\
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Анапа
  • Ангарск
  • Армавир
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волжский
  • Вологда
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дзержинск
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Клин
  • Клинцы
  • Коломна
  • Колпашево
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кстово
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Махачкала
  • Можайск
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Невинномысск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новочебоксарск
  • Новочеркасск
  • Ногинск
  • Нягань
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Пионерский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкино
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Светлогорск
  • Севастополь
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Углич
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уфа
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Current 93 «Я не понимаю, что такое богохульство. Бога не волнуют такие вещи»

В Москву в очередной раз едет английская группа Current 93 — одни из изобретателей жанра дарк-фолк, которые год за годом дают в России грандиозные концерты. «Афиша» поговорила с лидером Current 93 Дэвидом Тибетом о фильме «Блондинка в законе», Достоевском и видео с котиками.

Текст: Григорий Пророков

Фотография: Джулио Ди Мауро/copticcat.com

В каком-то смысле Дэвид Тибет и есть Current 93 — несмотря на то что музыку ему помогает делать множество людей, именно он участвует во всех без исключения записях и концертах группы

 

— «Афиша» впервые брала у вас интервью шесть лет назад, тогда Максим Семеляк приезжал к вам домой. Я читал, что он подарил вам советскую пластинку с радиопьесой по «Алисе в стране чудес». Мне всегда было ужасно любопытно узнать — вы ее послушали?

— А, Максим, да, я его помню! Вы с ним знакомы? Передайте ему привет — милейший парень. Это было последнее интервью, которое я давал в том доме, потом переехал в Гастингс. Пластинку тоже помню: старая «Мелодия», двойной альбом с такой раскладывающейся обложкой. Я послушал, да, это было очень необычно и странно — ну потому что на русском языке, экзотика, сами понимаете. Она у меня до сих пор лежит где-то в подвале.

— А к оригиналу вы как относитесь, кэрролловской «Алисе»?

— Одна из моих любимых книг. И «Алиса в Зазеркалье», разумеется, тоже. Волшебные, необыкновенные книги. Даже не представляю, насколько сумасшедшими они должны были казаться в свое время. Они на меня очень сильно повлияли — ну как и на любого, кто «Алису» читал. Я всегда любил викторианскую детскую литературу. Например, знаете Джорджа МакДональда? Я обожаю его роман «Лилит». Он, кстати, жил в Гастингсе, неподалеку от меня. Я иногда прогуливаюсь мимо его дома, там висит такая синяя табличка, на которой написано «Дом Джорджа МакДональда».

— Мне всегда казалось, что «Алисе» не хватает какой-то детской невинности, очень уж мозговые книги.

— Я понимаю, о чем вы. Доджсон (реальная фамилия Льюиса Кэрролла. — Прим. ред.) был странным, незаурядным человеком — мне кажется, он пытался таким образом понять детей. Конечно, это совсем не детские книги, хоть они и задумывались как детские. Но в то время вообще было парадоксальное отношение к детям: с одной стороны, покровительственное, с другой — мол, не шумите, проявляйте уважение; все было очень строго. Тогда дети воспринимались как маленькие взрослые. Сейчас этого не хватает.

— Как вы думаете, в вашей музыке, в Current 93 есть невинность?

— Я думаю, что она вся невинная. Я не циник, я люблю мир, людей, которые в нем живут. Взять, например, альбом «All the Pretty Little Horses» — он вообще о нас как детях. Я довольно часто использовал записи звуков с детских площадок, какие-то стишки, сказки. Всегда пытался сохранить детский взгляд на мир. Когда ты ребенок, тебя ничто не оставляет равнодушным. Все кажется красивым, страшным, интересным. Детей легко испугать, легко сделать счастливыми. Конечно, иногда я лежу в кровати вечерами и начинаю чувствовать цинизм или гнев по отношению к кому-то или чему-то, но потом я вспоминаю, что сказал Иисус: «Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное». Мы в Current 93 прекрасно понимаем, чем занимаемся, иногда с насмешкой к себе относимся, можем над собой пошутить — но все равно наша музыка остается невинной.

 

«Oh Coal Black Smith», песня, обычно завершающая концерты Current 93

 

 

— Некоторым людям кажется, что для того, чтобы по-настоящему понять Current 93, нужно разбираться еще во всяких дополнительных штуках — тибетском буддизме, кроулианстве, христианских мистиках и так далее. Будто бы ваше творчество — шифр, который нужно разгадать. Что вы об этом думаете?

— Надеюсь, что это не так, потому что даже я сам во всем этом не разбираюсь! Current 93 энциклопедичны в том смысле, что я пою о своих интересах, о вещах, которые меня трогают. Да, у меня полно отсылок к поэзии, религии, книгам, морским конькам, кошкам — все это вызывает у меня энтузиазм. Но вам не нужно интересовать тем же, чем интересуюсь я. Так же, как не нужно досконально знать историю Англии, чтобы полюбить Шекспира, так же, как не нужно разбираться в российской политике XIX века, чтобы оценить Достоевского. Конечно, я не сравниваю, себя с Шекспиром и Достоевским, но почему мы читаем Достоевского? Почему мы слушаем Current 93? Они нас трогают, волнуют, вот и все. А иначе где бы проходила граница? Может быть, вы не только должны знать все про буддизм, но и любить ту же еду, что и я? Единственное, что нужно, — быть открытым. Когда ты читаешь, слушаешь то, что делают другие люди, ты должен быть открыт тому, как они видят мир. Это не значит, что я хочу объяснить вам, как жить. Я ничего не навязываю. Многие вещи, которые я сочиняю, просто приходят ко мне, транслируются через трещину в голове. Они втекают в меня в виде изображений, цветов, слов. Я просто записываю то, что мне дают. Я даже не вношу каких-то особых исправлений — на некоторых альбомах вообще нет никакой редактуры текстов с моей стороны. Для меня нет разницы между творчеством и жизнью. В конце концов, все, чем Current 93 когда-либо были — это я; песни человека, который просто рассказывает о себе, о том, что он видит вокруг, и о том, как на него это действует.

— Меня еще всегда поражало, что находятся люди, которые считают, что Current 93 — сплошная насмешка, ирония, такая постмодернистская шутка. Знаете таких?

— Серьезно? Никогда не сталкивался с такими людьми. (Смеется.) Многим невдомек, что у меня тоже есть чувство юмора. Они слишком серьезно ко всему относятся. Например, иногда люди подходят ко мне и говорят: «Все, что вы поете о своей вере и Иисусе, — издевательство, потому что вы — телемит». В Current 93 нет издевательства или иронии. Все, что я пишу, говорю — это правда как я ее вижу. Никто из моих друзей, из людей, с которыми я работаю, не скажет, что Current 93 — это насмешка. Если это шутка, то какая-то очень уж затянувшаяся: мы ведь уже почти 30 лет играем. Может быть, если я умру сегодня, на моей могиле напишут: «Дэвид Тибет. 29 лет иронизировал».

 

 

 

«Я считаю, что все, чем занимаются люди, — это так или иначе попытка понять, что у Бога на уме и на душе»

 

 

 

— Помню, когда вы играли в Москве в 2008-м, ходил слух, что те два концерта должны были стать последними для Current 93. Вы правда об этом думали? Вы могли бы взять и перестать играть?

— Мог бы. Но вот вы могли бы перестать брать интервью или пить квас? Конечно, я мог бы — глупо было бы говорить, что я никогда не перестану давать концерты, подразумевалось бы, что я буду их играть и после смерти. С другой стороны, некоторые группы так делают. Например, на разогреве у Guns ’N Roses в Лондоне будут выступать Thin Lizzy. Два основных участника Thin Lizzy — Гэри Мур и Фил Линнот — мертвы, а группа все равно играет. Я молю Господа о том, чтобы никогда не потерять свой энтузиазм, не перестать восхищаться тем, что делают другие люди. Я все время ищу новые впечатления, новые способы постичь Бога. Понимаю, звучит претенциозно, но что поделаешь. Я считаю, что все, чем занимаются люди, — это так или иначе попытка понять, что у Бога на уме и на душе. Если я когда-нибудь зачерствею, начну ходит по кругу, тогда я брошу делать то, что делаю. Как Status Quo. Я обожаю Status Quo, у меня есть почти всех их альбомы. Но они всегда делали одно и тоже — я бы так не смог. «Blue for You» — последний их великий альбом, после него все уже было не то. У меня сейчас одна проблема — нехватка времени. Я играю музыку, рисую картины, учу коптский, собираюсь учить шумерский и аккадский, издаю книги, диски — и почти всем этим занимаюсь в одиночку. Пару месяцев назад я нанял менеджера, но времени все равно не хватает. У меня всегда примерно 30 проектов, многие из которых, к сожалению, я никогда не доведу до конца.

— Визуальная составляющая всегда играла для Current 93 важную роль. Я так понимаю, вы в последнее время очень сконцентрированы на живописи — у вас, например, недавно прошла выставка в Нью-Йорке.

— Меня всегда интересовала живопись. Не скажу при этом, что у меня очень много любимых художников. Современных уж точно совсем мало: в XX веке я люблю Луиса Уэйна, Алистера Кроули и художницу-медиума Мэдж Гилл. Кроме них я люблю религиозное искусство: Эль Греко, Уилльяма Блейка, Кватроченто, русские и коптские иконы. Все ранние обложки Current 93 делал Стивен Стейплтон, который, по-моему, непризнанный гений. Со временем я стал пробовать рисовать сам. Меня никто не учил, но, с другой стороны, на музыкальных инструментах я тоже никогда не учился играть. Сейчас мне интересно совместить музыку с живописью. Я работаю над инсталляцией, в которой к каждой скульптуре и картине будет написана своя песня.

 

Так Current 93 выглядели, когда приезжали в Москву в прошлый раз, в 2010-м

 

 

— Я читал у вас на сайте, что вы собираетесь переиздавать весь бэк-каталог на виниле. И вы искали человека, который 20 лет назад купил у вас фотографию с обложки «Swastikas for Noddy»…

— Мы его, кстати, так и не нашли. Это ведь не вы?

— Нет, к сожалению. Я к чему — у вас какие вообще отношения с поклонниками? Мне кажется, что люди, которые активно собирают ваши диски, должны быть безумцами, — у вас столько всего издано!

— Я их понимаю, знаете, ведь я сам такой же. Взять Ширли Коллинз, например. Она мой друг, но в то же время — музыкант, которого я собираю, как одержимый. У меня есть каждая ее пластинка в нескольких вариантах. Каждый раз, когда я хожу к ней в гости, я прошу ее что-нибудь подписать. Более того, в какой-то момент она подарила мне всю свою коллекцию музыки, так я и ее заставил ее подписать. С книгами у меня то же самое: например, граф Стенбок, чьи книги я переиздаю. Его книги — большая редкость, а у меня каждой по несколько копий, потому что они по-разному подписаны. И если вдруг объявится какая-нибудь его книга с подписью, какой у меня еще нет, — я куплю! Так что, наверное, фанаты Current 93 похожи в этом смысле на меня. Что логично: если они на меня похожи, им должно нравиться то, что я делаю.

— А с кем-нибудь из них вы знакомы лично?

— Некоторые из них даже мои хорошие друзья, Хосе Пачеко, например. У него коллекция Current 93 получше, чем у меня! Я в какой-то момент сдался, потому что выходили всякие пиратские диски и бутлеги, которые я не мог достать. Например, в Польше выходила наша музыка на дискетах, у меня их нет, а у Пачеко есть. Кончилось все тем, что он стал помогать группе — составлять компиляции, например. А вообще я даже на фейсбуке всем стараюсь отвечать. Мне, конечно, очень много людей пишет, но я отвечаю по мере сил. Меня воодушевляет их энтузиазм. Не потому что это тешит мое эго, а потому что они такие же, как я.

— Когда несколько лет назад лейбл «Союз» издавал диски Current 93 в России, вы настояли на том, чтобы текст на коробке — названия песен, альбома, и так далее — был переведен на русский. Почему?

— Я люблю Россию, люблю русских людей, алфавит, литературу. Мне говорили, что некоторые вещи были переведены не совсем точно, но, к сожалению, я не знаю русского, поэтому не мог за этим проследить. Но мне показалось, что это будет уважительно, — русский релиз, русский язык. Разве нет? Вам это показалось глупым?

— Нет, но выглядело необычно.

— Хм. Странно, я думал, это будет достаточно очевидно. Например, если мы будем издаваться в Израиле, я хотел бы, чтобы текст был на иврите.

— У вас во многих песнях присутствует такое ощущение, будто бы вы по чему-то скучаете, вам чего-то или кого-то недостает. По чему вы ностальгируете?

— И по людям, и по местам, и по времени. Есть друзья, по которым я ужасно скучаю — Джон Бэланс или Долли Коллинз. Вообще, я думаю, это все связано с тем, что я родился и рос в Малайзии. Мне там очень нравилось, а потом родители в одночасье отправили меня в Англию в очень, очень, очень плохую школу, где со мной ужасно обращались. Я не виню своих родителей, но Малайзия была для меня раем, а потом этот рай у меня неожиданно отняли — и поместили в место, где происходило много жутких вещей. Кроме того, я еще испытываю тоску по потерянному дому, которая есть у всех людей. Этот потерянный дом, разумеется, — Господь. Мне кажется, это вообще свойственно английской культуре. Что-то подобное есть и у русских, в вашей литературе, — такая тяжелая меланхолия. У Достоевского, Толстого, Гоголя. Такое сумеречное чувство, которое проходит через все их книги.

 

 

 

«Больше всего я ненавижу артхаусное кино. Если что-то в этом мире и сводит меня с ума, так это, бл…дь, артхаусные фильмы»

 

 

 

— Да, я понимаю, о чем вы. Кажется, что-то такое есть у всех ваших любимых писателей — от Артура Мейчена до Джона Мильтона.

— Причем мне кажется, что в какой-нибудь французской или итальянской литературе такого нет, у них свой вкус. Вы не зря про Джона Мильтона сказали, неспроста же «Потерянный рай» — моя любимая книга. Даже название. Мильтон мог бы придумать одно только название, не писать книгу, и это все равно была бы одна из моих любимых книг. А взять того же Луиса Уэйна — это же тоже потерянный рай. Детская литература — потерянный рай. Current 93 — потерянный рай. Но у этого есть обратная сторона: рай будет обретен снова. Мы потеряли рай, но мы туда вернемся.

— Ключевой чертой для Current 93 является репетитивность в музыке и в словах; вы часто повторяете строчки в песнях, ваши песни по большей части строятся вокруг одного простого хода. Откуда это пошло?

— Дело в том, что музыка, которую я люблю, по большей части очень простая. Григорианские хоралы, например, строятся на повторах. Детские стишки, песенки — простота, повторы. Колыбельные — то же самое. Глэм-рок 70-х, Judas Priest, T. Rex, Sweet — простота, повторение. Мне не нравится сложная, атональная музыка, импровизация. Мне нравятся простые, сильные мелодии, более того, мои тексты с ними обычно очень хорошо сочетаются. С фильмами у меня так же. Я не люблю сложные фильмы, я очень быстро теряю интерес. Больше всего я ненавижу артхаусное кино. Если что-то в этом мире и сводит меня с ума, так это, бл…дь, артхаусные фильмы. Все мои друзья смеются надо мной из-за этого. Типа я читаю сложные книги, и люди думают, что я интеллектуал, бла-бла-бла… А потом, когда мы собираемся смотреть кино, я беру DVD и говорю: «Давайте посмотрим «Блондинку в законе!» Тогда друзья говорят мне: «Дэвид, ты смотрел «Блондинку в законе» уже пять раз, уж наверняка ты ее знаешь досконально!» А дело-то в том, что у меня есть такая странная проблема — я часто путаюсь, когда смотрю кино. Например, если героиня в фильме переодевается или, хуже того, меняет прическу или цвет волос, — я думаю, что это уже другой человек. Люди не любят ходить со мной в кино, потому что посередине фильма я спрашиваю: «А это кто?» Как-то раз я смотрел фильм, там была сцена, где мужчина занимался со своей женой любовью. Они выглядели так, как будто очень любят друг друга. Потом, через пару минут была монтажная склейка, я повернулся к своему соседу и сказал: «Какой кошмар! Этот парень говорил своей жене, что любит ее, а теперь в постели с другой женщиной, а его жена только что ушла!» Оказалось, что это та же самая женщина, просто она сходила в душ, у нее были мокрые волосы, на ней было надето что-то другое. А я запутался. Поэтому я не люблю джаз. Знаете, иногда заходишь в кафе, а там играет какой-нибудь джаз. Я ухожу через час и я не уверен, это та же самая песня играет или другая. Или это та же самая песня, просто они поставили ее заново? Весь джаз для меня — как одна длинная песня.

 

«A Sadness Song», одна из самых известных песен Current 93 и яркий пример той самой репетитивности

 

— У вас когда-нибудь были проблемы с католической церковью из-за вашей музыки?

— Не было. Но я не совсем католик, меня скорее интересует католицизм. Я редко хожу в церковь, несколько раз в год. То есть я католик, но одновременно и много кто еще. У меня никогда не было проблем с церковью. Ни у меня, ни у кого из группы, ни у моих друзей никогда не было проблем с церковью или с какими-то религиозными организациями. Я знаю, вы меня хотите спросить про Pussy Riot, да?

— Вы угадали. Ну и про то, как церковь и искусство вообще могут взаимодействовать.

— Ну тут все просто. Я читал про них в газетах, то, что с ними произошло, — полное безумие. Они очень смелые женщины, и то, как церковь себя ведет, — это позор. Но церковь как институт, как организация, далека от Христа. Католическая, православная, англиканская — любая. Конечно, это не значит, что все люди в церкви — плохие; наоборот, когда они делают хорошие вещи — кормят бедных, лечат больных, — это и есть Господь в действии. Когда же церковь объединяется с властью, это против Бога. Вот и все. Я не понимаю, что такое богохульство. Бога не волнуют такие вещи, они не наносят ему вреда. Так что даже если мы находим что-то глупым, плохо сделанным, оскорбительным, — это наша проблема.

— Вы смотрите видео с котиками в интернете?

— Конечно! Но только те, которые мне друзья присылают. У самого у меня нет времени их искать. Я люблю их. Я люблю все, что связано с кошками. Кроме разве что того, что они умирают. Но в то же время это просто смерть — а значит, мы с ними еще увидимся. Когда обретем свой потерянный рай.

 

Current 93 выступят в ближайший вторник, 10 апреля, в питерском «Главклубе» и в среду, 11 апреля, в московских «16 тоннах»

Комментарии

Ваш комментарий

strong em del
a

Действительно удалить?

  • прекрасное интервью

  • Когда же церковь объединяется с властью, это против Бога. Вот и все. Я не понимаю, что такое богохульство. Бога не волнуют такие вещи, они не наносят ему вреда. Так что даже если мы находим что-то глупым, плохо сделанным, оскорбительным, — это наша проблема.
    ППКС

  • шикарный просто

  • одно из лучших интервью, что я когда-либо читал.. это ж надо так разговорить человека, чтобы он признался в любви к Блондинке в законе и котикам

Комментировать

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться

Один из основателей современной теории выбора, Фуад Алескеров, рассказал «Афише Daily», почему так... Читать дальше

Ничего особенного, просто производство резиновых женщин. ... Читать дальше

Никто не любит возиться с клеем для накладных ресниц, но магнит — это уже слишком. Или нет? ... Читать дальше

Это новая волна производства роботов, которые ориентированы на потребителя — или «дружественны» ему.... Читать дальше

Компания «Мерседес-Бенц» предлагает уникальные однодневные туристические программы, участвуя в... Читать дальше

Нужно было просто подобрать правильные очки. ... Читать дальше

Фиктивные браки, молитва как способ «стать нормальным» и двойная жизнь — «Афиша Daily» поговорила с... Читать дальше

Первый миллион в 18 лет, свадьба в 17 и двадцатилетний режиссер: вдохновившись рекламной кампанией... Читать дальше