смотрю на некоторые события как на замороженные когда то и вдруг внезапно размороженные из прошлого. Например Любимов-таганака и т.п. а когда то в СМИ только это и было с утра до вечера.

  • А журнал Cool есть в материале? все ровные пацаны 90-х на нем выросли.

  • Классный материал, почитаю на досуге. Столько всего есть вспомнить, когда еще смотрел ящик и регулярно покупал прессу.

  • В августе 1988 года в газете Liberation вышла статья ... В тот момент я находился в Греции и решил заехать в Москву и разведать обстановку ... Прилетел я в Шереметьево. Все серое, грязное, страшное. Снег. Зима. Темно. Много военных с автоматами

    • суровое было лето 88года...

    • да я тоже был в шоке, когда из ОАЭ вернулся в Москву после всего-то двухлетнего перерыва. Просто куда ни посмотри - в висках стучит мысль: "Как вы здесь живёте?!!!!!" Потом ничего, притерпелся.

      А в августе снег - это вы что-то напутали.

  • Доренко как девочка в детском садике. "С этим я тогда не дружила, а сейчас дружу".

    А материал отличный, было бы любопытно посмотреть книгу. Спасибо!

    • Доренко очень понравился... как ни странно

  • Не нашел Невзорова. А без него невозможно представить российские СМИ начала 90-х

    • Такое впечатление, что у кого не смогли взять интервью - тех и не включили

      • У Листьева тоже не смогли взять интервью например

        • какая глубокая мысль, возьмите на полке пирожок

  • невероятный новогодний клип на "Хорошее настроение", спасибо за него большое.

  • верно говорят, что часть видных людей с их творениями просто отсутствует. хотя и без них хороший, годный материал. Эрнст очень понравился.

    Афишу не включили в обзор, как могильщика старых СМИ? )

  • 1. А как же телеканал 2Х2??? Он, на мой взгляд, также
    претендует на событие!!! Почему забыли????
    2. Вообще в последнее время какая-то мода пошла: журналисты
    пишут о журналистах, что на slon.ru, что на "Эхе" частенько
    друг про друга нудят. Никакого анализа, ни перспективы, НИЧЕГО
    тупо комментарии "действующих лиц". Тоска...Видать и впрямь,
    журналистике карачун.

  • Большая работа, во всех смыслах. Спасибо!

  • Понимаю, что спрашиваю не совсем в правильном месте, но тем не менее: а что будет в книге про историю СМИ, которая вроде бы, готовится к осени?

    • все то же самое в дополненном и расширенном виде.

      • То есть, правильно ли я понимаю, что нового материала не будет, только доработка существующего?

        • кое-что новое будет — в частности, будут закрыты лакуны, которые по причине нехватки времени есть в этом материале.

          • Спасибо

  • да, и "а как же" единственный и неповторимый телеканал "культура"? :/

  • Доренко-перец! поржал); деньги любит, но и все понимает...

  • Ну да. А на телевидении надо делать передачи о том, как делают передачи. Друзья, ваш материал, в котором вы пишете по сути сами о себе, в определенной степени интересен, но и в большой степени неинтересен, и даже неприличен. Очень похоже на распущенность и лень. Было бы очень хорошо, если бы вы с такой же глубиной обозревали другие явления и занятия.

    • В чем же неприличие? В журнале, скажем, "Нефтегазовая вертикаль" эти нефтяники пишут исключительно о себе и своей работе, наглость какая. А тут журналисты решили про свою историю рассказать - вообще ни в какие ворота, неинтересно и неприлично.

      • Если Афишу читают одни журналисты, они же пойдут на пикник Афиши, исключительно они же делают выручку в ресторанах и ходят на концерты, о которых тут пишут, тогда - ради бога, а мы здесь чужие на этой их вечеринке. Пока что это не так.

        • С чего вы решили, что это для одних журналистов? "Афиша - все развлечения Москвы/Петербурга/Волгограда etc.". Медиа - одно из самых массовых развлечений, которое касается непосредственно каждого из нас (в отличие, скажем, от театров/ресторанов/фестивалей). Потому и интересно. Где тут неприличие, я по-прежнему не вижу.

          • Да, может, и хорошо, что не видите.

  • Подправьте фразу на 29 странице "Знаете, как-то ли Дж.-П.Морган, то ли кто-то из подобных акул в начале 1929-го услышал".

  • слишком долго у власти, скоро нато прилетит свергать диктатора

  • Кое-кто из достопочтенных господ еще успеет поработать в телогрейке.

  • Читать, конечно, интересно. Но иногда полезно стряхивать лапшу с ушей. Читаешь и остается ощущение, что какие-то молодые, талантливые и как правило, независимые и честные ребята ходят по каким-то коридорам и там, в коридорах, они обычно кого-то встречают и их сразу же приглашают что-то возглавить, начать проект, дают сразу денег, они летят на следующий день в Лондон, Варшаву или еще куда-нибудь... дело кипит. ну как-то вот так вот все и получается )

  • В эпилоге Пархоменко пишет про трусость, покорность и подчинённость. А как иначе? За результатом далеко ходить не надо, если вспомнить, в частности, судьбу журналистов Новой Газеты.
    Всё это результат того, что мы продолжаем жить при тоталитаризме с жёсткой цензурой власти. А свободная пресса никак не может появиться при таких условиях.

  • Фотография Ксении Стриж в студии "Европы +" напомнила о лете1995го. Во время "экскурсии" по "Европе +" зашли в эфирную студию, эфир вела Ксения Стриж. На фото видны давно забытые картриджи с джинглами и рекламой, и плееры для их проигрывания. Еще там была стена с компакт дисками...

  • Было интересно прочесть

  • Было интересно прочесть

  • Хороший материал. Спасибо!

  • Великолепно, спасибо!

  • afisha.ru/article/mediahistory/page3/ - видео про Останкино удалено с YouTube

  • Скучные, мелкие и беспринципные люди надувают щеки от осознания собственной значимости. Какой горькой, зеленой тоской веет от всего этого... Прочитаешь такой материал и понимаешь, насколько ты соскучился по настоящим людям, Конечно, искать их надо не в холуйском журнале "Афиша"... Серость, ради денег, выкрасившая в серый цвет все информационное пространство.

  • Афиша такой же как 1 канал- пиар самого себя - но, используя заслуг тех людей- Личность, которых нет!!!О них надо говорить - о себя как то не очень- но вроде - точнее для СМИ норма!
    Безумно почитаю безумно скромного - академика Эрнеста Льва Константиновича!Таких академиков - как по интеллекту- по мудрости - скромности -имеется наверное 3-6 .И мне жаль о его работе и его биобиблиографии нет не фильмов , ведь он один из основоположником генной инженерии -Великий ученый - есть у него потрясающие результаты = это научная программа должна быть на первом месте , а не Познеры и другие ! Правда, это потрясающий - уникальный ученый и прекрасный психолог! И мне печально о таких ученых надо написать , ведь они не молоды, но они то. что сделали и делают для мировой науки неоценима!!!
    Спасибо!

    • Да, это моя комментария и чем вам не понравился - АФИША!
      Архиепископ Лука: « Совесть есть глубина личности, где человек соприкасается с Богом!»

  • Что тут можно сказать, молодец, что "пересидел" многих.
    Афиша - это PR. Занимаемая должность - это уже PR и этим всё сказано. Я без зависти, но с целью сообщить о новой звезде отечественной музыкальной эстрады, его треки на сайте: irinav.inveb.ru/company/multitrade/typeid-47.shtml

  • интервью с "Васей" - классное, то, которое в книге
    про пиар Березовского особенно

Комментировать

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться

Смотрите также

В журнале «Афиша»

300 c 27 июня по 10 июля

Сегодня состоялась премьера альбома «Оэщ Магзиу» группы «ГШ» — одной из самых интригующих русских...

На этой неделе лидеры рынка экшен-камер GoPro представили несколько важных новинок. «Афиша Daily»...

Каждый будний день создатель Telegram-канала @bestarticles выбирает интересные ему материалы 90...

Откопанные видеокассеты и пленки, каннские редкости, интервью с террористами, кукольная любовь...

С 1 октября в театре «Россия» — мюзикл «Золушка», новое шоу театральной компании «Стейдж...

На этих выходных танцевать придется на улице. Лето закончилось, а с ним — сезон вечеринок под...

Станислав Зельвенский — про новую «Великолепную семерку» с интересным кастингом и диалогами автора...

В «Редакции Елены Шубиной» выходят «Удивительные приключения рыбы-лоцмана» — собрание рецензий и...

24 сентября — Международный день борьбы с лейкозом. «Афиша Daily» с разрешения авторов публикует...