\
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Анапа
  • Ангарск
  • Армавир
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волжский
  • Вологда
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дзержинск
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Клин
  • Клинцы
  • Коломна
  • Колпашево
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кстово
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Махачкала
  • Можайск
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Ногинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Пионерский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Светлогорск
  • Севастополь
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Углич
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уфа
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль
Что мы наделали: История русских медиа

Город

История русских медиа 1989—2011

За два десятилетия отечественные медиа прошли удивительный путь: вчерашние культуртрегеры стали пропагандистами, информационный голод сменился тотальным безразличием. Ввиду скорой гибели традиционной прессы «Афиша» поговорила с 50 непосредственными участниками событий и составила краткий учебник истории российских СМИ.

Над материалом работали: Дарья Гаврилова, Михаил Калужский, Олег Кашин/«Коммерсант», Наталья Ростова/Slon.ru, Лола Тагаева, Александр Горбачев, Даниил Туровский, Елена Ванина, Илья Красильщик, Инна Герман, Наталья Кострова, Ольга Уткина, Роман Волобуев

Оглавление
  1. «Коммерсант». Декабрь 1989
  2. «Европа Плюс». 30 апреля 1990
  3. «ВИД» и «Поле чудес». 25 октября 1990
  4. «Матадор». 5 января 1991
  5. «Спорт-Экспресс». 14 августа 1991
  6. Путч и «Эхо Москвы». 19 августа 1991 года
  7. «Коммерсант-Daily». Сентябрь 1992
  8. ТВ-6. 1 января 1993
  9. «Сегодня». 23 февраля 1993
  10. «Новая газета». 1 апреля 1993
  11. НТВ: начало. 10 октября 1993
  12. Cosmopolitan. Май 1994
  13. «Максимум». 1994
  14. «Птюч». Сентябрь 1994
  15. «Мегаполис-Экспресс». Осень 1994
  16. ОРТ и убийство Листьева. Весна 1995
  17. Playboy. Лето 1995
  18. «Эксперт». Июль 1995
  19. «ОМ». Ноябрь 1995
  20. «Итоги». Май 1996
  21. «Не дай Бог!» и выборы-96. Весна-лето 1996
  22. «Вечерний интернет». 1996
  23. НТВ: расцвет. 11 ноября 1996
  24. «Столица». Январь 1997
  25. Vogue. 1998
  26. Polit.ru и Gazeta.ru. 1998
  27. MTV. 25 сентября 1998
  28. «Наше радио». 14 декабря 1998
  29. Максим Соколов. 1999
  30. «Ведомости». сентябрь 1999
  31. Доренко против Лужкова. Сентябрь 1999
  32. Колесников о Путине. 12 марта 2000
  33. GQ. Март 2001
  34. Разгром «Медиа-Моста». Апрель 2001
  35. «За стеклом». 27 октября 2001
  36. Русский ЖЖ. Февраль 2001
  37. «Жизнь». 2001
  38. «Большая стирка». Июнь 2001
  39. Новое НТВ. 2002
  40. СТС. 2002
  41. Forbes. Апрель 2004
  42. Желтое НТВ. Апрель 2005
  43. Esquire. Апрель 2005
  44. Социальные интернет-медиа. 2006
  45. «Сноб». Октябрь 2008
  46. «Дождь». 27 апреля 2010
  47. Эпилог

Фотография: «Коммерсант Юбилей»

Первая групповая фотография сотрудников «Коммерсанта»

«Коммерсант». Декабрь 1989

Кооператив «Факт» во главе с Владимиром Яковлевым выпускает первый номер газеты «Коммерсант». Сделанный по западным канонам, говорящий с читателем на совершенно новом языке, пишущий наравне о бизнесе и культуре «Коммерсант» становится символом перемен и основоположником российской журналистики. Начинается история новых — несоветских — медиа.

 

Владимир Яковлев

основатель «Коммерсанта» и его владелец до 1999 года

— Как вы придумали кооператив «Факт»?

— «Факт» был очень нужен, потому что никому вокруг было не понятно, что это за кооперативы, которые вдруг стали появляться, что в них создается, где их искать, что в них можно получить. Мы решили, что можем ответить на эти вопросы. Сняли офис и начали собирать информацию. Девушка в комнате печатала справки, которые у нас покупали за какие-то деньги, и мы говорили, что у нас там за дверью стоит компьютер, где есть вся информация про кооперативные движения.

— В советское время собрать информацию, отличающуюся от той, что была в официальных средствах массовой информации — титанический труд. Вы ее откуда брали?

— Все правильные журналистские проекты имеют особенность притягивать к себе информацию. Если издание попадает в аудиторию, то оно начинает получать информацию, так было в «Факте», так было в «Коммерсанте», так сейчас происходит в «Снобе», которым я занимаюсь сегодня. Есть два способа сбора информации: если информация нужна вам, то вы берете руки в ноги и ходите по городу. Но если кроме вас еще кому-то нужно, чтобы эта информация у вас была, то вам просто нужно заявить о своем существовании. Мы заявили, и информацию нам стали приносить. Позже «Факт» трансформировался в информационное агентство «Постфактум». Мы решили собирать честные новости и сообщать о них людям.

— На сайте «Коммерсанта» написано, что идея создания газеты родилась в разговоре с первым русским миллионером Артемом Тарасовым, это правда?

— К нам в офис в какой-то момент приехал Тарасов, который тогда был одним из организаторов съезда кооператоров, и сказал, что им нужна газета. И предложил эту газету делать. Я долго отказывался, мне не хотелось обратно в журналистику. Но потом сдался.

 

 

«Знаете, что нам в итоге обеспечило успех — по крайней мере у журналистов и авторов? То, что мы платили гонорары наличными и сразу. Приходил журналист, сдавал заметку, если заметку принимали, то ему давали деньги»

 

 

— Зачем же сдались, если не хотелось обратно?

— Мне было интересно попробовать воплотить в жизнь принципиально новую схему, где мнение журналиста не превалирует над мнением читателя. Это такой святой Грааль современных средств массовой информации: создать ресурс, который будет чем-то средним между медиа и блогами. «Сноб» тоже такой. Мне всегда хотелось делать честные новости, которые были бы не замутнены личным мнением журналиста. И вот мы выпустили первый номер газеты «Коммерсант» и тут же, конечно, перепутали две фотографии на обложке. Вместо Артема Тарасова напечатали кого-то другого. И дальше все пошло как обычно.

— Когда вы придумывали концепцию, вам на кого хотелось ориентироваться? Быть русским The New York Times или The Washington Post?

— Я всегда был большим поклонником The New York Times, и мы, естественно, придумали себе, что мы пытаемся сделать что-то вроде западной прессы. Но по-настоящему мы пытались сделать что-то принципиально новое. И знаете, что нам в итоге обеспечило успех — по крайней мере у журналистов и авторов? То, что мы платили гонорары наличными и сразу. Приходил журналист, сдавал заметку, если заметку принимали, то ему давали деньги. Были смешные вещи. Например, в ежедневной версии «Коммерсанта» существовала ежедневная же колонка, которая рассказывала о западных биржевых новостях. Она была популярная, ее очень многие читали. При этом ни один человек не понимал, про что там на самом деле пишут. Вообще, если сейчас мне где-то попадаются старые номера «Коммерсанта», то я удивляюсь каждый раз, как можно было к этому относиться как к газете. По сегодняшним стандартам это, конечно, детский сад.

— Наверняка на первые номера была довольно резкая реакция наверху?

— Не очень. Мы были для этого слишком странными, слишком выпадающими из обычного для бюрократов порядка вещей, своего рода когнитивным диссонансом. После одной публикации мне позвонил ругаться тогдашний министр иностранных дел. Он некоторое время со мной препирался, а потом просто спросил: «Хорошо, с вами явно бесполезно разговаривать, кому вы подчиняетесь?» И вот я до сих пор помню этот дикий кайф, когда я ответил: «Никому».

— Но вы при этом начали выходить, когда цензура еще вовсю существовала. Как вы умудрялись ее обходить?

— Вышло какое-то очередное постановление, по которому бесцензурными считались рекламные материалы. Я пришел в цензуру и сказал: «Вот у нас тут рекламный материал». Они меня спрашивают: «А почему он у вас выглядит как газета?» Я ответил: «Так это реклама газеты». Прокатило.

— Часть денег ведь в «Коммерсанте» была иностранная. Иностранцы не боялись вкладывать деньги непонятно во что?

— Это было не в «Коммерсанте», это было еще в «Факте». Нам тогда казалось, что мы получили гору злата. Но если вдуматься, американцы дали нам 300 тысяч долларов. И даже не деньгами, а техникой — двадцать или тридцать компьютеров, и это было абсолютное счастье. Первая редакция «Коммерсанта» была на Хорошевском шоссе. И наши американские инвесторы страшно волновались, чтобы с нами все было в порядке. И в какой-то момент они решили, что нужно провести к нам прямую телефонную ли­нию. Кабель в Америку такой. У меня в приемной стоял телефон, на котором не было номеронабирателя, а была только трубка, и если ее снять, то телефон некоторое время трещал, а потом там кто-то говорил: «Hello!»

 

Фотография: Арсений Несходимов/«СНОБ»

Сейчас Владимир Яковлев работает главным редактором проекта «Сноб»

 

— Вы сняли рекламный ролик с Игорем Верником — он был такой успешный бизнесмен западного типа, который читал вашу газету. На самом же деле тогда вокруг были суровые малиновые пиджаки…

— Это была первая попытка использовать не реальный образ читателя, а то, кем он хотел бы себя видеть. Та же история, что и с биржевой колонкой.

— Про вас еще со времен «Коммер­санта» говорят как о довольно жестком руководителе.

— Понимаете, у сотрудников каким-то образом должно было утвердиться в голове, что в пять часов газету нужно сдать. Ну, в пять пятнадцать максимум. И что происходило на практике? Ты приходишь к автору, говоришь: «Ау, у тебя дедлайн в пять часов». Но и в пять, и в шесть, и в семь заметки по-прежнему нет. И другого автора у вас нет. Вы этого-то еле нашли и долго обучали. Значит, нужно придумать способ, чтобы для него эти дедлайны имели такой же вес, как для вас. Я тогда сказал, что каждая минута опоздания стоит столько-то. С моей точки зрения, это было единственным возможным решением проблемы.

— После того как газета стала еже­дневной, ее структура сильно изменилась?

— Да, мы с самого начала создавали очень структурированное издание, которое выстроено по степени жесткости близко к сегодняшним интернет-изданиям. Оно было очень информационным, жестким, очень неавторским и с абсолютной идеей гарантированной информации, которую получает читатель.

 

 

«Американские инвесторы решили, что нужно провести к нам прямую телефонную ли­нию. Кабель в Америку. У меня в приемной стоял телефон, на котором не было номеронабирателя, а была только трубка, и если ее снять, то там кто-то говорил: «Hello!»

 

 

— Когда вы почувствовали, что из газеты, которая делается на ощущениях, «Коммерсант» начал превращаться в работающий отлаженный механизм?

— Это произошло года через два после запуска ежедневника. И связано это всегда с одной вещью: с тем моментом, когда весь коллектив понимает концепцию издания, понимает, какая вырисовывается штука. Тогда уже фигура главного редактора не так важна.

— Как произошло, что вы решили продать «Коммерсант»?

— На самом деле к этому моменту я был уже лишним элементом. Все работало без меня, я не хотел быть центром этого бюрократического аппарата.

— И только поэтому вы решили его продать?

— Да.

— Как вам кажется, газета сильно изменилась после того, как вы ушли?

— Я удивлен, насколько она не изменилась. Мне кажется, она потеряла сool. И стала очень уж официальной газетой. Но это проблема не «Коммерсанта», а той журналистской модели, в рамках которой «Коммерсант» существует.

— Но вы, глядя сейчас на «Коммерсант», воспринимаете его как свое дело?

— После того как я продал «Коммерсант», я уехал, и меня не было в Москве 8 лет. Когда я вернулся, я остановился в гостинице «Националь». Я проснулся, собрался завтракать, открыл дверь — и у меня под дверью лежал «Коммерсант». Ровно так, как под дверью моего номера в Нью-Йорке обычно оказывался Thе New York Times. И это было классное ощущение.

Интервью: Елена Ванина

 

 

Александр Тимофеевский

внутренний критик «Коммерсанта» (1992–1997)

«Коммерсант» я читал с первого номера. Помню, как в январе 1990 года, выйдя из метро, купил поднадоевшие уже «Московские новости», в которые были вложены какие-то листки — ну, думаю, агитация. Оказалось, ничего подобного — чистое человеческое счастье. Его сразу же прозвали другой журналистикой. Но другими были вовсе не журналисты, другим было языковое сознание. Тогда перестройка вступила в стадию маразма, от прогрессистов и консерваторов воротило почти одинаково. Прогрессисты, конечно, были человекообразнее, но такие же стилистически тухлые. При Брежневе хорошо написанная статья строилась как грузинский тост — издалека долго течет река Волга: о чем бы ни шла речь, начинаем с того, что пресс-папье упало со стола. Это — степенная застойная поэтика. Перестройщики ее от­вергли, они шли напролом, они брали криком. И писали так, будто им все время давили на мозоль. И прогрессисты, и консерваторы были истериками, со всех сторон бил барабан. Иногда его откладывали в сторону и нежно перебирали гитарные струны, что было еще тошнотворнее. В 1987 году, к семидесятилетию Октября, прогрессивный журнал «Ис­кусство кино» опубликовал статью прогрессивнейшего Егора Яковлева, она называлась «Интимно о Ленине». Статья начиналась так: «Открываю любимый 52-й том…»

 

Чтобы все это избыть, одной живой воды было мало, требовалась вода мертвая. Как бы совершенно стертая, обезличенная модель «Коммерсанта» стала вожделенной мертвой водой. Богатейшая речь Максима Соколова, например, с инверсиями цитат была немыслима ни в советских, ни в антисоветских газетах. Для нее был нужен модульный ноль. «Коммерсант» 1990 года такой модульный ноль сотворил. И вдохнул в газетный язык многообразие интонаций. Отдел культуры «Коммерсанта» 1993–1996 годов, в котором критика стала литературой, без товаров и рынков в анамнезе никогда бы не состоялся.

 

С языковым переворотом, совершенным «Коммерсантом» в 1990–1992 годах, связан другой переворот, сам по себе не менее важный. Все газеты и журналы обращались тогда к разным общностям, к каковым от­носился советский антисоветский человек. Он был пионером, коммунистом, ровесником, работницей или крестьянкой, московским комсомольцем и целым новым миром. В перестройку он вдруг сделался демократом, и хотя для демократов не придумали нового издания, к ним устремились все старые, включая журнал «Коммунист». Все эти общности «Коммерсант» собрал на совок и выкинул в мусор. Он обращался не к общности, а к частному лицу. «Коммерсант» был газетой несомненно либеральной, но ни к какой либеральной общественности он не взывал. Его аудиторией стал отдельно взятый человек, частное лицо. Отдельно ­взятый человек и есть «господин». Остальные — группы товарищей.

 

Еженедельный «Коммерсант» 1990–1992 годов — самое важное событие в постсоветской журналистике. Мне тем более легко об этом говорить, что я к нему не имел отношения, будучи его читателем и почитателем, но и только. В «Коммерсант» я пришел в мае 1992 года, уже на излете еженедельника.

«Коммерсант». Декабрь 1989

Комментарии

Ваш комментарий

strong em del
a

Действительно удалить?

  • Отличный материал.
    Отдельное спасибо за Тимофеевского. Тут уже вообще какое-то чуть не физиологическое удовольствие от языка и мысли получаешь.

    • За материал спасибо.
      Но чувства, которые он пробудил - рвотного характера.
      Самый честный Эрнст, который признался, что никогда бы самому себе не доверил то, что ему доверили другие. Это ведь очень честное и правдивое признание.
      Весь этот мусорный ветер, который поднимают все эти может быть думающие, может быть умные люди - он же всех их и погребает.
      Ведущая Елена Ищеева в своей книге сравнивает журналистов с гладиаторами. Их популярность - это внимание к человеку, которого сейчас будут убивать, но если он убьет - он будет жить дальше в славе до следующего поединка-убийства.
      Одним словом - ощущение от материала очень тягостное...

  • имхо почему все так испортилось
    тогда было некое фантазийное будущее и путь к этому будущему и "временные сложности" ну бандиты и этнобанды и ладно пусть их, потом будет лучше, ну забыли детей и пенсионеров и ладно ради будущего, ну превратили образование и здравоохранение в жесткий бизнес но временно чтобы перетоптаться но вот будущее...

    ну вот оно наступило

  • поздравляю, отлично.

  • вот и закончился ХХ медийный век.

  • материал просто великолепный
    один только вопрос - есть какие-нибудь отличия от печатной версии кроме "Эксперта" и "Сегодня"? во всероссийском издании их как раз нету

    • большая часть интервью тут в полном виде, а в печати с сокращениями.

  • дико круто

    кстати, только у меня подводки к статьям читаются голосом Парфенова?

  • охриненный материал, спасибо

    MTV первых 5 где-то лет, это наверное лучшее, что было у нас в развлекательном телевидении.

  • Не пойму: а где "Русское видео"? Почему самой одиозной компании, давшей старт многим ныне существующим телеканалам и медийным проектам, не нашлось места в обзоре? Не поверю, что причина в традиционных "ножницах" между Ленинградом и Москвой :-)))
    Если инициаторам проекта интересно - готов поделиться информацией.

  • Журнал "Столица" был для меня в детстве-юности флагманом корабля, набитого прекрасными и немного сумасшедшими людьми (начиная от колонки Охлобыстина и заканчивая материалами Кати Метелицы про оторванные уши в лесу). Забавно, что никто из моих сверстников этот журнал вообще не знает.

    • "столица" 1997 года? это не первая "столица"

      • В материале идет речь об опеределенном этапе "Столицы", с определенной редакцией. Мой коментарий относится к статье. Спасибо.

        • ок!

    • +1 - это был реально знаковый журнал, а как там писали про наркотики...

    • да, великолепный был журнал, жаль недолго просуществовал

    • Мостовщиковская "Столица", если что, уже давно вся отсканирована и выложена на рутрекере:
      rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1697805

  • В тексте про "За стеклом" - такое ощущение, что не хватает какого-то куска, что за эпизод с охранником-то?

  • материал хороший, богатый, дико симпатичный своей ностальгической ноткой, но пафос все же лживенький. в смысле, вот эта кривая развития - от свободы к несвободе, которая очень четко в статье прослеживается, ее же на самом деле не было. клоуны всегда были клоунами. и это в общем было понятно и тогда и теперь. так что чего уж...

    • если вы о чем-то не знаете, это не значит, что этого не существует

      • о, я вас умоляю... мальчики играли в свободу, притом очень не долго и, в общем, понарошку. поводок всегда был, одно время не дергали сильно. да и вообще: свобода, не свобода - от сми ожидаешь профессионализма прежде всего, что как бы включает. ну и? покажите мне хотя бы одного приличного человека, кто читает-смотрит-покупает?! вот я таких не знаю, честно скажу. если сейчас все эти люди уйдут в творческое небытие - никто даже не заметит, настолько это во всех смыслах низкий уровень

        • Правильно, это сейчас в СМИ чушь сплошная. Сейчас из больших фигур, известных всей стране, остался кто? Пожалуй, только Эрнст и Венедиктов (их-то уход как раз очень даже заметят). Любимов, Королёв, Троицкий больше не гремят, Парфёнов вообще скатился в г***о. А тогда они были практически лицом страны. Почему? Потому что Ельцин был за свободу, а сейчас Медвепуты всех придавили. Вот и всё.

          • мне кажется, что все сами хотели чтобы их придавили, взволновали, истерзали. всем и так ясно, что те кто делали медиа 91-00, сделали и сегодняшнюю Россию. альтернативы не существует. и все сами расплатились. все виннеры так или иначе скатились, только Радзюкевич - стал режиссёром блокбастеров. А Троицкий, был одним из лиц страны, гораздо раньше в 70-х и 80-х.

          • Ельцин за свободу расстреливал людей танками.

            • безусловно! целую армию наслал.

        • смотрим комментарий выше, читаем его внимательнее и думаем

        • фиговый лист: всё так и есть, я абсолютно согласен с вами. просто есть одна штука, тогда мы всё это смотрели/слушали/читали и получали фан, джой. к слову, тогда и сейчас, те кто смотрели, практически ничего не покупали. т.е. для зрителей всё так и осталось. но вам как вы думаете, могут ли прийти те времена, когда опять дадут спокойно поиграть в духовную свободу? и о творческом небытии, я думаю, что когда все уйдут, парфёнов - останется.

          • вы делаете системную ошибку, когда говорите: "в 90-х мы все читали-смотрели-слушали"... ну вот смотрите. 89 год. тиражи условно "нового мира" - абсолютно интеллектуального журнала с неизвестными текстами поэтов серебряного века, неизданным булгаковым и какими-нибудь беловым-распутиным аж 3 млн тиражом улетают. 97 год. журнал "столица" с катей, прости господи, метелицей. уровень тиражей и качество текстов - на порядок же ниже. ну просто в разы. это и называется деградация вообще-то, как ни крути и к какому месту не прикладывай.

            • я понял, про что вы говорите, все в 89 году читали судя по тиражам, практически все, а в 97-ом уже очень мало. так в 97-ом и смысла не было выпускать больше, во-первых много конкурентов, а во-вторых, как вы говорите желающих читать было немного. получается даже и такие тиражи для них были хорошо. что абсолютный интеллектуальный журнал 89-го, что типовой интеллектуальный журнал 97-го, и тот и другой прививали какой-никакой вкус новой буржуазии. у них задачи были такие.
              качество, я считаю, что читать в 89-ом вообще нечего было, ну кроме, конечно "Синема-фантом". смотреть надо было. или писать. и вообще вы уверены, что все кто приобретал толстый лит. журнал его читал, куда его ваще использовал? а покупатель опять же типового журнала 97, явно его изучит, и бичику даст почитать. они же ведь тогда читали модную прессу.
              банально интересней, ведь с года 90, 91-го начинается вхождение в настоящее чтение.
              кому в ВОСЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТОМ году были интересны серебряный век, булгаков, белов-распутин, когда думать уже было поздно?
              деградация в 90-х была другая, называлась низкая покупательская способность.

              • это мнение, а есть в общем-то факты. гигантские тиражи еще советских толстых журналов и мизерные - в сравнении, - 90-х... про качество, уж извините, и спорить глупо. журналы 90-х - это унылая калька с западных образцов, что птюч, что космо, что все остальные... вот куда делась читательская аудитория в 90-х - важный вопрос. многие уехали (не секрет же, что эмигрировали целыми научными институтами - спрос на советскую техническую интеллигенцию был громадный), высокая смертность, нищета, тотальная разочарованность в демократических ценностях, которые продавала группа товарищей по удаче...

                • как говорят в таких случаях: "Ви во-о-т в каком смисле!"

                  • ну да, глуповато звучит, согласен. смыслы настолько девальвировались что всерьез что-то говорить - смешно. прошу прощения

        • кстати, да. Вы правы.

  • Это охуеть.

  • + газета Спид-инфо

    • дада. забыли про него!

  • блиииин, как жаль, что не могу достать этот номер на бумаге

  • у Бершидского (page30) первая буква второго абзаца пропущена

  • да, действительно, ребята. где же спид-инфо? без нее картина, прямо скажем, неполная

  • Эпичный материал!

  • AAAA!!!! Этот ВИD меня преследует!!! Как эта маска здесь могла оказаться?

  • Честно сказать, "Афиша" воспринималось как издание, из которого узнаешь, где пожрать или какой концерт посетить. Но не в котором журналисты обсуждают профессиональные проблемы. Еще раз подтверждается, что у нас "журналисты пишут для журналистов".
    Вот в этом и состоит "острая нехватка журнальной культуры", о которой только что написал Дугаев.
    Это не принижает материал: он в самом деле очень интересный. Для узкого круга. Но - или пишите для обывателя, как делают во всем мире. Или не жалуйтесь потом, что "пресса умерла".

    • эээ?
      Для какого узкого круга? Вы столько комментов и благодарностей к материалу "Афиши" когда видели последний раз?

      • Я и сам поблагодарил.
        Только ведь это сайт, а не журнал. Для сайта или блога самое оно.
        И (вчитайтесь) - комментарии-то от профи. Вот и я про это.

        • Ура! Я теперь профессионал в журналистике.
          Повторюсь: охуеть.

          • ну неее
            афиша это одна из первых попыток увидеть интересы горожан, которые давно жили своей жизнью, торопливо проходя мимо военных, бандосов, партийцев, страперовкультуры, как то отдельно зажили от всего этого шлака времен. От сложностей отношений внутри этого шлака. Культуры иерархии отношений внутри шлака.

            Я сейчас смотрю на некоторые события как на замороженные когда то и вдруг внезапно размороженные из прошлого. Например Любимов-таганака и т.п. а когда то в СМИ только это и было с утра до вечера.

  • А журнал Cool есть в материале? все ровные пацаны 90-х на нем выросли.

  • Классный материал, почитаю на досуге. Столько всего есть вспомнить, когда еще смотрел ящик и регулярно покупал прессу.

  • В августе 1988 года в газете Liberation вышла статья ... В тот момент я находился в Греции и решил заехать в Москву и разведать обстановку ... Прилетел я в Шереметьево. Все серое, грязное, страшное. Снег. Зима. Темно. Много военных с автоматами

    • суровое было лето 88года...

    • да я тоже был в шоке, когда из ОАЭ вернулся в Москву после всего-то двухлетнего перерыва. Просто куда ни посмотри - в висках стучит мысль: "Как вы здесь живёте?!!!!!" Потом ничего, притерпелся.

      А в августе снег - это вы что-то напутали.

  • Доренко как девочка в детском садике. "С этим я тогда не дружила, а сейчас дружу".

    А материал отличный, было бы любопытно посмотреть книгу. Спасибо!

    • Доренко очень понравился... как ни странно

  • Не нашел Невзорова. А без него невозможно представить российские СМИ начала 90-х

    • Такое впечатление, что у кого не смогли взять интервью - тех и не включили

      • У Листьева тоже не смогли взять интервью например

        • какая глубокая мысль, возьмите на полке пирожок

  • невероятный новогодний клип на "Хорошее настроение", спасибо за него большое.

  • верно говорят, что часть видных людей с их творениями просто отсутствует. хотя и без них хороший, годный материал. Эрнст очень понравился.

    Афишу не включили в обзор, как могильщика старых СМИ? )

  • 1. А как же телеканал 2Х2??? Он, на мой взгляд, также
    претендует на событие!!! Почему забыли????
    2. Вообще в последнее время какая-то мода пошла: журналисты
    пишут о журналистах, что на slon.ru, что на "Эхе" частенько
    друг про друга нудят. Никакого анализа, ни перспективы, НИЧЕГО
    тупо комментарии "действующих лиц". Тоска...Видать и впрямь,
    журналистике карачун.

  • Большая работа, во всех смыслах. Спасибо!

  • Понимаю, что спрашиваю не совсем в правильном месте, но тем не менее: а что будет в книге про историю СМИ, которая вроде бы, готовится к осени?

    • все то же самое в дополненном и расширенном виде.

      • То есть, правильно ли я понимаю, что нового материала не будет, только доработка существующего?

        • кое-что новое будет — в частности, будут закрыты лакуны, которые по причине нехватки времени есть в этом материале.

          • Спасибо

  • да, и "а как же" единственный и неповторимый телеканал "культура"? :/

  • Доренко-перец! поржал); деньги любит, но и все понимает...

  • Ну да. А на телевидении надо делать передачи о том, как делают передачи. Друзья, ваш материал, в котором вы пишете по сути сами о себе, в определенной степени интересен, но и в большой степени неинтересен, и даже неприличен. Очень похоже на распущенность и лень. Было бы очень хорошо, если бы вы с такой же глубиной обозревали другие явления и занятия.

    • В чем же неприличие? В журнале, скажем, "Нефтегазовая вертикаль" эти нефтяники пишут исключительно о себе и своей работе, наглость какая. А тут журналисты решили про свою историю рассказать - вообще ни в какие ворота, неинтересно и неприлично.

      • Если Афишу читают одни журналисты, они же пойдут на пикник Афиши, исключительно они же делают выручку в ресторанах и ходят на концерты, о которых тут пишут, тогда - ради бога, а мы здесь чужие на этой их вечеринке. Пока что это не так.

        • С чего вы решили, что это для одних журналистов? "Афиша - все развлечения Москвы/Петербурга/Волгограда etc.". Медиа - одно из самых массовых развлечений, которое касается непосредственно каждого из нас (в отличие, скажем, от театров/ресторанов/фестивалей). Потому и интересно. Где тут неприличие, я по-прежнему не вижу.

          • Да, может, и хорошо, что не видите.

  • Подправьте фразу на 29 странице "Знаете, как-то ли Дж.-П.Морган, то ли кто-то из подобных акул в начале 1929-го услышал".

  • слишком долго у власти, скоро нато прилетит свергать диктатора

  • Кое-кто из достопочтенных господ еще успеет поработать в телогрейке.

  • Читать, конечно, интересно. Но иногда полезно стряхивать лапшу с ушей. Читаешь и остается ощущение, что какие-то молодые, талантливые и как правило, независимые и честные ребята ходят по каким-то коридорам и там, в коридорах, они обычно кого-то встречают и их сразу же приглашают что-то возглавить, начать проект, дают сразу денег, они летят на следующий день в Лондон, Варшаву или еще куда-нибудь... дело кипит. ну как-то вот так вот все и получается )

  • В эпилоге Пархоменко пишет про трусость, покорность и подчинённость. А как иначе? За результатом далеко ходить не надо, если вспомнить, в частности, судьбу журналистов Новой Газеты.
    Всё это результат того, что мы продолжаем жить при тоталитаризме с жёсткой цензурой власти. А свободная пресса никак не может появиться при таких условиях.

  • Фотография Ксении Стриж в студии "Европы +" напомнила о лете1995го. Во время "экскурсии" по "Европе +" зашли в эфирную студию, эфир вела Ксения Стриж. На фото видны давно забытые картриджи с джинглами и рекламой, и плееры для их проигрывания. Еще там была стена с компакт дисками...

  • Было интересно прочесть

  • Было интересно прочесть

  • Хороший материал. Спасибо!

  • Великолепно, спасибо!

  • afisha.ru/article/mediahistory/page3/ - видео про Останкино удалено с YouTube

  • Скучные, мелкие и беспринципные люди надувают щеки от осознания собственной значимости. Какой горькой, зеленой тоской веет от всего этого... Прочитаешь такой материал и понимаешь, насколько ты соскучился по настоящим людям, Конечно, искать их надо не в холуйском журнале "Афиша"... Серость, ради денег, выкрасившая в серый цвет все информационное пространство.

  • Афиша такой же как 1 канал- пиар самого себя - но, используя заслуг тех людей- Личность, которых нет!!!О них надо говорить - о себя как то не очень- но вроде - точнее для СМИ норма!
    Безумно почитаю безумно скромного - академика Эрнеста Льва Константиновича!Таких академиков - как по интеллекту- по мудрости - скромности -имеется наверное 3-6 .И мне жаль о его работе и его биобиблиографии нет не фильмов , ведь он один из основоположником генной инженерии -Великий ученый - есть у него потрясающие результаты = это научная программа должна быть на первом месте , а не Познеры и другие ! Правда, это потрясающий - уникальный ученый и прекрасный психолог! И мне печально о таких ученых надо написать , ведь они не молоды, но они то. что сделали и делают для мировой науки неоценима!!!
    Спасибо!

    • Да, это моя комментария и чем вам не понравился - АФИША!
      Архиепископ Лука: « Совесть есть глубина личности, где человек соприкасается с Богом!»

  • Что тут можно сказать, молодец, что "пересидел" многих.
    Афиша - это PR. Занимаемая должность - это уже PR и этим всё сказано. Я без зависти, но с целью сообщить о новой звезде отечественной музыкальной эстрады, его треки на сайте: irinav.inveb.ru/company/multitrade/typeid-47.shtml

  • интервью с "Васей" - классное, то, которое в книге
    про пиар Березовского особенно

Комментировать

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться

Смотрите также

В журнале «Афиша»

300 c 27 июня по 10 июля

Каждый год «Афиша» выбирает лучшие фестивали, на которые стоит съездить летом и в начале осени.... Читать дальше

Поскольку на выходных снова обещают дождь, лучше всего провести их в кино: посмотреть фильм про... Читать дальше

У всех есть любимые очень плохие песни — хиты групп-однодневок, старые шлягеры, закрепившиеся на... Читать дальше

Совместный проект InLiberty и парка «Музеон» при поддержке «Афиши»: 10 диалогов с учеными и... Читать дальше

Завтра в город вернется «очередь на Серова» — в продажу поступают белые кроссовки NMD. Кроме того:... Читать дальше

Как обычно, в конце недели «Афиша Daily» выпускает дайджест новых мест, которые имеет смысл... Читать дальше

Переход индустрии такси на мобильные приложения — естественная эволюция. Так быстрее и выгоднее.... Читать дальше

Как попрощались с нами Джон Сноу, Игритт, Кхал Дрого и прочие любимые герои? Тест не содержит... Читать дальше

Продолжение истории девочки-натуралиста, музыкальные инструменты со всего света, приключения... Читать дальше